​- Антон Николаевич, скажите, когда зарождается идея быть космонавтом? Когда эта идея появилась у вас?
- У всех по-разному, конечно. Но большинство, кого я знаю, говорят, что эта мечта у них с детства. Они были верны своей мечте, пронесли ее через всю жизнь и дождались этого серьезного момента - первого полета в космос.

- Чтобы быть космонавтом, нужно обладать многими серьезными качествами. Возникает вопрос: как вы учились в школе?
- Я не был круглым отличником в школе, учился на «4» и «5», имел довольно твердые знания. По точным наукам, таким как физика и математика, у меня всегда были пятерки, в олимпиадах участвовал. Четверка была по русскому языку. И школа была обычная советская, кстати.

- А космонавты сдают ГТО?
- Недавно возобновили. Второй год. У нас второй раз проводили, и все, не только космонавты, но даже работники центра и их дети, сдавали нормативы с удовольствием. Я всегда за спорт, за физкультуру, за здоровый образ жизни.

- Случались ли у вас какие-то внештатные ситуации на вылетах?
- Да нет, не было, все проходило по плану. Бывало, что позже стартовал, но потом позже возвращался. То есть продлеваются экспедиции, чтобы экипажи, которые будут нас менять, успевали долететь. Бывает, что случаются аварии грузовых кораблей. Это нечастое явление. На российскую технику вполне можно положиться.

- Какие у вас были ощущения при первом полете?
- Словами тяжело передать, если в общем, то точно помню, что был безмерно счастлив, горд. Горд за себя, что моя мечта детства сбылась. Все было интересно и неизвестно.

- Вы можете порекомендовать ребятам, кто сейчас мечтает о космосе, какой-либо вуз?
- Как летчик могу сказать, что у этой профессии есть все шансы на космонавтику. Как у военных, так и у гражданских. Хороших инженеров, например, готовят МГУ, Бауманка, МАИ. Это если мы говорим о московских вузах, которые не зря сохраняют за собой лидирующие позиции. Но в остальной России также немало хороших вузов.

- Как случается переход из летчика в космонавты?
- Назначается конкурсный отбор. Как сейчас, например, начался. Ищут тех, кто обладает хорошими знаниями, оценками, здоровьем. И они проходят отбор. Не обязательно быть олимпийским чемпионом, но правильный образ жизни вести необходимо. И знание дисциплин на хорошем уровне тоже.

- Сколько нужно знать иностранных языков, чтобы пройти отбор в космонавты?
- При отборе нужно знать один выше среднего. После отбора еще будет обучение. А официальный язык на станции МКС - это английский. Ну а между собой мы общаемся уже как удобно.

- Вы брали герб нашей школы в космос. А сколько личных вещей вообще разрешено космонавту взять с собой в полет?
- Это не секрет, есть установленный стандарт. На полгода космонавт может взять вещи весом 1 килограмм, но в объеме не более 1 литра. И вот среди них как раз и был герб.

- Как вы думаете, какие меры нужно предпринять системе образования, чтобы Россия сохраняла первые позиции в космической сфере? Как мотивировать ребят?
- Я точно могу сказать, что деньги ничего не решают, на примере некоторых государств. Все решают кадры. И если они будут воспитываться, обучаться, то они и будут нашу космонавтику держать на высоком уровне. И могу точно сказать, что если кто-то из ребят захочет связать свою жизнь с космосом, то даже если не станет космонавтом, а инженером, проектировщиком, то он точно не пожалеет о своем решении.

- Мы знаем, что у вас две дочери. Расскажете о них?
- Да, старшая несколько лет назад окончила школу, она учится в вузе на инженера-нефтяника. Младшая в шестом классе учится, и последний ее план был работать в Следственном комитете. В космос лететь они не планируют.

- А старшая дочь училась в профильном классе?
- Нет, в обычном. У нее школа была с уклоном на иностранные языки. Я думаю, что без знания какого-либо языка сейчас никак, если речь идет о какой-то серьезной профессии.

- А вы видите какие-то изменения в школе как родитель, как бывший ученик?
- Советская школа, я считаю, была лучше, она давала более всестороннее образование. Сейчас оно стало более узким, видимо, из-за ЕГЭ. Ребенок на каком-то этапе обучения начинает уделять внимание трем-четырем предметам, а остальные идут самотеком. Но из положительных моментов - больше внимания уделяется, например, тем же иностранным языкам.

- А как вы относитесь к тому, что сейчас вводятся в школах инженерные классы, академические, медицинские?
- Очень положительно. В наше время это называлось кружками. Были они в школе и на любую тематику. Я вот занимался в аэроклубах, летал на спортивных самолетах, сам летал. Это было совершенно бесплатно, и это помогло мне выбрать свою профессию.

- То есть чем раньше ребенок начинает, тем лучше?
- Конечно. Позанимался, понял, что это не твое, и идешь в другой кружок. И рано или поздно понимаешь, чем именно тебе нравится заниматься, а потом и вуз выбираешь, ну а дальше уже и работу.

- Сегодня инженерные профессии снова стали пользоваться спросом. Как вы думаете, с чем связаны такие изменения?
- Думаю, что родители стали объяснять лучше детям, что счастье не в богатстве, а в том, что занимаешься любимым делом. Не обязательно всем идти учиться на банкиров. Конечно, хорошо, если за это дело неплохо платят. А инженеров сейчас ценят, тем более профессионалов. Ведь с развитием промышленности начинают развиваться и учебные заведения. А у нас сейчас и то и другое на вполне хорошем уровне.

- А к младшей дочери в школу часто приходите в мероприятиях участвовать?
- Да, конечно. И не только 12 апреля. Довольно часто и на любые. С радостью принимаю участие в школьной жизни.

- Что вы можете пожелать нашим ученикам?
- Всем сдать на высшие баллы экзамены и найти себе профессию по душе.

Алексей ЖУРБИЦКИЙ, выпускник 2019 года школы №2033