Иначе и быть не могло, ибо школьное образование по природе своей достаточно консервативная инерционная система. В этом одновременно коренятся ее достоинства и недостатки. К примеру, наличие калькуляторов позволяет не запоминать таблицу умножения, а текстовый редактор в компьютере - «не заморачиваться» (выражение современных подростков) запоминанием правил орфографии и пунктуации. Но школа, что правильно, с героическим упорством требует от своих учеников, преодолевая их сопротивление, этих «архаичных» знаний.
Но в последние годы бег времени ускорился невероятно. Нынче даже дошкольники работают с 3D-ручками, занимаясь прототипированием, учащиеся начальной школы с удовольствием работают с робототехникой: на дворе XXI век - успевай поворачиваться. Все эти новшества никак не отменяют обучение математике и грамоте. Должен сказать, что пока совмещать решение традиционных и инновационных задач удавалось. Доказательством являются независимые международные рейтинги (PISA), где наши учащиеся начальной школы опережают своих ровесников в развитых западных странах. Произошло это благодаря постепенному внедрению ФГОС. ФГОС - это федеральный государственный образовательный стандарт. На эту работу ушло более пяти лет. Казалось бы, начатую работу необходимо спокойно продолжать. Но не тут-то было.
Внезапно на головы детей и учителей вместо успешно внедряемого ФГОС решили обрушить новый наскоро слепленный стандарт содержания образования, авторы которого не имеют ни малейшего представления ни о реальных возможностях детей, ни о тех конкретных условиях, в которых существует современная российская школа. Оставим за скобками, какие коммерческие или иные посторонние корыстные интересы стоят за этим безграмотным путаным документом, занимающим 368(!) страниц. Но авторы явно перестарались не только в объеме, но и в супертребованиях.
Судите сами. Начнем с условий реализации ФГОС, которые прописаны в документе. Позиция крайне опасная, поскольку документ имеет законодательную силу. Дело в том, что несоблюдение условий реализации стандарта приводит к отказу школе в выдаче лицензии на образовательную деятельность, что жестко контролируется проверяющими инстанциями, включая прокуратуру. Так, например, мне, директору, ведущему образовательную деятельность не только в обычной школе, но и на базе клиники, где лежат дети с онкологическими заболеваниями, пришлось долго доказывать, что отсутствие спортивного зала для детей, прикованных к постели, не является основанием для отказа в их обучении. В новом стандарте четко перечисляются материально-технические условия, необходимые для преподавания физической культуры:
- спортивный зал;
- помещения для индивидуальных и групповых тренировок;
- помещения для содержания, обслуживания и ремонта спортивного оборудования;
- тренажерный зал;
- стадион.
В крупной московской школе все это есть. Но надо жить, как сказал поэт, «под собою не чуя страны», чтобы не иметь представления о том, что очень многие школы до сих пор не имеют не только помещений для ремонта спортивного оборудования, но и просто спортивных залов. Разумеется, и эти школы будут как-то обучать детей физкультуре. Но при этом директора станут регулярно получать грозные предписания и платить штрафы за невыполнение условий реализации стандарта.
Столь же абсурдными выглядят материально-технические условия для занятий искусством:
- концертный зал;
- помещения для репетиций;
- помещения для содержания, обслуживания и ремонта музыкальных инструментов;
- хоровые классы, классы, оборудованные специальными станками.
Остается лишь посочувствовать тем школам, включая сельские (а их большинство в стране), ученики которых не получат законного права ставить школьные спектакли.
Переведем дух и остановимся на перечислении фантазий, выдвигаемых авторами стандартов в качестве нормативных требований.
Гораздо опаснее выглядят требования к результатам освоения учебных предметов, которые также четко прописаны в документе. Так, например, в результате изучения иностранного языка в начальной школе дети должны освоить пять тысяч лексических единиц. И это при двух часах в неделю, отводимых на этот предмет.
Еще более «трогательно» выглядят требования к результатам предмета «Изобразительное искусство». Дети, оказывается, должны освоить:
- модуль «Декоративно-прикладное искусство»;
- графический дизайн;
- модуль «Скульптура».
Завершает все это пиршество фантазий модуль «Азбука цифровой графики». Кому же придется заниматься столь бурным развитием детишек? Обычному учителю начальной школы, не имеющему специальной подготовки. Ему в мгновение ока предстоит стать искусствоведом, дизайнером и графиком. Добавим к этому, что на изучение изобразительного искусства в начальной школе выделяется всего один (!) час в неделю. Существующие санитарные нормы запрещают перегружать маленьких детей.
