- Абдулманап Магомедович, в ходе презентации книги #KHABIBTIME, которая состоялась на Красной площади, вы, в частности, говорили о советской тренерской школе в том смысле, что она многое вам дала и что ее нужно сохранять. А что, по-вашему, со школой общеобразовательной? Нередко спорт высоких достижений и обучение в школе плохо сочетаются. Как найти этот баланс и как его находил Хабиб? Нужно ли, на ваш взгляд, изучать все предметы программы или же развиваться исключительно в том направлении, в котором заметны наибольшие успехи?
- Основные предметы каждый должен изучать вне зависимости от того, спортсмен он или нет. Я очень доволен тем, что вот уже скоро 20 лет, как Махачкалинским финансово-экономическим колледжем, где учился Хабиб, руководит Бексултан Абдулзагирович Бексултанов. Как-то Хабиб попросил меня о том, чтобы я облегчил ему сдачу экзаменов, а я, наоборот, попросил: «Пожалуйста, усложните ему задачу». Где вы видели такое, чтобы отец пошел усложнять сыну экзамен?
- Это случается редко.
- Где вы видели, чтобы после 12 часов работы в спортивном зале кто-то выписывал из словаря Ожегова по пять страниц? Где вы видели спорт­смена, изучающего два и более иностранных языков? Понятно, что есть обязательная программа, но я в дополнение требовал от него и это. Мои ученики-тренеры сегодня работают в Китае, Саудовской Аравии, Бахрейне, Турции. В ближайшее время мне хочется направить своих учеников-тренеров еще в 5 стран. А в России тренерами работают 22 человека, которых я воспитал. Это люди, которые знают свой национальный язык, русский язык, иностранные языки.
- В упомянутой книге среди прочего говорится и о разных воспитательных методах, которые вы использовали и используете не только в семье, но и в спортивном зале. В частности, принуждение. Сейчас многие эксперты в образовании заявляют, что детей нужно воспитывать исключительно с помощью силы слова, убеждения, используя эмоциональную связь. Как вы думаете, можно ли подготовить человека с твердым внутренним стержнем без применения физического воздействия?
- Есть телепрограмма «47 минут», которая выходила в эфир 6‑7 лет назад. Со мной в студии был проректор одного вуза и профессор, которые стали спорить, что Хабиб просто вызубрил все то, что сказал в ходе этой программы.
Даже если так, то что будет дальше, когда он будет выступать на пресс-конференциях, мероприятиях, встречах? Была программа, посвященная Хабибу, которая вышла в эфир Первого канала, - более 20 вопросов, которые ему задавали, и он отвечал. Это ведь не было выучено? И я всегда стараюсь приглашать этих двух людей, чтобы они поняли, что это его речь, его мысли.
Поэтому первое, что лежит в основе всего, - образование. Если человек необразован, невоспитан, он не нужен обществу. Скорее всего, он станет преступником, что-нибудь натворит, от него нет и не будет никакой пользы.
Хабиб в свое время занял 3‑е место на олимпиаде по географии, а в 6‑м классе знал наизусть 200 хадисов.
- На арабском?
- Конечно! И для поощрения я использовал премирование. Он меня спрашивает: «Почему так много денег?» А я ему: «Ты заслужил». Это было что-то вроде экзамена - ему задавали вопросы, а он отвечал. Любой известный хадис он произносил наизусть. После этого своеобразного испытания я его премировал, и он очень удивился сумме, а я ему сказал: «Все зависит от того, насколько ты постарался, насколько вложился в свой труд».
Все предметы нужны. Например, география. Он летит в Латинскую Америку, Бразилию, Европу, Англию, Австралию, Африку. Он должен знать о том, куда он направляется, какой там климат, как там живут люди. Когда он учился, я ставил задачу - дать характеристику каждой страны хотя бы на десять позиций. Проблемы заставить его учиться не было, проблема была в отсутствии времени. Его не хватало ни в спорте, ни в учебе.
- Вы подготовили много чемпионов, включая и такого всемирно известного бойца, как ваш сын. Многие ваши ученики разъехались по миру и успешно продолжают свою карьеру как тренеры. Скажите, пожалуйста, есть ли разница в том, как вы готовили Хабиба и всех остальных? Можно ли, на ваш взгляд, сравнить роли учителя и тренера?
- Вы мне не поверите, но меня больше всего в этом году беспокоит не чемпионский пояс Хабиба, а то, женится Ислам Махачев или нет, женится ли Тагир Уланбеков или нет. Это ребята, которым уже по 27 лет. Свободные, окончившие вузы, мастера спорта международного класса, претендуют на заслуженного мастера спорта. Мне надо, чтобы они женились и вели уже семейный образ жизни. Меня это больше беспокоит. Знаете почему? У них появились деньги, у них появились машины, у них появилась возможность выбора, чего я очень не люблю. Но вместе с тем я очень не люблю заставлять. Всегда есть достойная девушка, на которой нужно жениться. И если будет хорошая, то каждый из них аккуратный, чистый придет на тренировку.
