- Первая проблема, с которой мы столкнулись в России, - нет института политических беженцев, политического убежища для таких семей, как наша. А таких семей тысячи, - рассказала Светлана Пикта на пресс-конференции «Обновленная миграционная концепция России: возможности для соотечественников за рубежом» в рамках спецпроекта «Украинское досье» в международном мультимедийном пресс-центре «Россия сегодня». - Человек, недовольный киевским режимом, приезжает в чужую страну и на три месяца встает на миграционный учет. В Службе безопасности Украины (СБУ) на него заведено дело. Под окнами такого недовольного, как было в нашем случае, националисты устраивают шабаш, угрожают расправой. А через три месяца ты вынужден вернуться обратно. Так нельзя делать бесконечно. В свое время поднималась тема предоставления политического убежища для граждан ДНР и ЛНР. Но нужен статус политбеженца и для граждан материковой Украины. Государственная программа не подходит для таких ситуаций. Она не открытые врата. Не каждый регион принимает беженцев. Хорошо, нам разрешили поселиться в Ярославской области.
У Светланы от волнения пересохло во рту. Она сделала жадный глоток воды. Продолжила свой рассказ:
- Потом началась эпопея с так называемым РВП (разрешение на временное проживание. - Прим. ред.). Необходимо сдать анализы на сифилис и лепру. Взрослым куда ни шло, но как сдать такой анализ двухмесячному ребенку?! Как взять у него кровь из вены?! Лепрозорий остался единственный, под Одессой. Вдобавок требуются переводы всех документов. Перевод с украинского одного такого документа стоит 800 рублей. Мы носили сумку весом восемь килограммов, полную ксерокопий и оригиналов. Неужели нельзя создать единую базу, в которой было бы видно, что человек уже сдал эти анализы и получил соответствующие бумаги? Одни переводы раздевают до нитки. Если человек не накопил на переезд, он может о нем забыть. Нам повезло. Нам помогли русские люди. А чиновники ставят рогатки. Невозможно с первого раза правильно заполнить заявление. Чиновница в УВД с порога заявляет, не посмотрев документы: «Вы придете ко мне с четвертого раза». Это выбешивает. На Украине очень много семей, которых надо спасать в прямом смысле слова. Надо им помогать. Хочу донести эту мысль до законотворцев.
Миграция, мигранты из бывших союзных республик до сих пор остаются головной болью России, особенно для Москвы, Санкт-Петербурга, городов-миллионников…
Президент Российской Федерации Владимир Путин утвердил Концепцию государственной миграционной политики на 2019‑2025 гг. Задача этого документа - сформировать более комфортные условия для переселения в Россию соотечественников из-за рубежа, снизить, а то и устранить вовсе бюрократические барьеры. Этого ждут миллионы сооте­чественников, в первую очередь из Украины. Поток мигрантов из Украины растет. Вместе с ним как снежный ком растут и проблемы. Главная из них - надо ли предоставлять украинским переселенцам статус политических беженцев, если российский суд признал события 2014 года государственным переворотом?
В принятой концепции говорится о том, чтобы обеспечить более комфортные условия натурализации, переезда, получения вида на жительство, разрешения на работу, проживания… Вещи, казалось бы, правильные, но они не имеют силы закона.
На тех же справках (часто «левых») наживаются теневые конторы и аферисты. Требуют регистрацию по конкретному адресу… Кто, скажите, рискнет прописать в своей квартире незнакомого человека, беженца, да еще с детьми? Какой сумасшедший?
Все хотят в Москву или Санкт-Петербург. Понятно - сытные места. Но обе столицы не резиновые, а есть пустующие регионы. В одной только Пермской области с десяток городов-призраков - поселки Талый, Шумихинский, города Юбилейный, Углеуральский, Кизел, Верхняя Губаха… Пустые дома, слепые окна. Ветер носит по коридорам прошлогодние газеты… Почему не привести эти дома в порядок и не вдохнуть в эти города (и в сотни других) новую жизнь?! Надо только захотеть. Нужна политическая воля. Пусть кто-то из толстосумов повременит с покупкой очередной яхты.
Мы говорим, что некому кормить пенсионеров, продлеваем пенсионный возраст, а тут готовые сотни тысяч молодых русских из соседней Украины рвутся в Россию, хотят работать. Им даже не надо адаптироваться, ментально перестраиваться, учить язык…
- Я депутат Государственной Думы от города-героя Севастополя. Получил российский паспорт в 2014 году, после Русской весны, - рассказал журналистам свою историю Дмитрий Белик. - Два миллиона соотечественников стали гражданами России! Была известная эйфория. Паспорт - это социальные гарантии и возможности, но в Крыму до сих пор немало тех, кто пять лет не может получить российское гражданство. Севастополь никогда Украине не передавался! Ни по каким нормативным документам. Я считаю, что человек, родившийся в Крыму и Севастополе, должен прийти в миграционную службу и в три дня получить российский паспорт. Ему не должны задаваться никакие вопросы. Необходимо максимально упростить миграционное законодательство для наших соотечественников. Это прямое указание президента. Вспомните трагедию активистки Русской весны Марии Меньшиковой, депортированной из России. Мария повесилась в днепропетровском ­СИЗО. Кто несет за это ответственность?
