- Всеволод Анатольевич, как понять, что тот или иной ребенок склонен к суициду?
- Это сложный вопрос. Большое количество суицидальных случаев трудно предсказать, они случаются с детьми разного стиля поведения. Это может быть и блестящий ребенок, который делает невероятные успехи, и отстающий школьник. Единой картины нет. В науке предпринимаются меры высокотехнологичного характера, благодаря которым когда-нибудь мы сможем предсказывать суицидальное поведение. Тут надо понимать, что ключевой элемент современной суицидологии - концепция стресс-диатеза, то есть сочетание генетической предрасположенности и воздействия среды. Подростки испытывают большое количество стрессовых ситуаций. Но почему одни из них при этом готовы лишить себя жизни, а другие нет? Это вопрос будущего, причем не такого далекого, я думаю. Накопление генетической информации идет невероятными темпами, секвенировано 200 млн геномов человека. Будущее превентивной медицины лежит в этой плоскости. Когда-нибудь человек будет сдавать некий набор тестов (биологических, психофизиологических, генетических), результаты которых специалисты смогут сопоставить с огромной базой данных и высказать свои предположения.
- Можно ли будет делать прогнозы уже с момента рождения человека?
- Вряд ли, потому что генетические факторы могут менять свою функцию в зависимости от того, как проходил процесс взросления человека и становления его личности, как его гены взаимодействовали с окружающей средой. Это сложная схема: одного полиморфизма генов или какой-либо другой особенности недостаточно.
- А что можно делать сейчас?
- В современной суицидологии существует теория Джойнера, согласно которой на склонность к самоубийству влияют три фактора. Первый - ощущение себя обузой для ближайшего окружения, второй - оторванность от среды, как следствие заброшенность, одиночество. Характерный пример последнего: ребенок переезжает из одного города в другой, меняет школу, и у него не получается выстроить благоприятные отношения с новыми одноклассниками, происходит ситуация разрыва с группой. И третий фактор - приобретенная сниженная чувствительность к боли, склонность к самоповреждающим действиям. Наблюдая за поведением подростка, мы можем обращать внимание на эти факторы и, в частности, на то, нет ли у него привычки расчесывать себя, наносить себе шрамы или порезы. За этим нужно следить.
- А вот то, что сейчас так модно набивать татуировки, можно к этому отнести?
- Это естественный вопрос, любое повреждение тела связано со стрессом и может быть признаком того, что человек способен нанести себе урон. Эта симптоматика - еще один кирпичик в мозаике подталкивающих к суициду событий. Когда у ребенка слишком много пирсинга, татуировок и шрамов, это вызывает опасения. Если смотреть на проблему шире, то также можно создавать специальные программы для детей, направленные на выявление тех или иных проблем психического здоровья, например депрессивных переживаний, аффективных расстройств или антисоциальных проявлений. Ведь суицидальность тесно с ними переплетена. Если мы проведем скрининг подростков на предмет нарушений психического здоровья, в который включим косвенные вопросы об их взаимоотношениях с близкими, трудностях в разных сферах жизни, понимании стресса, режиме сна и отдыха, зависимости от интернет-ресурсов, смысле жизни, то сможем составить впечатление о степени риска. Когда мы проводили подобные опросы, нас поразило, что около 40% детей 14-15 лет считают, что жизнь не имеет смысла.
- Склонность к суициду - это всегда отклонение в психическом здоровье человека?
- Возможно все что угодно. Но факторы, связанные со здоровьем, влияют в первую очередь. И речь идет и о психическом, и о соматическом здоровье. Тяжело больные дети с плохими прогнозами часто тоже склонны к суициду. Суицидальные проявления статистически чаще связаны с психическими нарушениями, поскольку все изменения в психике очень динамичны. В какой-то момент мы можем не заметить проблемы, потому что она не носила устойчивого характера. Но очередное ее проявление может совпасть с каким-то жизненным кризисом, и тогда случится непоправимое. Кроме того, надо разбираться в психологии каждого подростка, у которого не сформирована идентичность личности и который постоянно находится в поиске. Это приводит к конфликтам и столкновениям с другими людьми, фрустрациям и депрессиям. Особенно сейчас, когда все эти конфликты и фрустрации хотелось бы сохранить в тайне, но они неожиданно становятся достоянием огромного количества людей. Мы привыкли думать, что дети - это благополучная часть общества. Трудно представить, что среди подростков проблем психического здоровья больше, чем среди людей зрелого возраста. На самом деле многие дети по интенсивности внутренних переживаний имеют больше проблем, чем взрослые люди, которые уже прошли стадию взросления, преодолели страхи, встали на какой-то путь.
- И у них уже сформировался мозг…
- Да, современные методы нейровизуализации позволили детальнейшим образом изучить то, как формируется мозг человека. Раньше считалось, что человек в 18 лет полностью в биологическом смысле сформирован. Но процесс созревания разных отделов мозга происходит в разном темпе. Те отделы, которые отвечают за эмоциональную жизнь и моторные функции, развиваются быстро и линейно. Поэтому подростки очень активны, энергичны и эмоциональны. А вот лобные доли мозга (то есть все, что связано с когнитивным контролем, интеллектуальной оценкой, планированием и представляет собой эволюционное достижение человеческого мозга) созревают ближе к 25 годам. У подростков ослаблен когнитивный контроль, поэтому они не в состоянии оценить последствия своих поступков. Считается, что где-то до 13 лет у них нет полного понимания смерти. Они все равно это где-то трактуют как возможность заснуть, а потом проснуться. Вот эти биологические механизмы тоже вносят свой вклад. Свою роль играют и поведенческие факторы, среди них - склонность к риску, импульсивность. Подростки чаще взрослых передвигаются, зацепившись за троллейбус или на мотороллере без шлема. Еще один важный момент - копинг-стратегия, то есть способность преодолевать стресс. Одни подростки, если у них возникла проблема со сверстниками или учителем, обращаются к родителям, обсуждают ее с ними. Другие этого не делают, они считают, что сами должны справиться с проблемой, в силу разных убеждений, во многом дисфункциональных.