- В Дагестане такие вопросы нередко решаются быстро и эффективно. Вы наверняка можете надавить своим авторитетом…
- А я всегда напоминаю, даже на свадьбах, что эти ребята у меня свободные. Говорю и их родителям, что пора их женить. Семейный человек, семейный очаг - это очень сильное государство. А крепкие семьи в последующем - сильные государства.
- Хабиб стал самым высокооплачиваемым бойцом UFC, подписал несколько крупных рекламных контрактов. Вы и ваша семья проходите испытание не только всемирной славой, но и действительно большими деньгами. Изменилась ли в этой связи ваша жизнь?
- Конечно! Я, как всегда, каждое утро иду на зарядку на школьную спортивную площадку в своем родном селе, и меня ждут пять, десять, иногда пятнадцать человек, которые просят, чтобы я им помог. Кому-то купить жилье, кому-то нужны деньги на свадьбу, кому-то помочь погасить кредит, посодействовать в лечении ребенка, отправить на соревнования и так далее. Каждое утро. Это очень тяжело. У нас есть благотворительная программа - мы шефствуем над детскими домами, строим детский сад, спортивный зал, проложили в селе около трех километров дорог, сейчас купили технику, чтобы прокладывать дороги и в горах.
Но, конечно, мы купили дома и для себя, обустраиваем их, купили машины, ведем какое-то хозяйство, строим парники.
Мало кто понимает, что, занимаясь такими вещами, как сельское хозяйство, животноводство, спорт, дошкольное образование, мы тоже помогаем людям. Мы не государство и не правительство, но, когда у нас есть свободные средства, мы стараемся помогать. Причем не важно, на каком континенте. В Африке, к примеру, на сегодняшний день самое тяжелое положение, потому что нет чистой питьевой воды. Люди, которые едят досыта, никогда не поймут тех, у кого просто нет воды.
- А как бы вы отнеслись к тому, что некоторые, прочитав это интервью, могут поехать к вам со всей России, чтобы попросить о помощи?
- Не нужно приезжать! Поверьте, я плачу закят со своего дохода, значит, я уже помогаю неимущим, тем, кому трудно. Плюс у меня есть 5‑6 программ - сделать в горах ступеньки, дорогу, обустроить источники, спортивные залы, детские сады, школу, построить фабрики. Именно в своем селении. Потом уже в районе, в республике и двигаться дальше. А если мы помогаем кому-то за рубежом, это, во-первых, происходит не за чьи-то чужие деньги или чтобы показать себя, а потому что мы понимаем: на данном этапе здесь это требуется, как нигде.
- Известно, что после победы над Конором Макгрегором Хабибу Нурмагомедову позвонил Владимир Владимирович Путин и позднее принял вас с ним. Так вот, в прессе писали, что он дал Хабибу номер телефона, по которому тот может связаться, если ему что-то потребуется от президента. Связался ли он, и если да, то был ли решен его вопрос?
- Да, связался, и по следам этого обращения Владимир Владимирович Путин подписал указ о выделении порядка 600 миллионов рублей Республике Дагестан на открытие школы имени Хабиба Нурмагомедова. Я надеюсь, что эти деньги пойдут по прямому назначению, у нас появится возможность лучше учиться, воспитывать, давать результаты. Мы будем работать над этим.
- Ваше интервью прочитают в том числе и учащиеся школ, которые, как нередко бывает в этом возрасте, хотят быть такими же, как их кумир. Так вот, что бы вы им ответили на вопрос, что нужно делать, чтобы стать, как Хабиб?
- Хабиб очень хорошо учился в школе, изучил два иностранных языка, неплохо был развит в религиозном плане, но ему не всегда хватало времени, чтобы одновременно заниматься спортом и учиться. Я, наверное, украл у Хабиба детство. Он на ковре с 3‑4 лет, а сейчас ему уже тридцать. Он очень многое отдал в детстве, в юношестве, в своем нынешнем возрасте, чтобы добиться таких результатов. Я бы посоветовал всем ребятам: учитесь и занимайтесь спортом, и все у вас будет нормально.

Досье «УГ»

Абдулманап Магомедович Нурмагомедов - российский, украинский спортсмен, тренер, мастер спорта СССР по вольной борьбе, заслуженный тренер России, старший тренер сборной команды Республики Дагестан по боевому самбо, чемпион Украины по дзюдо и самбо, отец и тренер Хабиба Нурмагомедова.
Родился в 1962 году в с. Сильди Цумадинского района. Проживает в с. Кироваул Кизилюртовского района Республики Дагестан.