- Наталия Евгеньевна, как получилось, что вашей профессией стала такая вроде бы совсем не женская сфера, как философия?
- Философией я увлеклась, будучи еще студенткой исторического факультета. Меня заинтересовала прежде всего философская антропология - проблема человека, в особенности проблема сознания. После окончания вуза я поступила в аспирантуру философского факультета МГУ, защитила сначала кандидатскую, потом докторскую диссертации. Позднее работала редактором в разных издательствах, готовя к изданию книги по своей любимой философской тематике.
- Можно ли назвать философию наукой или это скорее некая универсальная область знания? Ведь известно, например, что многие знаменитые ученые вели исследования на стыке науки и философии…
- Особенность философии как науки состоит в ее масштабной полифункциональности. Она имеет и познавательные, и идеологические функции. Принято также выделять мировоззренческую и общеметодологическую роль философии применительно ко всем остальным наукам. Иными словами, философия играет роль методологии для всех остальных сфер научного познания. В связи с этим она оказывает значительное влияние на мировоззрение отдельных ученых и всего общества в целом. Причем влияние это может быть как позитивным, так и негативным в зависимости от философской парадигмы. К примеру, господство материалистической парадигмы в советские времена явно не принесло пользы российской философской науке…
- Давайте тогда поговорим о науке. Конечно, научные представления о картине мира постоянно развиваются и расширяются. Но есть ведь какие-то вещи, которые мы считаем классическими. Какие открытия последнего времени поколебали так называемую классическую научную парадигму, окончательно сформировавшуюся в прошлом столетии?
- Сомнения в объективности существующей научной парадигмы начались в основном после появления в начале ХХ века квантовой механики и теории относительности Эйнштейна. Впоследствии возник ряд других созвучных им теорий и гипотез, способствовавших изменению привычного научного мировоззрения. В итоге ученым пришлось отказаться от претензий на исчерпывающее познание реальности и классических представлений о всеобщей детерминированности бытия. По мере появления ряда новых концепций кризис прежней парадигмы только продолжает углубляться.
Так, в течение прошлого столетия были сделаны интересные открытия и наблюдения в области физики, биологии, психологии, истории, медицины, которые позволяют критически мыслящим людям по-иному взглянуть на целый ряд философских вопросов: проблему реальности, проблему сознания, проблему исторического процесса, наконец психофизическую проблему…
- Можете привести конкретные примеры?
- Ну, например, одной из центральных проблем философии всегда была проблема человека. А знаем ли мы, что такое человек вообще? С материалистической точки зрения мы существуем, пока живет наше физическое тело, а когда оно умирает, то угасает и сознание. То есть официальная наука считает, что сознание не может продолжать существовать после физической смерти. Между тем ряд исследователей посмели высказать иную точку зрения на этот счет. Причем речь идет о нейрофизиологах с мировым именем, а не о каких-то дилетантах.
Так, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине, экс-президент Австралийской академии наук Джон Кэрью Экклз в книге «Тайна человека» выдвинул предположение, что сознание не является функцией мозга, как всегда считалось. По его мнению, об этом косвенно может свидетельствовать тот факт, что во время клинической смерти многие люди переживают странное ощущение, будто смотрят на себя со стороны. Кроме того, есть задокументированные медицинские факты, когда сознание человека продолжало нормально функционировать, в то время как мозг был сильно поврежден.
Интересно отметить, что Экклз не раз высказывал по поводу природы сознания и механизмов его взаимодействия с мозгом такие взгляды, которые идут вразрез с материалистической философской парадигмой. Еще в 1970 году в одной из своих работ ученый писал, что душа является особой бестелесной сущностью и может приводить в движение такое материальное устройство, как тело. Мозг же, по мысли ученого, является лишь детектором тех влияний, которые дух оказывает на тело, вызывая изменения в системе материи и энергии. В дальнейшем Экклз сделал еще более радикальный вывод, заявив, что считает себя бытием сознательного «я», воплощенного в теле, и не верит, что божественный дар сознания после смерти данного тела не воплотится в каком-либо другом существе. То есть фактически он признал феномен реинкарнаций!
Директор Санкт-Петербургского института мозга академик РАМН Н.П.Бехтерева поддерживала идеи Экклза, рассматривая вопрос о потенциальном бессмертии сознания. В своей книге «Магия мозга и лабиринты жизни» она сделала вывод о способности сознания, или души, существовать независимо от мозга и физического тела человека: «…живет ли тело без души - ясно только в отношении так называемой биологической жизни. По крайней мере, частично не живет. А вот душа без тела живет, или живет то, что может быть соотнесено с понятием души».
- А доказательства этой теории какие-нибудь есть?
- Ну давайте возьмем результаты исследований феномена ВИТ («выход из тела»), или ОВТ («ощущения вне тела»). Так называются особые измененные состояния, при которых человеку кажется, что его сознание отделилось от тела и получило способность перемещаться в пространстве в любых направлениях, в том числе посещать места, находящиеся за тысячи километров от местонахождения физического тела. Например, такие состояния часто возникают во время клинической смерти.