Теперь рассмотрим требования к результатам обучения младших школьников математике. Они также явно завышены, что является следствием механической склейки двух разных подходов к изучению математики в начальной школе, базирующихся на разных принципах: традиционном и развивающем обучении. Между тем в настоящее время школа может позволить себе выбрать лишь один бесплатный учебник - М.И.Моро (традиционный подход) или Л.Г.Петерсон (развивающее обучение). Предложенный авторами стандартов «гибридный» подход приводит к путанице и дезориентации как учителей, так и детей. Допустим, школа приобрела учебник М.И.Моро, но тогда наблюдается системный сбой в изучении математики с первого по четвертый класс включительно. Конкретно это выглядит следующим образом.
Дополнение к требованиям по математике. Критические замечания. Механический перенос требований к сформированности умений из учебника Л.Г.Петерсон в учебник М.И.Моро невозможен и по причине приобретения образовательной организацией только одного бесплатного учебника, а не двух и более.
1‑й класс:
    Счет двойками, пятерками, разбиение четного числа в пределах 20 пополам - требование учебника Л.Г.Петерсон, а не М.И.Моро.
2‑й класс:
    Переместительные свойства ум­но­же­ния иллюстрировать на клетчатой бумаге не обязательно.
    Использование при решении задач единицы стоимости копейки - анахронизм. (Может быть использовано для ознакомления как денежной единицы.)
    Выполнять прикидку и оценку результата измерений возможно при изучении материала из учебника Л.Г.Петерсон.
    Определять математические закономерности, делать логические рассуждения и выводы, использовать столбчатые диаграммы возможно только в учебниках Л.Г.Петерсон.
3‑й класс:
    Проверки результатов вычислений, в том числе с помощью калькулятора, нет ни в одном учебнике. Возможно знакомство с данным техническим устройством.
    В учебнике М.И.Моро (программа «Школы России») нет упражнений, заданий и прочего учебного материала на распознавание и конструирование верных (истинных) и неверных (ложных) утверждений со словами «все», «некоторый», «каждый», а также на построение логических рассуждений с использованием изученных связок.
    Структурировать информацию, заполнять простейшие таблицы по образцу возможно по учебнику М.И.Моро и Л.Г.Петерсон, а достраивать столбчатые диаграммы, дополнять чертежи данными возможно, обучаясь по учебнику Л.Г.Петерсон.
4‑й класс:
    Решать текстовые задачи в несколько действий, выбирать при решении подходящие способы вычисления, сочетая устные и письменные, оценивать полученный результат по критериям: достоверность, реальность - умение, формируемое с использованием учебника Л.Г.Петерсон.
Все эти замечания могут показаться мелочами и придирками, но только не профессионалу, твердо стоящему на земной школьной почве. Вот уж воистину гладко было на бумаге, но забыли про овраги.
Несколько лучше обстоит дело с требованиями к результатам изучения родного языка в начальной школе. Но и здесь не обошлось без недоразумений. Черт, как известно, таится в подробностях. А подробности таковы:
Содержание базовых знаний, необходимых при обучении в начальной школе, должно включать следующие дополнительные пункты:
1‑й класс:
    Правила переноса.
    Правописание в словах нч, рщ, щн помимо чк, чн, чт.
    Безударная гласная, проверяемая и непроверяемая гласная в корне слова.
    Парная согласная на конце слов.
    Умение подбирать проверочные слова к словам с изученной орфограммой.
    Умение самостоятельно ставить ударение в словах.
2‑й класс:
    Обозначение на письме мягкости согласных звуков буквой «ь» не только в середине слова, но и в конце слова.
3‑й класс:
    Разбор не только звукобуквенного анализа, но и частично фонетического с указанием, например, парности согласного звука.
    Правописание удвоенной согласной.
    Правильная постановка ударения в словах в соответствии с нормами современного русского литературного языка с использованием Орфоэпического словаря (если есть), учебника и других источников.
    Приведение в соответствие перечня слов для запоминания, которые в словарях и учебниках разных авторов не совпадают.
    Включение слов-неологизмов, широко употребляемых в современном мире.
4‑й класс:
    В изучение включить простые и сложные предложения.
    Выполнять упражнения в правописании сложных слов с соединительной гласной.
Без этих уточнений, очевидных для практикующего учителя, базовые знания выпускников начальной школы будут неполными, что мгновенно выяснится при их промежуточной аттестации.
Наконец, вызывает удивление тот факт, что авторы стандарта начальной школы игнорируют то обстоятельство, что в соответствии с Законом «Об образовании в РФ» дошкольное образование сегодня признано уровнем образования и работа там уже не сводится только к уходу и присмотру. Следовательно, в стандарте необходимо обозначить линию преемственности в работе дошкольного учреждения и начальной школы. Но ее там нет.
