Действие картины разворачивается в Бельгии в 60‑е годы, и тут стоит отметить, что мастерски воспроизведен антураж с интерьерами, авто, костюмами и прическами, но совершенно не передан дух эпохи. Впрочем, последнее не столь необходимо для развития сюжета.

Живущая в пригороде Элис Брюнель (Верле Батенс) молода, красива и вполне счастлива: ее муж Симон (Мехди Неббу) не только хорош собой, но и умен, благороден, порядочен, а премилый сын Тео (Жюль Лефевр) радует школьными успехами. Правда, ребенок иногда становится причиной маминого беспокойства, поскольку, имея в анамнезе аллергию на ореховое печенье, часто убегает куда-нибудь со двора. Порой Элис, не обнаружив мальчика в доме и в саду, начинает паниковать - богатое воображение тут же рисует ей картины, в которых Тео где-то наелся запретного лакомства и упал в приступе удушья. Однако эти страхи беспочвенны, в чем героиню мягко убеждает ее лучшая подруга Селин Дженио (Анн Косенс), живущая по соседству. Сын подруги, славный шалопай Максим (Луан Адам), учится с Тео в одном классе, так что мальчишки и в школе, и дома практически неразлучны.

Зритель понимает, что идиллия когда-нибудь разрушится, вопрос лишь в том, каким образом это произойдет. Начало краха будет страшным: по нелепой случайности погибнет Максим. Эта смерть изменит очень многое, в том числе и в отношениях между двумя, казалось бы, замечательными женщинами…

Надо сказать, режиссер действительно отдает дань уважения хичкоковским традициям, явно вводя в сюжет такой придуманный выдающимся мастером триллера элемент, как макгаффин, вещь, за которую идет борьба протагониста и антагониста. Есть нечто зловещее в том, что макгаффин здесь - предмет одушевленный, живой человек, в силу объективных причин не способный противостоять неэкологичному поведению окружающих.

Элис и Селин сходятся в немыслимом противостоянии, кто из них вызывает симпатию - сложный вопрос. Первая с самого начала настораживает стремлением «причинять счастье» и контролировать всех и вся, вторая отталкивает чрезмерной жертвенностью. В этом заключена уязвимость фильма, ибо нам для полноты ощущений не просто хочется - крайне важно - кому-то искренне сопереживать. Зато «Материнский инстинкт» показывает одну из главных болевых точек женщин практически всех времен - их почти первобытный, перерастающий в паранойю страх быть плохой матерью. Это чувство заставляет их совершать непоправимые ошибки и преступать все писаные и неписаные законы.

Героини очень колоритны, неоднозначны (кстати, оригинальное название фильма - duelles, что в переводе с французского - «двойственный»), как того требуют жанр и вводные данные. Ведь чем интересен хоррор с женщиной в качестве антагониста? Тем, что дама вызывает неподдельный ужас, ибо сначала кажется нормальной, слабой, даже трогательной, потом с легкой улыбкой на губах и как бы во имя любви творит злодеяние, а после, например, рыдает на коленях перед жертвой и говорит о высоких чувствах. И самое главное - преступление, совершенное ею, практически невозможно доказать.

И Верле Батенс, и Анн Косенс справляются со своими ролями на твердую пятерку, да и партнеры их на высоте. Однако этот и другие плюсы, увы, не снимают вопроса о финале, который кажется спорным с точки зрения нравственности и не­уместным даже в хорроре. Видимо, авторы предлагают зрителю подумать о нем самостоятельно, что в принципе тоже неплохо.