- Наталья Юрьевна, как, на ваш взгляд, правильно выстроить коммуникацию с родите­лями?
- Когда родитель приводит ребенка в школу, он хочет, чтобы тот попал в надежные руки. Когда мы принимаем детей, соответственно мы помним, что они становятся и нашими детьми. Поэтому мы общаемся с родителями очень тесно.
Мы, педагоги, откликаемся сразу на любую просьбу родителей. И они нам всегда идут навстречу.
- Какие самые эффективные каналы коммуникации? Мессенджеры, звонки, электронная почта?
- Если раньше это были родительские собрания и общаться получалось только раз в четверть, то сегодня телефон превратился в самый используемый канал коммуникации. Я больше люблю живое общение, поэтому SMS использую в редких случаях.
- То есть вы часто приглашаете родителей в школу?
- Лучше поговорить по телефону, чем писать SMS.
- Если в разговоре с родителями вам не удается решить проблему? Как вы дальше выстраиваете коммуникацию?
- На первых собраниях с родителями я им сразу говорю, что готова помочь в абсолютно любой ситуации. Но если по какой-то причине я не знаю, как помочь, всегда есть заместитель директора, директор. Все мы люди и, возможно, не всегда компетентны, чтобы ответить на какие-то вопросы. Если не получается со стороны родителя или с моей стороны решить вопрос, мы привлекаем наших специалистов (психологов, тьюторов, логопедов), которые помогают нам разобраться.
- Со стороны родителей меняется формат коммуникации за время начальной школы?
- Конечно. В первом классе мы все друг к другу настороженно относимся, присматриваемся. К четвертому классу мы, можно сказать, становимся близкими людьми. Дети маленькие, поэтому родители очень переживают, у них много вопросов, на которые они хотят получить ответы, поэтому общение очень тесное.
- Вы чаще общаетесь с мамами?
- С мамами, конечно. Но есть и папы. У меня есть семья, в которой училась дочка, я общалась с мамой, сейчас учится ее брат - я больше общаюсь с папой.
- А как вы решаете, эффективная у вас с родителями коммуникация или нет?
- Естественно, это видно по последствиям. Вот мы провели беседу, был какой-то у меня спорный вопрос или у родителя. Если у родителя было что-то ко мне, то сразу видно, что я пошла навстречу, на контакт. Если были какие-то вопросы у меня к родителю, то это тоже видно по изменению отношения ребенка к учебе, поведению.
- Для учителя 24‑часовой контакт с родителем - это дополнительная нагрузка?
- Мы все люди. У учителей тоже есть семьи, которым мы хотим уделять время и внимание. Но если какой-то острый важный вопрос, то мы никогда не отказываемся от общения и всегда уделяем внимание. Но в принципе родители слышат, что да, все вопросы надо решать в рабочее время. Если что-то случается во внерабочее время, то обычно они пишут: «Можно ли вам сейчас позвонить?» То есть налажен контакт и все знают границу.
- Есть мнительные родители, есть родители, которые верят слухам. Как с ними выстраивать коммуникацию?
- Да, есть такие. Опять же, я всегда говорю родителям, если вы где-то что-то услышали, вам что-то показалось, задавайте сначала вопрос мне. Если я не смогу помочь, тогда мы будем обращаться к компетентным людям. Прежде чем кричать «караул», мы сначала разговариваем, выясняем, действительно ли это так. В прошлом году класс был на карантине, родители связывались с медиками, со мной, выяснили, что ничего страшного, обычная детская болезнь, которая быстро проходит. Главное в коммуникации с родителями - открытость и настрой на решение проблем.

Владимир СТЕПАНЧЕНКО,
специалист медиацентра школы «ШИК 16»