Исследования ВИТ проводились, в частности, Санкт-Петербургским институтом мозга совместно с Международным обществом исследований терминальных состояний сознания. Программа исследований состояла в изучении измененных состояний сознания при нормальных родах. В уже упоминавшейся книге «Магия мозга и лабиринты жизни» Бехтерева предположила, что явление ВИТ, представляя собой определенное психологическое состояние, имеет также физиологическую и мозговую природу.
И Экклз, и Бехтерева независимо друг от друга пришли к парадоксальному выводу, что нынешние знания о человеческом мозге не могут объяснить, как именно работает сознание. После многих лет изучения мозговой деятельности человека Бехтерева сделала откровенное заявление: «Мы ничего не знаем о человеческом мозге!»
Это значит, что столь же мало мы знаем и о психодуховной природе сознания, а следовательно, и о человеке в целом.
- Сейчас много говорят о лженауке. Как вы думаете, существует ли какая-то грань между наукой и лженаукой? Может быть, лженаучными называют просто вещи, не вписывающиеся в классическую парадигму и пока не получившие внятного научного объяснения?
- Понятие лженауки, увы, существует и очень мешает настоящим ученым-новаторам. В свое время от Комиссии по борьбе с лженаукой немало досталось той же Бехтеревой, мировоззрение которой не вписывалось в прокрустово ложе «нашего железобетонного материализма», как иронически называла сама исследовательница подобные идеологические установки.
В чем же тут дело? Чтобы какая-нибудь теория была признана научным сообществом, необходимо привести убедительные доказательства ее истинности. Таковыми являются неоспоримые формулы, вычисления или результаты экспериментов, подтверждающие ее правильность. Причем при одних и тех же исходных данных полученные результаты должны быть идентичны. Это называется воспроизводимостью. Но далеко не всегда поборникам тех или иных теорий удается получить доказательства, удовлетворяющие подобным жестким требованиям. Это может объясняться и несовершенством условий эксперимента, и спе­цификой предмета исследований, и влиянием самого экспериментатора на результаты опытов, и многими другими факторами.
Что же касается лично меня, то я бы назвала лженаучными теории и взгляды, несостоятельность которых очевидна и доказывается целым рядом фактов. К области псевдонаучного можно отнести, например, «Новую хронологию» А.Т.Фоменко, а также деятельность отдельных коммерческих «научных объединений», изобретающих сомнительные приборы для лечения всех болезней.
Но официальная наука, к сожалению, слишком часто относит к псевдонаучным (или лженаучным) и такие теории и исследования, в которых при отсутствии весомых доказательств, удовлетворяющих требованиям экспериментальной науки, все же есть рациональное зерно. Это, скажем, эксперименты Масару Эмото по изучению информационных свойств воды, волновая генетика П.П.Гаряева или даже гомеопатия. Пусть эти направления пока можно назвать спорными и не имеющими убедительной доказательной базы, но я считаю, что рано клеймить их как лженауку.
- Как вы думаете, нужно ли в современной школе давать азы философских знаний, знакомить школьников с трудами знаменитых философов хотя бы конспективно?
- Обязательно. Тот факт, что в старших классах современной школы не преподается философия, я считаю огромным упущением нашей системы образования. Философия способна не только приобщить подрастающее поколение к мировому культурному наследию, она еще и развивает критическое мышление и творческие способности.
К тому же многие философские учения содержат в себе мощный духовно-нравственный потенциал, возьмите, например, русскую философию. В рамках школьного курса философии можно и нужно преподавать также основы истории религий, культурологии, социологии, психологии, даже политологии, ведь все эти науки в свое время были разделами философского знания.
- Сейчас много внимания уделяют образованию школьников в области естественных наук, в школах даже появились специальные классы с уклоном в физику, математику, химию, биологию... Следует ли давать эти знания исключительно в «классическом» ключе или нужно предлагать информацию о различных научных теориях (пусть еще не подтвержденных), учить анализировать, составлять свое мнение о научной картине мира?
- Очень важно обучать школьников критическому и самостоятельному мышлению, развивать их креативные способности. А для этого, конечно, необходимо давать хотя бы базовые сведения о существующих мировоззренческих концепциях, чтобы они могли представить себе мир во всей его сложности и многогранности. Учащиеся должны уметь анализировать различные научные представления, находить в них слабые и сильные стороны и, разумеется, составлять собственное мнение об истинности или неистинности тех или иных научных взглядов.
Помню забавный случай, когда одна ученица подала в суд из-за нежелания изучать теорию Дарвина, которую она считала ложной. Конечно, до абсурда дело доводить не надо. Но этот факт показывает, насколько важно для школьников иметь возможность мыслить самостоятельно, составлять индивидуальное мнение по тем или иным вопросам, а не заучивать раз и навсегда утвержденные и «одобренные» доктрины. Подобная свобода мышления существенно повысила бы интерес учащихся и к учебе, и к науке как таковой.