Ознакомил своих коллег - директоров школ, что трудятся на земле, с содержанием документа, и получил обратную связь из Волгоградской области. Намеренно привожу отзывы руководителей сельских школ и небольших поселений - они в первую очередь хлебнут лиха, если данный полуфабрикат вступит в действие.
«На какой планете живут разработчики стандартов образования? Удивительное невежество. Удивительная утопия. Удивительное незнание проблем современного подростка (чего стоит идея о цифровом формате занятий физической культурой!). «Реформы находятся на таком этапе, на котором они не видны», - заявил однажды мастер афористичных несоответствий В.С.Черномырдин. Что ж, у нас, к сожалению, и такое бывает». (Ольга Генриховна Горемыкина, директор новониколаевской средней школы №2)
«Не согласиться с трактовкой Е.А.Ямбурга новых стандартов образования нельзя. Большинство школ (и не только сельских!) не смогут осуществлять образовательную деятельность - лицензироваться будет невозможно. Если говорить о предметном содержании нового стандарта, то, думаю, оно перегружено всем: новыми модулями, количеством понятий и терминов, которые не соответствуют ни возрастным особенностям детей, ни времени, отводимому на изучение предмета. Даже если очень размечтаться и допустить внедрение нового стандарта, это приведет к погоне за освоением предметного содержания, а не к качественному образовательному результату, к образованию как таковому». (Н.В.Белоусова, директор новониколаевской средней школы №1)
«Введение дополнительных модулей потребует сокращения уже существующих программ по предметам и большего спроса на репетиторов. У нас не все ладно с освоением первого поколения ФГОС, давайте честно признаемся, а тут такая идея! Не сомневаюсь, что на новых стандартах кто-то заработает немало денег. Покойный Б.Немцов точно заметил, что реформы начинаются там, где кончаются деньги. Но при чем здесь дети, учителя, родители?» (И.Г.Пе­го­ва, директор МКОО «Комсомольская СОШ»)
«При тех требованиях, которые изложены в новом стандарте содержания образования, сельская школа обречена на закрытие. А нет школы - нет села, что бы там ни твердили аналитики.
Быть страшно далеким от народа можно по-разному. Можно как декабристы, прошедшие войну 1812 года и поплатившиеся за свои идеи свободой и жизнью. И отдаленность их идей от народа условна, ведь сами они как личности, с их ошибками и заблуждениями, весьма нам близки. А можно быть далеким, как авторы стандарта содержания образования, сидя в уютных кабинетах, в столичных городах, не видя школы, родителей, детей, потеряв всякое представление о реальной жизни. Идея пагубна, сами - анонимные утописты. Страшно (простите за это слово), что эти люди могут влиять на образовательную политику». (В.Н.Судакова, директор МКОО «Дуплятская СОШ»)
«Расписали красиво, но - утопия! И даже как-то страшно! А здоровые ли люди это составляли?! А если бы господа «новаторы» рассказали, как этому научить, как создать столь совершенную образовательную базу, им бы цены не было. Подобный «документ» не в спам сбросить надо, а сразу в корзину, а лучше переустановить систему! Не люблю давать оценки, комментировать… Но тут, как говорится, нет слов! Одни эмоции! Зазеркалье!» (С.А.Литвинова, учитель начальных классов новониколаевской СОШ №2)
Серьезные претензии есть и к содержанию стандарта основной школы. Но это уже тема отдельного разговора.
К чести Российской академии образования, этот новый документ у большинства моих коллег вызвал отрицательную оценку. Но академики - народ деликатный, и потому вынесли вердикт - доработать. Я же, работающий на земле, не могу позволить себе подобной деликатности. Не доработать, а сбросить в спам, дабы не искушать никого из тех, кто имеет отношение к образованию. Между тем ретивые издательства уже дали поручения авторам учебников переработать их под новый (еще не принятый!) стандарт. Грядет госзаказ, огромные тиражи новых учебников с соответствующими гонорарами авторам. Кто не успел - тот опоздал. Рынок диктует свои законы. Дети не в счет.
Как такое возможно в государственных школах? Все дело в отсутствии гласности. Кто авторы нового документа? Тайна сия велика есть. Между тем человек, поставивший свою фамилию под таким позорным документом, рискует своей репутацией. А она в профессиональном сообществе по-прежнему дорогого стоит.

​Евгений ЯМБУРГ, доктор педагогических наук