​9 июля 1941 года
Наказ бойца
«Врачи, сестры, санитары с волнением рассказывают о том, что раненые рвутся обратно на фронт, требуют, чтобы поскорее сняли с них гипс, повязки.
- Вот там лежит боец у окна, - говорит старик-профессор, - у него серьезное ранение, ему еще надо долго лежать, а он проходу мне не дает: скорей, скорей! И ведь не пикнет от боли. Я старый хирург, я видел много раненых на своем веку, но такой выдержки я не видел. Ты его режешь, ты его зашиваешь, а он стиснет зубы и молчит... Ах, сыны мои дивные, из чего только они сделаны...
- Из железа, - раздается слабый голос раненого бойца, забинтованного с ног до головы. - Профессор, помните, как Владимир Маяковский о советском человеке сказал:
Гвозди бы делать из этих людей,
Крепче бы не было в мире гвоздей!»

(Елена Кононенко)

9 июля 1955 года
Нужна пятибалльная система
«А что получилось с оценками по поведению? Они прежде всего обрели себе незавидную репутацию... меры наказания и не стали, к сожалению, оценкой качества поведения. Нет-нет да под горячую руку у некоторых педагогов и вырвется в адрес провинившегося ученика:
- Вот подожди, кончится четверть, мы тебе закатим по поведению четверку!
Причем было бы неправильно думать, что именно учителя превратили отметки «4», «3», и «2» по поведению в меру наказания. Это произошло по воле Министерства просвещения.
Не будем голословны. Еще в 1944 году в приказе «Об укреплении дисциплины в школе» в разделе «Наказания» наряду с другими значилась и такая мера наказания, как «снижение балла по поведению»…
Не приходится поэтому удивляться, что оценки по поведению не завоевали среди учеников и их родителей ни авторитета, ни уважения и не оказывают на школьников необходимого педагогического воздействия, не воспитывают их».

(Н.Шаренков, заведующий учебной частью 569‑й средней школы, Москва)

9 июля 2002 года
Богач-бедняк по имени Копейкин
«В этом году, честно говоря, отчислить... некого. Прогульщики, конечно, есть, и задолжники тоже есть, есть такие, от кого плачут и мастера, и преподаватели. Мы и группы всегда набираем побольше в расчете на то, что кто-то
уйдет и они станут нормальными по численности. Но на последнем педсовете преподаватели предлагали, например, из одной группы двоих отчислить, так мастер стоял, как скала. Все лето буду с ними заниматься, подтяну, в сентябре все долги сдадут. Пятнадцать лет назад у ребят было безразличие к получению профессии, среднего образования. Сегодня даже самые отпетые двоечники и прогульщики цепляются за ПТУ изо всех сил. Такой лодырь раз пять - семь у меня «на ковре» побывает, родителей приведет, тысячу обещаний даст, а я ему - несколько отсрочек для исправления оценок. В конце концов он демонстрирует чудеса прогресса - начинает учиться, сдавать экзамены, зачеты, посещать занятия, и мы вынуждены его оставить. Прежние ребята очень уповали на поддержку государства - оно-де им пропасть не даст, а нынешние надеются сами на себя, потому и цепляются за центр, чтобы не оказаться на улице. Но мы тоже не хотим, чтобы они ушли в бомжи или в бандиты, а потому помогаем».

(Виктория Молодцова)