​- Чем ознаменовался для вас прошедший учебный год?
Артем ПОКРОЙ:
- Самое значимое событие - мой проект. Я создал приложение для смартфона, которое помогает людям с нарушениями слуха общаться с окружающими. Пользователь наводит камеру на жестикулирущего собеседника, и телефон перекодирует жесты в текст. Я впервые работал на таком серьезном уровне, и для меня очень важно, что проект был доведен до финальной стадии, правильно оформлен, подан и успешно защищен. Сначала все выглядело жутко и непонятно, один список требований к оформлению чего стоил! Но так как я выступал сразу на нескольких конкурсах, то убедился, что к этим пугающим правилам быстро привыкаешь, ничего принципиально сложного там нет.

Тимофей КОРЖЕБИН:
- Я принял участие в олимпиаде НТИ. С помощью виртуального инструментария, где можно смотреть портфолио других ребят, собрал команду со всех уголков России, и в финале, проходившем во Владивостоке, мы взяли третье место в номинации «Виртуальная и дополненная реальность». Мой собственный проект заключался в том, что я обучил смартфон управлению умным домом. Например, описав им в воздухе круг, вы можете выключить или включить свет, перевести дом в ночной режим. В моем приложении есть различные жесты, которые пользователь может программировать сам.

Проект был сложен не столько по замыслу, сколько по архитектуре. Нужно было создать сервер, базу данных, скрипт, который автоматически обучает приложение, скрипт, заливающий обновление на телефон… Пришлось потрудиться.

Алексей МАЙОРОВ:
- У меня проект по астрофизике не практический, а теоретический. Он состоял в описании открытой мной переменной звезды, которая находится в созвездии Стрельца и занесена в каталог переменных звезд под названием Mayorov 1. Есть несколько способов открывать переменные звезды. Я пользовался методом data mining. Когда телескоп снимает участок неба, то помимо наблюдений конкретного объекта поступает большое количество побочной информации, которая затем хранится в архиве. Взяв для исследования такой участок, я получил список координат, это была таблица Exel на 30000 строчек вниз! Я проанализировал эти данные на специальном сайте с помощью компьютерной программы и, выявив кандидатов на роль переменной звезды, затем изучал аномалии, чтобы понять, звезда это или что-то еще.

- Участие в престижном конкурсе - дело серьезное, не каждый сможет решиться. Что вам помогло?
Артем ПОКРОЙ:
- Необходимость. Во-первых, каждый ученик нашего академического класса должен в конце года сдать проект: критерии не очень сложные, но нужно уложиться в срок. Также финальный проект нужно было сдать и на годовом курсе IT-школы Samsung, где я занимаюсь. Этот конкурс позволял пройти на следующий, еще более серьезный. Здесь соискателям предлагают критерии, которые напрямую не озвучиваются, но всем ясны, наиболее востребованы проекты социальной направленности, а также все, что связано с нейросетями.

Очень важным оказался для меня фактор здоровой конкуренции: мой товарищ побывал на ряде конкурсов, получил высокую оценку со стороны жюри, и мне не хотелось оказаться хуже него.

Тимофей КОРЖЕБИН:
- Мои педагоги подталкивали меня идти на НТИ, убеждая, что ничего сверхъестественного в том, чтобы занять призовое место, нет. Они заставили меня поверить в свои силы. Без них я бы не рискнул, наверное.

Артем ПОКРОЙ:
- А еще, оказывается, отлично помогает постоянный дедлайн. Когда у тебя сразу несколько конкурсов с разными требованиями, ты большую часть времени находишься в состоянии мобилизации и все успеваешь.

- А как вы оцениваете роль экспертов? Не сбивают ли их вопросы с толку?
Артем ПОКРОЙ:
- Наоборот! Вопросы играют огромную роль! Время выступления ограничено, нужно уложиться в 5‑7 минут. Это важный навык. Но о каких-то вещах хочется рассказать подробнее, и вопросы позволяют добавить информацию сверх базового времени, уточнить детали, донести суть, не потеряв внимания слушателей. Кстати, результат проектных конкурсов часто зависит от того, насколько красиво ты расскажешь о своем проекте, в то время как до фактической демонстрации дело может не дойти. Это тоже нужно держать в голове.

Тимофей КОРЖЕБИН:
- Вопросы позволяют понять, что в твоем проекте нравится эксперту. Но иногда они бывают очень странные. Как вы знаете, моим приложением для умного дома надо управлять с помощью жестов. Меня спросили: «А почему не голосом?» И как тут ответить? Потому что?..

- Как бы вы сами охарактеризовали опыт, полученный вами в результате участия в конкурсах?
Артем ПОКРОЙ:
- Я понял одну очень важную вещь: чем больше человек стремится развивать свои навыки, тем выше уровень конкурса, куда он попадает. Чем выше уровень, тем умнее люди вокруг. Как бы ты ни старался, скорее всего, придется находиться среди тех, кто круче тебя. Сначала думаешь: «Это же просто монстры, я не понимаю половины из того, что они говорят!» А потом, общаясь, обнаруживаешь, что это такие же люди, как ты. Обычные.

Алексей МАЙОРОВ:
- Для меня проекты и олимпиады являются доказательством моих возможностей. Многого можно добиться в жизни при усердии и удаче. Она тоже нужна!

- Вы уже определились, куда будете поступать?
Тимофей КОРЖЕБИН:
- Пока нет.

Алексей МАЙОРОВ:
- Скорее всего, в МАИ или в МГТУ ГА - Университет гражданской авиации. Если в физические вузы, то на астрономический факультет.

Артем ПОКРОЙ:
- Я уже решил: ВШЭ, прикладная математика и информатика, факультет компьютерных наук. Ориентируюсь на систему олимпиад. Собственные олимпиады вузов имеют для поступления больший вес, но их, как ни странно, бывает легче написать, чем Всерос. Например, в 10‑м классе, участвуя в олимпиаде «Высшая проба», я чуть не набрал 100 баллов из 100. Не хватило считанных минут: я решил задачу, но не дописал. А на региональном этапе Всероса набрал меньше половины баллов и чувствовал, что это мой предел. Всерос в десятки раз сложнее. Но для конкретного вуза может быть значима своя олимпиада, так что готовиться к внутренним испытаниям имеет смысл.

Марина ГОРДОН, педагог дополнительного образования школы №1811