- Дмитрий Ильдарович, сейчас в Москве реализуется проект «Театр в школе». Хотелось бы узнать у вас, как вы думаете, сколько лет нужно проработать в театре или в школьном театре, чтобы научиться «пропускать через себя» роли, чтобы это перешло в профессию? Вот у вас сколько ушло?
- Так, в 97‑м я выпустился из Щукинского училища, и сейчас получается 22года. Находясь практически 15‑18лет в процессе существования с театром и кино, могу сказать словами моего педагога Александра Анатольевича Ширвиндта: «Первые 30лет вы работаете на профессию, а следующие 30 она на вас». В смысле обретения каких-то навыков… я до сих пор еще обретаю. А сколько работать в школьном театре? Ровно столько, сколько сможешь в нем существовать.

- Могли бы вы сказать, что данный проект позволяет актеру раскрыться чуть раньше, если он начинает заниматься еще в школе?
- Да, если он освоит технологию, а потом на его пути встретятся такие педагоги и режиссеры, которые помогут ему отточить свои навыки. Ведь работа над образом заключается в том, что актера нужно научить видеть многогранность. Вот как знаменитый комедийный образ бабушки. Знаете? Ведь она работала, воевала, делала снаряды там, доила корову. И если актер и режиссер сядут и найдут в этой бабушке всю ее жизнь, вот тогда он станет актером, когда будет видеть много граней одного образа.

- Сейчас многие дети, учась в школе, занимаются в актерских студиях, ходят в кружки и, когда они поступают в вуз, можно ли их назвать уже готовыми к работе актерами?
- Я не совсем согласен со всем этим. В контексте общего развития ребенка, конечно, это очень полезно. Это и работа с материалом, и речь, и самовыражение. Но есть такая вещь в моей профессии, как и в любой, - нужно накопить какой-то опыт свой, базис. Чтобы вот такие кружки не становились удовлетворением амбиций родителей.

- А как вы думаете, почему сейчас так много внимания уделяется искусству и почему 2019год объявлен Годом театра?
- Как сказал режиссер Кристоф Фетрие: «Театр есть зеркало, отображающее общество». И говоря о театре как о проекции общества, мы вдруг понимаем, что КВН и Comedy, конечно, прекрасные творческие единицы, но они в последнее время стали слишком преобладать. И общий духовный, культурный уровень общества начинает немного оседать. Особенно в сравнении, например, со старшим поколением. Мои родители, учась в политехническом, слушали стихи Рождественского, Евтушенко и Ахмадулиной вживую, затаив дыхание. Поэтому мне кажется, что Год театра - это попытка поднять театр, потому что он тоже «сползает» немного, и какие-то морально-этические нормы общества поднять.

- Скажите, как председатель управляющего совета школы видите ли вы изменения в школе, в системе образования? И способствует ли современная школа этим самым благим переменам в обществе?
- Мне сложно судить о переменах в школе сегодня, так как я сам сначала был школьником, а потом сразу вырос как-то, и не могу сказать точно, как она меня учила (с позиции школьника). Как-то учила, отличником я не был, если честно. А потом были 90‑е. И вот теперь, когда я «вернулся» в школу, конечно, могу сказать, что многое меня очень радует. Хотя бы существование такой вещи, как управляющий совет. Когда я вдруг оказался по другую сторону «врачебного стола», я внезапно увидел все сложности, которые связаны с профессией педагога. Как родитель к тому же. Это же просто невероятно. Теперь меня очень расстраивает позиция некоторых родителей, считающих профессию педагога, да и врача, сферой обслуживания. Что радует? Прозрачность. Например, теперь все могут видеть, сколько учителя зарабатывают и почему. Находясь на заседаниях совета, я вижу, как педагоги работают, насколько непросто все это дается. Меня радует дополнительное образование. Робототехника, школьный планетарий. Мне бы сказали в мое время, что у меня будет планетарий в школе! Связь технического прогресса и школы - это потрясающе. И возможность ребят узнать все обо всех профессиях в школе, попробовать себя в них, вызывает положительные эмоции. И конечно, юнармейцы и кадеты, на которых так приятно смотреть. В форме, дисциплина. Очень приятно, что подобные вещи возвращаются. Патриотическая составляющая - это ведь очень важно, я считаю, правильно.

- Какая роль для вас самая значимая? Почему?
- Есть медийные роли, о которых я с гордостью говорю. Как в фильме «9 рота». А есть менее известные. Я играл Антона Павловича Чехова - это одна из любимых ролей. Это очень интересный опыт, вдумчивый такой, важный. Я Чехова вообще очень люблю как писателя. А образ его мы показывали не только со стороны писательской, но и с человеческой. Может, и в школьном театре стоит так же. Начинать показывать детям не технологию сначала, а историю. Что театр сначала был обрядовой частью религии. Потом показать театр масок dell’arte, затем переход к драматургии. Чтобы дети увидели всю глубину профессии актера. Чтобы потом они видели глубину любой профессии, педагога в том числе.

- Как вы думаете, что способствует более массовому посещению театра?
- Думаю, сейчас это стало модно. Как стало модно читать стихи. И сочинять стихи. Считаю, что точку отсчета задал все же жанр рэп-музыки, где современные артисты делают порой очень глубокие текстовые песни. А потом молодые люди начинают доставать Вознесенского и Евтушенко. То есть от моды к серьезным поэтам мы придем.

- Вы были примерным учеником? И какова роль в процентном соотношении ваших родителей и школы в становлении вас?
- Нет, я был где-то посередине. Конечно, я очень благодарен своим родителям, которые меня направляли. Скажу, что процентов 65% - родители, остальное - школа.

- А что стало отправной точкой становления вас в профессии?
- У меня так получилось, в школе был момент «выживания», например, если не выучил урок, такой элемент вранья, что ли. В Доме пионеров был у нас кружок пантомимы. Потом в техникуме я играл в КВН. И затем поступил в Щукинское училище. Путь был далеким. Но где действительно рождалось актерское мастерство - это при общении на экзаменах с педагогами. Это я очень любил.

- А как вы относитесь к такой теории, что учителя может заменить в будущем робот?
- Ой, слушайте, для меня это жутко. Всему должно быть свое место. Есть в человеческой форме общения что-то такое, что нельзя заменить. Человеческие взаимоотношения же строятся на понимании слабостей друг друга. Это невозможно заменить. Это буквально убьет процесс обучения.

- Как у вас проходил выпускной вечер?
- У нас было чаепитие, девочки приносили выпечку, танцы были - это же тоже, в своем роде, форма обучения. И выпускной, сейчас я понимаю, - это было наше прощание с детством, потому что дальше в колледже или институте - там уже становление личности. Я хочу всем пожелать одно - выбрать для себя профессию, в которой будет самореализация, стремиться не за деньгами - они придут в любой профессии, а за саморазвитием.

Антон КОБЗАРЬ, учитель русского языка и литературы школы №2033