На своих занятиях со старшеклас­сниками в последние полтора года мы осваиваем такой вид искусства, как перформанс, который, на мой взгляд, дает возможность достичь этих целей. Перформанс - это форма современного искусства в реальном времени и пространстве нашей жизни, и предмет ее - отношения художника и зрителя. Принципиальных отличий от театральных и других видов представлений два.
Первое: каждый находящийся в пространстве является участником перформанса - он не может быть просто зрителем, наблюдателем или же постановщиком, не принимающим участия в происходящем.
Второе: в перформансе и люди, и действия равны самим себе. То есть я - это я, Александр Демахин, учитель мировой художественной культуры, и я не делаю вид, что я Гамлет или травинка. Что касается действия, то, например, если мне нужно, чтобы у человека, режущего лук, полились слезы, у меня есть только один вариант: чтобы он резал его на протяжении такого времени, пока они физически не потекут (в то время как в театре это можно решить, например, с помощью жестов или пластики). Другими словами, перформанс - о подлинности.
Но при этом из равных самим себе действий равных самим себе людей в реальном времени и пространстве должно получиться целое, имеющее образное значение. Поэтому подготовка перформанса, по сути, представляет собой формулирование четких правил, за счет соблюдения которых как перформерами, так и пришедшими извне участниками и будет решена эта задача.
Так, например, один из недавних перформансов Марины Абрамович (ее называют бабушкой современного перформанса, она начинала заниматься ими еще в 1970‑е) «В присутствии художника» был на первый взгляд очень простым. Художница сидела на стуле, перед ней стоял небольшой столик, а напротив - еще один стул. На этот стул мог сесть любой «зритель» и провести на нем ровно минуту. В течение этой минуты они оба должны были смотреть друг на друга, не отрывая глаз, при этом нельзя было разговаривать или делать те или иные движения, только контакт глазами. Устроители перформанса (а дело было в Нью-Йорке) сомневались в его успехе, однако очередь из желающих принять в нем участие превзошла все их ожидания. Оказалось, что для жителей огромного мегаполиса возможность этой «чистой минуты» была значимым чувственным опытом.
Один из самых известных и провокативных перформансов Абрамович под названием «Ритм 0» состоялся еще в 1970‑х. Художница присутствовала в помещении вместе с целым рядом предметов - от безобидных (таких, как цветы) до способных нанести физический ущерб (ножницы, ножи и даже пистолет). Пришедшие могли делать с помощью этих предметов с художницей все что пожелают, остановить их она могла только в случае угрозы своей жизни. И спустя 6 часов ей пришлось остановить перформанс: оказалось, что граница жестокости в людях в случае отсутствия запретов снимается довольно быстро.
Конечно, в образовательной ситуации я не предлагаю таких экстремальных проб. Главное для меня, что перформанс дает возможность организовать ситуацию, в которой опыт происходит с людьми здесь и сейчас, зависит от них (а не как на многих, даже самых «инновационных» уроках, целиком запрограммирована педагогом) и затрагивает их личностно. Мои старшеклассники во время рефлексии по окончании прошлого учебного года именно перформансы, подготовленные ими, отметили как наиболее значимые события нашего курса.
Основной ход состоит в том, чтобы, выделив механизм, принцип того или иного течения в искусстве или художника, реализовать его в перформансе. Не иллюстрировать сами картины, а именно перевести механизм на язык другого, современного, искусства (в скобках замечу, сделав его при этом личностно значимым).
Так, например, делая перформанс по импрессионизму и определив его механизм как живую передачу впечатления, группа из 9 перформеров, сев в линию и поставив напротив 9 пустых стульев, предложила 9 участникам-зрителям раз в 30 секунд пересаживаться со стула на стул по порядку, и в получившихся парах участники делились впечатлениями друг о друге. Сам пройдя эту «линию искренности», я поймал себя на том, что такой концентрации непосредственного и честного контакта за 5 минут я давно не испытывал в эпоху мессенджеров и прочих средств связи.
Или вот наш совсем недавний перформативный опыт, связанный с поэзией модернизма. Каждому предлагалось выучить к занятию одно стихотворение поэта-модерниста. И в течение занятия общаться можно было только словами или фразами из своего стихотворения (исключение составляли только появлявшиеся на экране темы и вопросы для общения, но, что принципиально важно, они не произносились вслух). Оказалось, что поговорить можно о том, одинок ли ты, веришь ли в Бога, есть ли смысл в жизни и в чем он, можно вступить в диалог или в общую беседу, и для этого не нужно лишних слов.
Интересными были и перформансы по искусству романтизма, один из которых позволил чувственно просуществовать в ситуации складывания целого из хаотических обрывков действительности - движений тела, световых всполохов, а другой - отследить работу собственного восприятия при одновременном существовании в пространстве нескольких разнородных источников информации и образов.
Отнюдь не все считают перформанс искусством: есть и те, кому кажется это шарлатанством по сравнению с традиционным искусством. Конечно, среди перформансов есть произведения различной степени художественности и таланта (как, впрочем, и в «классических» видах искусства). Но в данном случае я веду речь о перформансе именно как об образовательном инструменте. И здесь, как мне кажется, выигрышно как раз то, что делает уязвимыми перформативные практики в глазах традиционалистов от искусства: для создания перформанса не нужно обладать специальными профессиональными навыками, но нужно образно мыслить и не бояться быть собой.
Перформанс в принципе это о достижении контакта с другими, об общении, которое сегодня является, на мой взгляд, главной образовательной ценностью. И значимо оно не только на занятиях по искусству, но во всех проявлениях школьной жизни. А что касается новых форм… Как там у Чехова: «Я все больше и больше прихожу к убеждению, что дело не в старых и не в новых формах, а в том, что человек пишет, не думая ни о каких формах, пишет, потому что это свободно льется из его души».

​Александр ДЕМАХИН, победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2012