По большому счету, в фильме, поставленном в жанре фантастической комедии, рассказывается о том, насколько важно вовремя определиться с выбором будущей профессии. К сожалению, даже спустя 34 года после выхода картины в прокат у нас так и не смогли изобрести ничего, подобного чудо-прибору. Однако профориентация как таковая проводится, более того совсем недавно министр просвещения Ольга Васильева, выступая на форуме «ПроеКТОриЯ» в Ярославле, заявила, что этим необходимо заниматься системно и повсеместно, начиная с 6‑го класса. «​Я глубоко убеждена, что ранняя профориентация, о которой говорил наш президент, должна быть, - сказала она. - И я абсолютно согласна, что каждый директор может определить то количество часов и времени и, самое главное, тех партнеров, которых можно приглашать в школы, с которыми можно общаться и помогать ребятам найти себя».
Но что мы имеем, так сказать, по факту? Как сегодня на местах решается проблема профориентации, кто этим занимается?
- У нас в школе профориентационная работа проходит в рамках профильных классов - химико-биологического и историко-общественного, - рассказала Бэлла Гасанбекова, ученица 10‑го класса школы №10, Избербаш, Республика Дагестан. - И если дети идут туда, уже понятно, какие науки и какие профессии их интересуют. Я, правда, еще не совсем определилась, но планирую поступать в медицинский вуз. В этом большую роль сыграла моя учительница биологии, которая еще с 5‑го класса так преподавала, что я полюбила этот предмет.
- На уроке информатики мы проходим разные тесты, в том числе и профориентационные, - сообщила Екатерина Нешатаева, ученица 9‑го класса Урской школы, поселок Урск, Гурьевский район, Кемеровская область. - Правда, в большинстве случаев это происходит по желанию, хотя, мне кажется, хорошо бы тестирование пройти всем. Плюс ко всему, наш классный руководитель рассказывает нам на классных часах о разных профессиях. Профилей у нас в школе нет, поэтому каждый волен выбирать что угодно. Мне вот, например, нравятся химия, биология и математика, потому что по этим предметам хорошие учителя. Хотелось бы поступить в медицинский, но пока не уверена.
- Профориентация у нас проходит так: к нам в школу приходят люди из центра занятости, раздают анкеты, мы их заполняем и подсчитываем баллы, а потом смотрим, какая профессия нам больше всего подходит, - поделился информацией Алексей Бушенев, ученик 9‑го класса школы №16, Нижнекамск, Республика Татарстан. - В самой же школе этим никто не занимается, профилей у нас нет, все классы общеобразовательные. Я сам хочу поступить в педагогический, мне нравятся русский язык и математика, их хорошо преподают.
- Нам в школе иногда рассказывают о разных профессиях, но главный упор делается на посещение различных вузов города, - рассказал Александр Кадничанский, ученик 11‑го класса школы №16, Благовещенск, Амурская область. - И вот там об этом говорят много и подробно, для всех учащихся разных школ. Говорят и о новых профессиях, и о старых.
По словам Яна Мелькова, заместителя директора школы-интерната №21 компании РЖД, поселок Танхой, Республика Бурятия, его школа, как и другие подведомственные компании образовательные организации, находится в поиске эффективных моделей профориентации.
- У нас есть детские железные дороги, кружки и секции, на которых мы также изучаем направления деятельности, тем не менее у нас тоже есть проблемы с ориентацией на поступление детей в профильные вузы и приходом в отрасль молодых специалистов, - отметил он. - Компания тратит значительные средства на содержание своих школ, и ей важно, чтобы была какая-то отдача. На сегодняшний день мы практикуем брифинги - приглашаем молодых и успешных сотрудников, которые рассказывают школьникам о профессии плюс помогают им организовывать проектную деятельность. Для детей ситуация успеха играет очень важную роль в самоопределении. А еще наша задача - объяснить детям, что спектр специальностей достаточно широк, чтобы каждому нашлось в нем что-то по душе.
Когда Кристина Максименко, студентка 2‑го курса Российского государственного социального университета, еще училась в школе, профориентацией там занимался психолог, который проводил специальное тестирование, возил детей в различные вузы, на дни открытых дверей, где им рассказывали о разных профессиях.
- Но мы и сами искали информацию в Сети, на сайтах вузов, - вспоминает девушка. - У нас в школе были классы социально-экономического и физико-математического профиля. Это формально тоже можно считать ориентацией на профессию, через предмет. Хотя наши учителя старались просто давать знания в рамках своей дисциплины без особого стремления зацепить нас какой-либо одной профессией или группой профессий. Они отвечали только на те вопросы, которые мы им задавали. А кем стать, я поняла уже в 13 лет благодаря поездке в детский лагерь. Я смотрела на своих вожатых и понимала, что хочу тоже работать с детьми, готовить лидеров. В итоге пошла учиться на специалиста по работе с молодежью. И пока не разочаровалась!
