Принцип работы полиграфа («детектор лжи» - это народное название) достаточно прост: если человек планирует солгать, у него происходят физиологические изменения в организме - увеличивается частота дыхания, пульса, возрастает уровень давления, усиливается потоотделение. Кроме того, повышается активность в отдельных зонах мозга, и устройство это регистрирует. Пожалуй, первый опыт применения подобных инструментов для выявления лжи принадлежит знаменитому итальянскому криминалисту Чезаре Ломброзо. В 1881 году он начал при допросах подозреваемых использовать гидросфигмограф, посредством которого фиксировал колебания кровяного давления допрашиваемых. Они регистрировались в виде диаграмм, а затем подвергались анализу. Выяснилось, что, если речь шла о преступлениях, в которых «клиент» был реально виноват, показатели давления менялись. Это касалось и таких параметров, как пульс и дыхание.
Однако изобретателем полиграфа в его современном виде считается американский исследователь Уильям Марстон. В начале 20‑х годов прошлого века, будучи аспирантом Гарварда, он написал докторскую диссертацию, посвященную тестированию на определение лжи по показателям систолического давления крови. По другой же версии, первый подобный аппарат был сконструирован в 1921 году сотрудником полиции штата Калифорния Джоном Ларсоном, причем учитывал он показатели не только давления, но также пульса и дыхания. В 1933 году ученик Дж.Ларсона, сотрудник лаборатории научных методов раскрытия преступлений при Северо-западном университете Леонард Килер, создал полевой переносной полиграф, который был способен измерять еще и сопротивление кожи. Именно Килер инициировал серийный выпуск таких устройств, которые стали позднее применяться во всем мире.
В наши дни полиграф активно применяется в сферах криминалистики (хотя и ограниченно), при приеме на работу (если требуется проверка со стороны службы безопасности). Почему-то считается, что полученные результаты всегда точны. Однако статистика показывает, что максимальная точность угадывания полиграфом составляет всего 70%. Причем порой человеку не надо даже стараться, скрывая обман, это происходит случайным образом.
Чун-Вэй Су и его коллеги решили провести эксперимент. Для этого они собрали группу из 20 добровольцев и раздали им конверты, в которых лежали листки бумаги с написанными на них цифрами. Их нельзя было «выдавать» полиграфу. В помощь испытуемым предложили две методики. В качестве первого способа предлагалось вспомнить какие-то важные для подопытного вещи, тем или иным образом связанные с утаиваемой информацией, но не предназначенные для сокрытия. Предположим, какие-то даты, привязанные к данному числу. Во втором случае участники эксперимента должны были сконцентрироваться на поверхностных характеристиках информации, которую предстояло скрыть от прибора. Так, они могли представить себе, скажем, шероховатости на листе бумаги с «секретными» числами. Таким образом, мозг не концентрировался на утаивании информации, и вывести лжецов на чистую воду не представлялось возможным. В итоге общая точность угадываний снизилась на 20%.
Так что рассматривать полиграф как панацею, способную со стопроцентной точностью выявить, где ложь, а где истина, не имеет смысла. «Ни один из наших участников не был опытным лжецом или преступником, они были обычными людьми. Поэтому, прежде чем этот тест можно будет использовать для судебно-медицинской экспертизы, необходимо провести дополнительные исследования, чтобы определить, кто использует психологические контр­меры, - рассказывает Чун-Вэй Су. - Обман - действительно сложная область психологии. И чем больше мы можем узнать о методах, используемых для его обнаружения, тем лучше».