- Когда знакомые рассказывали мне о случаях самоубийств под влиянием групп смерти в Интернете, я вспоминала себя в подростковом возрасте и не могла представить, чтобы кто-то смог на меня таким образом повлиять…
- Вы недооцениваете манипулятивность этих техник, которые могут подтолкнуть уязвимых и внушаемых подростков. Но я не хотел бы об этом говорить, это отдельная тема. И хотя процент этих случаев в общей статистике суицидов не так велик, но сила их воздействия большая. Это наводит страх на родителей, учителей и общество.
- Но связано ли это еще и с какими-либо особенностями современных подростков?
- Свою роль играет и современный ультралиберальный подход к воспитанию, который делает положение подростка еще более неопределенным. Подростку нужны четкие ориентиры и цели, хорошо, если их ему могут предложить в семье и школе. В советской школе были некие стандарты поведения, ребенку объясняли, что в жизни важно, что нужно уметь. Сегодня распространена точка зрения, согласно которой подростка надо оставить в покое. А в западной психологии и даже психофизиологии пытаются продлить подростковый возраст до 24 лет, потому что якобы человек еще ничего не понимает вплоть до того, что не знает, мальчик он или девочка. Все сдвигается вправо, первые дети рождаются после 30 лет, возникает противоречие с биологической природой. Кроме того, постмодернистский дискурс, отсутствие центральности, однозначности часто подаются как свобода личности. Свобода личности - это важно, но именно сейчас, когда все в мире происходит с огромной скоростью, никто не понимает, что будет дальше, опасно впадать в крайность. Если человек не чувствует своих корней, не имеет основ, у него возникает тревога. Общество потребления стимулирует у ребенка неоправданные ожидания от будущего. Ему говорят: «Делай так, как чувствуешь, будь свободным, раскрепощенным, и все получится». Но не всегда так, у кого-то не получится, как бы он ни старался. А когда мечты и желания не сбываются, возникает фрустрация. Поэтому воспитание ребенка в условиях самоограничения и саморегуляции - это тоже важнейший фактор, который может защитить его от суицидальных мыслей.
Семья в современном мире порой играет амбивалентную роль, становится неустойчивым институтом: пропагандируется смена партнеров каждые 6-7 лет с поддержанием отношений между бывшими супругами. У нас эта концепция еще не приобрела популярности, но в США уже работает. Это также создает неблагоприятную обстановку для детей.
Моя студентка-дипломница проводила исследование, во время которого опрашивала в том числе молодых людей, которые пытались совершить самоубийство. Выяснилось, что наряду с такими эмоциями, как печаль, фрустрация, стыд, у многих из них проявилось отвращение. Сначала это нас удивило, но потом я стал в этом разбираться и понял, что, когда окружающая действительность вызывает отвращение у человека, возрастает риск самоубийства.
- В каком возрасте дети чаще решаются на самоубийство?
- Среди детей до 14 лет процент завершенных суицидов невелик, наибольшее количество случаев приходится на возраст полового созревания. Если говорить об общей статистике самоубийств в России, то самый высокий уровень самоубийств среди людей 45-50 лет, следующий пик в 65 лет. Но усредненные цифры не дают полной информации о ситуации в целом по стране. В столицах, например, показатели на тысячу человек гораздо ниже, чем в таких регионах, как Республика Бурятия, Удмуртия, Хакасия, Алтай, Саха (Якутия), Еврейская автономная область, Забайкальский край, где коэффициент подобных смертей среди людей всех возрастов зашкаливает. Большинство этих регионов обладает своей традиционной национальной культурой, которая испытывает давление глобальной культуры. Конфликт приобретает остроту и внутри семей: родители еще живут по традициям, а молодежь находится под влиянием современных тенденций.
- Какие существуют меры профилактики самоубийств?
- Их много, но в первую очередь это благополучие и традиционность, устойчивость семьи. Второй момент - общая экологическая ситуация: правильное питание, здоровый сон, активный образ жизни, полезные занятия, адекватное использование гаджетов. Чем более ребенок вовлечен в различные социальные структуры, тем меньше риск суицида.
- Что может сделать учитель в обычной школе?
- Обычный учитель мог бы поговорить с детьми как взрослый и понимающий человек о том, как справляться со стрессами, рассказать, отчего возникают разные психические расстройства, и подсказать, как справляться с этими ситуациями, к кому обращаться. Но к этому разговору учителю нужно подготовиться, стоит изучить тему психологического здоровья. В некоторых случаях одному учителю не справиться. У нас в СПбГУ проводится курс повышения квалификации для психологов по подростковым суицидам, его могли бы пройти школьные психологи. Но, к сожалению, запросов из образовательных учреждений пока не было. Вот рядом маленькая страна Швеция, там при Каролинском университете есть Центр суицидологических исследований и превенций, который активно организует для школ курсы. Это позволило уменьшить количество суицидов в стране.
Самоубийство - слишком сложное явление. Как сказал философ Альберт Камю, «есть только лишь одна по-настоящему философская проблема - проблема самоубийства. Решить, стоит ли жизнь того, чтобы ее прожить, значит, ответить на фундаментальный вопрос философии». И главная наша задача - обеспечить ребенку осмысленность существования, это первый шаг, который удерживает на этом свете.