Екатерина Марцинкевич, ассистент кафедры физической химии Российского технологического университета, в свое время окончила ульяновскую школу №63, но системы профориентации как таковой там не существовало.
- Все сводилось только к тому, что каждый педагог иногда что-нибудь рассказывал о той или иной специальности, о том, как они сами выбрали профессию, - вспоминает преподаватель. - Моя учительница химии очень любила свой предмет и давала много дополнительной информации о том, какие химики вообще бывают. И это повлияло на мой выбор жизненного пути. А всевозможные ссылки на опыт родителей и родственников с их профессиями не сыграли никакой роли.
Нередко дети выбирают профессию и вуз, руководствуясь довольно странной логикой. При этом учиться они могут вполне успешно. Однако перспективы при таком подходе нередко бывают весьма туманными.
- Я окончила Ярославский государственный технический университет, - говорит Ксения Помыканова, безработная, волонтер форума «ПроеКТОриЯ». - Когда училась в школе №16 Ярославля, нам о разных профессиях рассказывали в самых общих чертах, на классных часах, да и то изредка. После 9‑го класса были два профиля - социально-гуманитарный и физико-химический, кто хотел стать химиком или психологом, знал, какой из них выбрать. Но не более того. Профессионального тестирования в любой форме я не припомню. А вуз я выбрала только потому, что в тот год на отделении экологии надо было сдавать физику, а я ее хорошо знала благодаря нашим преподавателям. Отучилась сначала на бакалавриате, потом в магистратуре, нисколько не жалею, занималась научной работой, ездила на разные форумы, даже получила патент. Но теперь, увы, безработная…
Как можно убедиться, какого-то единого подхода, общепринятой эффективной методики профориентации не существует, каждый решает эту проблему по-своему, исходя из собственного представления о прекрасном и полезном. Впрочем, убежден ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, это абсолютно нормально.
- Однозначного ответа нет и быть не может, - считает он, - каждая отдельно взятая практика уникальна и пригодна для решения каких-либо своих задач, поскольку направлена на те или иные конкретные профессии. Одно дело - ориентировать на медицину, другое - на журналистику, космос, военное дело. Не надо искать универсальные практики, нужно уметь применять в различных условиях самые разные подходы, но попутно изучать тот опыт, который кому-то принес успех. Поэтому мероприятия, подобные форуму «ПроеКТОриЯ», так важны, ведь здесь сконцентрированы наработки самых разных образовательных организаций со всей страны, и ребята имеют возможность попробовать себя в роли исследователя, организатора, лаборанта, инженера, социолога, эколога и так далее.
Тем не менее, уверен Ярослав Иванович, не стоит всю профориентационную работу сваливать только на школу.
- Школа никому и ничего не должна в этом плане, - категорично заявил ректор ВШЭ, - ее задача - реализовать образовательную программу в установленном объеме, а если вуз или колледж хотят рекрутировать к себе самых сильных учеников, то добро пожаловать, пусть они это и делают. Профессий слишком много, они слишком специфичны, и не надо обязывать школьного учителя рассказывать о том, чего он не знает и не может знать на уровне, достаточном для возбуждения интереса к тому или иному роду занятий. Так пусть этим занимаются те, кто такими знаниями обладает. Почему-то также считается, что семья играет тут очень важную роль. На самом деле, по моим данным, семья занимается этим лишь в малой степени, то есть не более 10% родителей всерьез работают над тем, чтобы рассказать своим детям о тех или иных профессиях, познакомить их с их представителями, свозить на экскурсию на производство. У нас по-прежнему считается, что традиции - это когда семья делегирует свои полномочия школе, или когда папа, который окончил, скажем, Бауманку, убежден, что его ребенок тоже должен окончить именно этот вуз. Скажем так, не самый худший вариант, но он не связан с самостоятельным поиском вариантов развития жизненной траектории своего ребенка. Семьи не особо стремятся инвестировать в то, чтобы их дети получили максимальное представление о том или ином роде занятий и о том, какие для этого нужны компетенции. Сейчас это пытается взять на себя государство, в частности, на примере того же форума «ПроеКТОриЯ», это серьезный государственный проект, который затрагивает сотни и тысячи школьников. И, я уверен, для большинства из них участие в форуме станет хорошим стимулом к осмысленному выбору профессии.
…Ученый из уже упомянутого фильма «Как стать счастливым», так и не встретив понимания взрослых, уезжает в маленький провинциальный городок Лесогорск и устраивается простым учителем. А через 10 лет внезапно выясняется, что его выпускники добиваются потрясающих успехов, побеждают в международных конкурсах, становятся выдающимися спортсменами, модельерами, слесарями, парикмахерами. И все это, конечно же, только потому, что они занимаются своим делом.
Думается, что любая система профориентации, кем бы она ни была реализована, должна помочь каждому ребенку найти именно ту профессию, которая ему «показана».