События триквела стартуют ровно с того момента, которым закончился сиквел. Джон Уик (испытывающий вторую молодость вечно молодой Киану Ривз), нарушивший все возможные правила криминального мира, скрывается от наемных убийц со всего города. Вот-вот вступит в силу протокол «экскомьюникадо», означающий, что Уик лишается всех привилегий и никто ему больше помогать не сможет. Вдобавок за его голову назначается очень даже привлекательная награда - 14 миллионов долларов, что делает Уика самым разыскиваемым человеком в Нью-Йорке. Конечно, далеко не все могут похвастаться пунктуальностью: один из головорезов, решив не дожидаться официального разрешения на убийство, вступающего в силу через 15 минут, опрометчиво пытается сорвать куш в публичной библиотеке. Чтобы расправиться с ним, Джону хватает лишь книги.
Кто бы мог подумать в начале нулевых, что «Матрица» будет далеко не самой заряженной на экшен трилогией в карьере Киану Ривза. Опять же фанаты жанра могут еще добавить эпитет «лучшей», за что их тоже упрекнуть нельзя. К постановке экшен-сцен третьего «Уика…» претензий быть не может априори, остается только восхищаться с раскрытым ртом. Чад Стахелски, каскадер, ставший режиссером, уделяет оригинальности и исполнению трюков, это видно невооруженным глазом, очень много времени. Наиболее яркими эпизодами второй части стали автомобильная погоня в начале, ночная перестрелка в римских катакомбах в середине и драка в зеркальном лабиринте в конце фильма. От всего этого было невозможно оторваться, дух захватывало, а ладошки потели. Но в плане оригинальности как минимум первые две сцены были знакомыми вариациями из других боевиков. Неужели мы не видели автомобильной погони или перестрелки? Да, речь не идет об уровне постановки, тут Стахелски кладет на лопатки даже самые дорогие голливудские проекты. В данном случае вопрос касается исключительно изощ­рен­ности экшен-сцен, попыток показать то, чего мы раньше не видели. Удивить даже тех, для кого Брюс Ли, Джеки Чан, Стивен Сигал, Жан-Клод Ван Дамм и Сильвестр Сталлоне стали главными учителями боевых искусств в детстве и юности.
А не видели мы, например, драку одной лишь книгой (хотя в рамках этой серии убийство карандашом уже получило свой культовый статус). Нам не показывали с таким смаком разборки на ножах, что есть в третьем «Уике…». Мы не наблюдали за такой погоней на лошадях по улицам Нью-Йорка, что придумывает Стахелски. Наконец, мы никогда не видели отточенной до каждого шага и движения перестрелки с участием специально натренированных боевых собак, вытворяющих такое, от чего голова идет кругом. Да что там собаки, в этом фильме есть сцена, где Джон Уик вырубает противников одного за другим лошадиным копытом! Видимо, Чад Стахелски читал рецензии на свой предыдущий фильм и тоже отметил тот факт, что сцена с зеркалами вышла одной из самых запоминающихся во всем этом ураганном аттракционе. В третьей части еще больше зеркал, больше дыма, больше обманных движений и еще больше впивающихся в кожу осколков. Стахелски, как и его фильм, максимально открыт для зрителя, который соскучился по качественно поставленному, адреналиновому экшену.
Однако если отойти от постановки эпизодов, ради которых фильм и носит гордое название «боевик», то перед нами откроется сценарий, претендующий на нечто большее, чем является представленная серия картин. Стахелски решил работать сразу в нескольких направлениях: неожиданная предыстория Джона Уика, закрученный основной сюжет, в котором герой пытается выжить, линия с героиней Холли Берри и, самое главное, создание собственного огромного мира с кучей кланов, тайными организациями и могучими кукловодами, контролирующими все вокруг. Амбиции постановщика выросли настолько, что он банально не может с ними совладать. В итоге что-то выглядит нелепо, что-то недоработано, где-то выпирает лишнее, где-то просто становится неинтересно, а вместе все это придает третьему «Джону Уику» ощущение сценарной нагроможденности. А нужно это ему? Да нет, конечно!
Куда дальше пойдет развитие сюжета, а вариантов множество, узнаем со временем, пока же искренне порадуемся за Киану Ривза, который третий фильм подряд на коне. На этот раз и в прямом смысле.