Главными пороками, на взгляд автора, традиционной системы являются принудительный характер обучения, оторванность от реальной жизни, отсутствие индивидуального подхода к детям. Прогрессивные учебные заведения строятся на противоположных принципах - добровольном выборе, индивидуальном отношении к каждому и опоре на практику. Картина рисуется прекрасная, но дьявол на то и дьявол, чтобы подстеречь нас у самого входа в рай.
В обычной школе, по мнению Мурашева, не учитывают ни интересы ребенка, ни его особенности, ни личные обстоятельства. В заведениях продвинутых и современных учитывают и интересы, и особенности, и даже настроение ученика. Ребенком плотно занимаются учителя, коучи, психологи, старшие помощники и, разумеется, родители. Вопрос: что это, если не чудовищная гиперопека? А гиперопека начисто стирает личность. В книге приводятся слова основателя детского лагеря «Камчатка» Филиппа Бахтина: «В моей голове идеальная школа - это когда ты можешь посетить двести стран и с четырьмя тысячами разных людей сделать восемь тысяч разных дел. После этого ты приезжаешь домой и, например, говоришь: «Я хочу быть программистом». Но ты хочешь им быть, потому что уже ловил рыбу в Норвегии, поработал в больнице на Кубе и пожил на ферме аллигаторов во Флориде. Когда ты таким способом приходишь к своему призванию, ты, естественно, будешь мотивирован». Нет, не будешь. У меня банальные вопросы: чья это идея и за чей счет банкет? Ответ: родителей. Это их достижение. А самому подростку по итогам всех визитов абсолютно не за что себя уважать. Чтобы ему было за что себя уважать, путь к программированию или к ферме аллигаторов должен выглядеть иначе. Увидеть аллигаторов можно на канале Discovery. Сразу ехать во Флориду нет никакой необходимости. Следующим этапом может стать кружок при зоопарке. Если интерес к крокодилам оказывается стойким, подростку стоит заняться биологией. А лет в 17‑18 придумать, как заработать на билет до Майами. Тогда поездка на крокодиловую ферму станет реализацией его воли и потенциала. Его, а не папы с мамой. При этом ничто не мешает параллельно разрабатывать тему программирования. Когда родители и педагоги старательно отбирают для подростка все лучшее, с тем чтобы он выбрал из лучшего все самое-самое лучшее, это никак не способствует развитию этого подростка.
Единственным человеком, высказавшимся за то, что в процессе взросления ребенку нужно преодолевать препятствия, оказалась Татьяна Краснова, преподаватель МГУ: «Ничего бы не вышло из Гарри Поттера, если бы не Дурсли». Но здесь тоже нужна крайняя осторожность: Дурсли, скорее всего, превратит подростка не в героя, а в мрачного и замкнутого мизантропа.
Сомнения вызывает и качество образования. Школы нового типа ориентируются на индивидуальный подход, развитие мотивации, командную работу, удовольствие от учебы… Но ничего не говорится о такой составляющей, как, простите, знания. Предполагается, что сегодня все можно узнать из Википедии. Но, во-первых, чтобы открыть Википедию, например, на странице «Крестовые походы» или «Бородинская битва», нужно хотя бы знать, что эти события вообще имели место в истории. Во-вторых, сумма пресловутых базовых знаний совершенно необходима для формирования мало-мальски целостной картины мира. Будут ли этим заниматься школы будущего? Некоторые факты, честно говоря, обескураживают. В книге сказано много добрых слов о датских школах, но при этом отмечается, что «двадцать процентов датчан не идут дальше девятого класса и при этом не умеют читать». Двадцать процентов? Каждый пятый? О чем мы тогда говорим?
Многие рассуждения в очерках несут оттенок наивного прекраснодушия. «Однажды Зоркий (вожатый лагеря «Камчатка») отправился с детьми на поле, где они выкрикивали свои страхи. А затем все вместе кричали: «Я ничего не боюсь». Помогло? Допустим, ребенок боится… змей. Он вышел в поле, крикнул: «Я не боюсь змей!», а потом, возвращаясь с поля, увидел маленького ужа. Он не испугается? Испугается. Как будто он ничего и не кричал. Вячеслав Полунин, основавший собственную школу, провозглашает замечательный принцип: «Все время смотреть на небо». Звучит здорово. Однако, если вы собираетесь постоянно смотреть на небо, это означает, что рядом с вами должен быть кто-то, кто будет держать вас за руку и смотреть под ноги. Иначе вы будете все время падать.
Во многих из упомянутых в книге заведений декларируется стремление подготовить учеников к реальной жизни. Однако реальная жизнь при этом мыслится как вечный праздник, где нет места скуке и рутине, где все относятся друг к другу бережно и чутко и занимаются исключительно тем, что представляет интерес. За пределами таких школ детей будет ждать большое разочарование.
Книга приводит к мысли о том, что главную роль в школе играет все-таки не система, а личность преподавателя. Главная задача системы - не мешать педагогу. Если повезет с учителем, дети получат и понимание, и поддержку, и самостоятельность и при этом научатся читать.

Александр Мурашев. Другая школа. Откуда берутся нормальные люди. - М. : Бомбора, 2019.