- Лариса Васильевна, а сколько лет назад вы сами окончили школу? Какой она вам запомнилась?
- Окончила 201‑ю в 1983году. Но в двух словах о том, какой она была в ту пору, не скажешь. Вернувшись работать в родную школу на 5‑м курсе института, многое увидела по-новому, глазами взрослого человека. Вот тогда и пришло осмысление всего, что в ученические годы ощущалось как данность, было разлито в школьном воздухе. Будучи учениками, мы гордились школой и своей приобщенностью к ней, вполне доверяя учителям и совершенно не задумываясь о том, как устроена школьная жизнь. Когда вернулась в родные пенаты учителем, появилось желание во всем разобраться. Помню, как старшие коллеги напутствовали нас, молодых учителей: «Всегда растите «потолок». То есть ориентируйтесь на сильных учеников.

- То есть в центре внимания были отличники?
- Нет. Этот принцип вовсе не означал, что менее сильные, не хватающие звезд с неба не были интересны учителю. Речь о другом. У учителя должно хватать «запаса прочности» - знания предмета, полета мысли, энергии, терпения - даже на самого яркого и талантливого ученика. А это очень непросто. Получается, учитель сам должен всегда поддерживать в себе творческий интерес к профессии. Остановится - отстанет и выгорит. Хотя, пожалуй, слово «должен» здесь лишнее. Учителям-корифеям, а ими всегда славилась 201‑я школа, в том числе и в мои ученические годы, этот императив не был нужен, иначе работать им самим было бы скучно.

- Что из традиций, принципов работы прежней 201‑й школы, с вашей точки зрения, актуально сегодня?
- Прежде всего понимание того, что самый ценный результат учительского труда - развитие ученика. Не абсолютный показатель как таковой, хотя баллы и отметки тоже важны, но именно факт продвижения вперед. Поэтому худшей оценкой должно быть «перестал развиваться», а высшей похвалой - «растет над собой». Учеба и многолетняя работа в 201‑й школе сформировали во мне твердую уверенность, что много читать (речь не только о школьной программе по литературе), интересно мыслить, уметь выйти за рамки конкретного предмета в практику, творчество, на уровень осмысления единой картины мира - таков высший смысл учения, таков свободный путь развития взрослеющего человека. А слепое поклонение идолу «хорошо» - «отлично», оберегание себя любимого от всякого избыточного усилия, душевного или интеллектуального, кроме строго измеренной необходимости, - это узкий коридор для посредственности и задержавшейся инфантильности.

- В то же время общеизвестен прагматизм современных школьников, многие из которых предпочитают не тратить время на освоение «лишних» знаний и умений. Нет ли здесь противоречия?
- Думаю, противоречия нет. Сам по себе интерес сегодняшних школьников к практической целесообразности учебного труда не плох и не хорош. Это веяние времени. Все дело в мотивации. Если школьник осмыслил свои интересы, выбрал поле деятельности и теперь основательно его осваивает, он, мне кажется, пойдет по пути личностного роста, потому что захочет добиться высокого практического результата. Если же он живет лозунгом «Завтра, завтра, не сегодня, еще лучше никогда!», то это не прагматизм как таковой. Это воинствующая лень, которая в итоге обернется удвоенными затратами, когда возникнет желание чего-то добиться, или добровольным урезанием собственных возможностей.

- Главный субъект учебного процесса - ученик. Закономерно, что прежде всего мы говорим о нем. А каким, на ваш взгляд, должен быть идеальный учитель?
- У меня нет в сознании такого образа. Думаю, совершенство здесь не только недостижимо, но и не нужно. Как однажды сказал Маяковский, «обожаю всяческую жизнь». А жизнь - это разнообразие. С величайшей благодарностью и почтением вспоминаю своих школьных учителей. Все они были по-человечески шире предметов, которые преподавали, и ярче должностей, записанных у них в трудовой книжке. Работе одного из них высокая методическая комиссия дала такую характеристику: «Уникальное мастерство и непередаваемый опыт творческого преподавания предмета». Точная формула описания педагогического идеала, которая сама же опровергает принцип совершенства.
Зато могу поделиться представлением об идеальном ученике: для меня это ученик думающий.

- То есть одного этого качества достаточно, чтобы охарактеризовать «совершенного» школьника?
- В моем сегодняшнем понимании это так. Способность думать - фундамент. Если он заложен правильно, все остальное приложится и наработается. Эту мысль мне подсказали независимо друг от друга ребята из разных моих выпусков. Один из них через несколько лет после окончания 11‑го класса так и написал в письме: «Вы учили нас думать…» Мне-то казалось тогда, что я прежде всего учу русскому языку и литературе. Потом эта мысль прозвучала в разговоре с бывшей выпускницей, сын которой тоже стал моим учеником. И я поняла, что мои повзрослевшие воспитанники, вспоминая школу, считывают между строк то, что сквозило в нашей совместной работе помимо моего желания, но в строгом соответствии с ним, - признание силы и важности мысли.

- Вы работаете в школе более 30лет. Какие «педагогические» уроки вы вынесли для себя за это время?
- Конечно, учитель в работе со школьниками тоже получает свои человеческие и профессиональные уроки. Главный для меня, пожалуй, такой: никогда не следует давать ученику итоговой оценки. Это, разумеется, не о столбце годовых отметок в электронном журнале. Порой кажется, что ученик вполне «прочитан» тобой, ты знаешь его слабые и сильные стороны, интересы, зоны риска, хорошо представляешь себе его возможности и не-возможности. Школьные будни день за днем доказывают, что так оно и есть. Но вдруг происходит что-то, из-за чего человек раскрывается совершенно с неожиданной стороны. Или наступает момент, когда количество переходит в качество. Еще вчера он получал кромешные тройки, и ты без всякой надежды на прогресс по долгу профессии вновь объяснял ему одно и то же, непреодолимое и непознаваемое. И вдруг он радостно говорит: «Я понял! Это же просто!» И действительно делает шаг вперед. Пока человек растет (а наши ученики постоянно растут хотя бы просто в силу возраста, не говоря уже о росте личностном, бесконечном по определению), все возможно. В такой системе отсчета учительский вклад в развитие может проявиться через много лет после окончания школы. Этот отсроченный результат мне кажется особенно дорогим, потому что он будет подтвержден опытом жизни и судьбой. И поэтому не стоит давать итоговых оценок. Будем оптимистами: у юного человека всегда есть возможность сделать шаг, который изменит и обогатит его будущую жизнь.

P.S. Когда готовилась эта статья, стало известно, что одна из воспитанниц Ларисы Васильевны - Мария Васильева - сдала ЕГЭ-2019 по литературе на 100 баллов.

Елена ПОДОЛЬСКАЯ