Иван Петрович Ларионов родился в 1830 году в дворянской семье. Еще в детстве, живя в Перми, он с удовольствием слушал народные песни, да и сам неплохо пел. Родители, однако, считали, что артист - несерьезная профессия. И поспешили отправить девятилетнего сына в столицу, в Первый Московский кадетский корпус. Но и там мальчик не расставался с музыкой: пел в кадетском хоре и занимался с педагогом по фортепиано.
Свое музыкальное образование Ларионов продолжил, находясь на военной службе. У придворного капельмейстера он брал уроки гармонии и контрапунктов, вокалом занимался с певцом-итальянцем. А вскоре начал и сам сочинять романсы и песни. В их числе «В поле ветер веет», «Чувства художника», «Прости». Со временем композитор написал и оперу. Его «Барышню-крестьянку» по пушкинскому сюжету поставили в петербуржском клубе художников. В печати было отмечено, что опера «прошла не без успеха; некоторые нумера были повторены, композитор и исполнители удостоены овации».
Выйдя в отставку в 1858 году в чине штабс-ротмистра, Ларионов поселился в Саратове. Он служил рецензентом в городской газете, преподавал пение и основал городской хор. Путешествуя по стране, Иван Петрович с увлечением изучал русский фольклор. Записав около 400 песен, он убедился, что народные мелодии часто звучат не в привычных для классической музыки мажоре или миноре, а на совершенно особенный лад. Композитор утверждал, что они вовсе не так просты, как кажутся, и порой исполнены глубокого философского смысла. Безудержные веселье и грусть, мечты о счастье и горечь беды всегда живут рядом в русской душе…
В конце 1860 года саратовским любительским театром был поставлен акт драмы «Бобыль», посвященный народному быту, с танцами, песнями и плясками. В одном из номеров Иван Петрович Ларионов исполнил своим неподражаемым тенором песню собственного сочинения «Калинка», написанную специально к этому спектаклю. В ней было что-то удивительно притягательное для всех. Чуткие слушатели могли уловить скрытый смысл разудалого припева, звучавшего отчего-то в миноре. А остальные просто влюбились в песню, сами не зная почему. Номер просили спеть на бис.
Однако путь в «народ» для этого незаурядного сочинения оказался совсем не простым. Долгое время «Калинка» оставалась изюминкой домашнего музицирования Ларионова в узком кругу друзей и сослуживцев. Вскоре в Саратов приехал певец и дирижер Дмитрий Александрович Агренев-Славянский - основатель первого в истории русского народного хора «Славянская капелла». Сразу же оценив, что «Калинка» прекрасно звучит в хоровом исполнении, он попросил отдать песню в его репертуар.
В апреле 1883 года газета «Саратовский дневник» отмечала в рецензии на выступление этого хорового коллектива: «В числе удачно исполненных капеллою была... «Калинка», слова и музыка которой сочинены И.П.Ларионовым».
Благодаря хору «Славянская капелла» многие русские песни стали известны в Европе. Коллектив с успехом разъезжал по гастролям. Несомненно, он сыграл свою роль в распространении у нас и за рубежом самобытного напева. Однако «Калинку» в своих «академических» концертах капелла пела редко. Обычно ее исполняли для аудитории попроще, во время народных гуляний на ярмарках и в манежах.
Тешила капелла «Калинкой» и зарубежного слушателя. Желая сделать приятное жителям волжского города, Агренев-Славянский летом 1895 года писал из Лиссабона в «Саратовский листок», что темпераментные испанцы, «взяв верный тон» после одного из концертов в Мадриде, с удовольствием вместе с другими русскими народными песнями напевали и «Калинку».
Песня Ларионова как истинно народная постепенно трансформировалась: ее мелодия дополнялась новыми интонациями, а текст - новыми куплетами. Анастасия Вяльцева, к примеру, исполняла «Калинку» на стихи поэта Алексея Чернявского. В самых разных вариантах она была включена в музыкальные сборники. В заголовке неизменно стали указывать «русская народная песня».
До массовой популярности своего творения автор не дожил. Он скончался в Саратове 22 апреля 1889 года. Со временем никому и в голову не могло прийти, что автор столь простой, подлинно народной музыки был по рождению аристократом и офицером русской армии.
Новую жизнь «Калинке» подарил тоже офицер и тоже музыкант - композитор, дирижер, генерал-майор Советской армии Александр Александров. Для своего знаменитого Краснознаменного ансамбля он создал оркестровую версию сопровождения песни. Кроме того, он придумал и эффектное ускорение в припеве, которое публика всегда принимала на ура. Ансамбль исполнял песню в течение всей войны. Внук Александрова Евгений вспоминает: «Отец рассказывал, что во время войны концерты давали на передовой, и немцы тоже слушали, а потом кричали в рупор: «Калинку», «Калинку»!» А в победном 1945‑м ее услышали воины-освободители под стенами Рейхстага».
«Калинка» - неизменный гвоздь концертов русской народной музыки, но исполнители считают этот номер одним из самых сложных. От певца требуется блистательное владение верхними нотами и дыхательными техниками. Первым исполнителем песни в ансамбле под управлением Александрова стал Виктор Никитин, прославившийся на весь мир своим великолепным тенором. Сегодня уже трудно определить, кто кого прославил - артист песню или песня артиста. А Евгения Беляева на гастролях в Лондоне даже называли «мистер Калинка». И с той поры этот почетный титул переходит в ансамбле от солиста к солисту.
Еще раз на весь мир «Калинку» прославила легендарная пара фигуристов - трехкратные олимпийские чемпионы и десятикратные чемпионы мира Ирина Роднина и Александр Зайцев. Их выступление под музыку «Калинки» всегда сопровождали зрительские овации. Песню много раз пробовали перевести на другие языки. Получалось плохо. И правда, как перевести на иностранный язык «люли-люли» или это загадочное сочетание «калинка-малинка»? Как совместить две ягоды - горькую и сладкую? Но и без перевода жители разных стран мира с удовольствием слушают и исполняют песню, а кадеты Первого Московского кадетского корпуса, в прошлом году отметившего свой юбилей, бережно хранят память о выдающемся выпускнике.

Коллектив кадетской школы-интерната №1 «Первый Московский кадетский корпус»