Депутат Белик считает, что, во-первых, для крымчан и севастопольцев не должно быть никаких ограничений при получении российского гражданства. Достаточно свидетельства о рождении (российского, украинского ли), что он родился на территории Крыма или в Севастополе. Во-вторых, для жителей ДНР и ЛНР должен быть упрощенный порядок получения российского гражданства. Наконец, для тех, кто подвергается репрессиям на Украине, мы тоже должны предусмотреть упрощенную процедуру получения российского паспорта.
Отсутствие гражданства - это, по сути, поражение в правах. А где жить и работать? Как детям ходить в школу и садик? Как и где лечиться?
- Я прекрасно знаю, что такое быть по духу россиянином, но не иметь российский паспорт. Мы почти четверть века прожили в такой ситуации, - уточнил депутат Белик.
И привел пример: русская семья из Украины вступила в программу переселения российских соотечественников. Пришли на прием, уехали в Брянск. Муж - дальнобойщик на грузовой фуре с правами международного образца. А его в Брянске не берут на работу. Таджиков берут, а его, русского с Украины, не берут.
Концепция, принятая в 2012 году, прошла актуализацию. Она заметно переработана, но не всегда в лучшую сторону. Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов уточнил ее плюсы и минусы.
Плюс в том, что основным демографическим фактором должен стать естественный прирост населения. Предыдущая концепция была выстроена по модели замещающей миграции. В новом документе выделены соотечественники как отдельная категория, в отношении которой должен действовать режим благоприятствования. Это реальная защита национального рынка труда, организованный набор рабочей силы.
Главный минус: если в предыдущей концепции декларировался дифференцированный подход к миграционной политике исходя из культурных, социально-политических особенностей, то в этой концепции такой избирательности просто нет.
- Предлагается широко раскрыть двери практически для всех, - комментирует Ремизов. - Вот формулировка: «Миграционная политика должна быть направлена на создание благоприятного режима для добровольного переселения в Россию лиц, в том числе покинувших ее, которые способны органично включиться в систему позитивных социальных связей и стать полноправными членами российского общества».
«Позитивных социальных связей…» Максимально широкое определение, которое законодатель может либо проигнорировать, либо выхолостить, а то и истолковать недобросовестным образом… Речь идет о натурализации, о самой глубокой степени интеграции, о приобретении гражданства. Нет никаких подходов и предложений по позитивной селекции миграционного потока. Эта неизбирательность противоречит лучшим практикам в сфере миграционной политики. Противоречит вопиющим образом.
Ремизов выделил две категории стран, с которыми Россия может сравниться в плане миграционной политики. Первая категория - большие страны с низкой плотностью населения, такие как Австралия и Канада. В этих странах хорошо развиты механизмы отбора временных и постоянных трудовых мигрантов по социокультурным и профессиональным характеристикам. Там действует балльная система, которая присваивает тот или иной статус желательным мигрантам. Там есть четкая дифференциация на миграцию желательную и нежелательную. Желательная - та, что может принести реальную пользу стране. Учитываются профессиональные навыки мигранта, его компетенции. Этот опыт в России, увы, не учитывается.
Другая группа стран - страны, которые считают себя родиной разделенных народов, такие как Израиль, Венгрия, Польша, Германия до воссоединения, возможно, Казахстан, так как там есть казахи, проживающие в Китае (Казахстан относится и к той и к другой группе). Эти страны имеют серьезные механизмы этнической репатриации. Стимулирование, поддержка тех, чьим домом они являются. Все эти механизмы известны и открыты.
- Никакого велосипеда изобретать не надо. Можно применять опыт Израиля, Казахстана, Германии для поддержки русской репатриации точно так же, как поддерживается переселение немцев, евреев, венгров, поляков и так далее, - уточнил Ремизов. - Можно отладить свои механизмы. Отличительная особенность наших репатриантов в том, что они носители русского языка как первого, основного. Меня поражает полное отсутствие селективности, избирательности в нашей миграционной политике как по этнокультурным признакам, так и по профессиональным. Полностью поддерживаю предложения по поводу граждан ДНР и ЛНР. Это не противоречит духу Минских соглашений. Есть положительный опыт применения карты поляка и карты венгра.
Интересные, говорящие сами за себя цифры привела председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер. В 2017 году 250 тысяч граждан получили российское гражданство. Из них около 80 тысяч - граждане Украины. Эта цифра ничтожна по сравнению с теми миллионами «русских украинцев», которые хотели бы переехать из Украины в Россию.
...Если бы пять-семь миллионов русских получили паспорта РФ, не было бы никаких майданов и войн. Россия имела бы несравнимое влияние за пределами РФ.

Справка «УГ»

По данным Центра миграционных исследований, около трети мигрантов-женщин жили в России с несовершеннолетними детьми. 75% дошкольников не удавалось устроить в детский сад. Школу не посещали не менее 10% детей школьного возраста.
По официальным оценкам ФМС, в России женщины составляли 14% потока трудовой миграции, но, по экспертным оценкам, их реальная доля не менее 25‑30%. Более полумиллиона из них живут в России как минимум с одним ребенком.
Именно дети из стран СНГ составляют основную часть иностранного школьного контингента (не менее 90%). Благодаря им численность иностранных учащихся в России и их доля в общем количестве российских школьников с конца 1990‑х быстро увеличивается. С 21 тыс. в 2000 году до примерно 145 тыс. в 2015 году. Большинство из них обучались в школах Москвы (более 50 тыс. чел.).
Исследования Центра социологических исследований при Минобрнауки России по бездомным и беспризорным детям показали, что 45% оказались в Москве детьми без российского гражданства из стран СНГ.