Нет лучше дороги - иди в педагоги!
Самое ближайшее время покажет, насколько пленительный призыв Николая Александровича Добролюбова, обращенный к молодежи второй половины ХIХ века, сработает в наши дни.
Сама по себе программа привлечения учительства в сельские школы не нова. В советское время регулярно принимались программы «Сельский учитель». Все они были направлены на притягивание в сельские школы учительской молодежи, выпускников педагогических институтов и училищ, их обустройство и закрепление в сельской местности. В программах для сельских учителей предусматривались подъемные, устанавливались определенные льготы по оплате жилья, отопления, стимулирующие надбавки. В 1960‑е - 80‑е годы сельские учителя-мужчины получали отсрочку от службы в армии, по сути, их учительство выступало как альтернативная военная служба.
В постсоветское время такие программы систематически принимались и реализовывались на различных региональных уровнях в соответствии с их финансовыми возможностями. Иногда они носили очень солидный стимулирующий характер, например, в Нижегородской губернии молодые учителя, отправляющиеся на работу в сельские школы, получают в подарок автомобиль оте­чественного производства.
В инициативе Президента РФ В.В.Путина для нас чрезвычайно привлекательно само название программы - «Земский учитель». В данной связи важно сразу установить, чем, собственно, современный земский учитель отличается от сельского, какой сокровенный смысл закладывается первым лицом страны в это понятие. И здесь не обойтись без исторического экскурса к истокам возникновения в нашей системе просвещения такой личностно-профессиональной когорты, как земские учителя. Тем более что пока программа «Земский учитель» никак содержательно не наполнена. Есть только бренд, сроки и стимул.

Сейте разумное, доброе, вечное!
Эти хрестоматийные строки Николая Алексеевича Некрасова из стихотворения «Сеятелям» (1877) памятны всем. Если обратиться к самому произведению, то складывается впечатление, что первая его часть посвящена учителю доземского периода развития русской школы:
Сеятель знанья на ниву народную!
Почву ты, что ли, находишь
бесплодную,
Худы ль твои семена?
Робок ли сердцем ты? Слаб ли ты
силами?
Труд награждается всходами
хилыми,
Доброго мало зерна!
А вот уже последующие строки обращены к будущим земским учителям:
Где ж вы, умелые, с бодрыми
лицами,
Где же вы, с полными жита
кошницами?
Труд засевающих робко,
крупицами,
Двиньте вперед!
Сейте разумное, доброе, вечное,
Сейте! Спасибо вам скажет
сердечное
Русский народ…
Земские школы, появившиеся после учреждения земств в 1864 году, действовали в сельской местности в земских губерниях. Их деятельность регулировалась положениями о начальных народных училищах 14 июня 1864 года и 1874 года.
Напомним, что земства - органы общественного самоуправления, образованные Положением о земских учреждениях от 1 января 1864 года в 34 из 60 российских губерний. Земства могли открывать (с разрешения уездного училищного совета) школы и содержать их в финансовом отношении, но вмешиваться в учебно-воспитательную работу, которая находилась в ведении уездных училищных советов и инспекторов народных училищ, им запрещалось.
Появление земских школ имело огромное прогрессивное значение для развития отечественного образования, им принадлежит несомненная заслуга в распространении просвещения, демократизации всей системы народного просвещения. Именно в эти учебные заведения шли работать настоящие подвижники, стремившиеся применять лучшие методы преподавания, осуществлять на практике идеи великих русских педагогов.
Земские учителя «первого призыва» разительно отличались как от традиционных сельских педагогов, так и от последующих генераций земских учителей. Это была выдающаяся плеяда подлинных интеллигентов, страстно и даже жертвенно желающих порадеть просвещению народа. В этом первые земские учителя видели свое призвание и нравственный долг. Безусловно, они были высокими идеалистами. Во многом это было самопожертвование: они бросали университеты, оставляли свои семьи и шли в народ. Подчеркнем, что особенно во второй половине 1860‑х - первой половине 70‑х годов, в атмосфере общественного подъема, эта миссия была чрезвычайно популярна среди разночинной молодежи.
Итак, зафиксируем главные исторические отличия земского учителя от сельского.
Земский учитель - это профес­сионально-нравственный добровольный выбор, а не распределение или деятельность от безысходности, поскольку другой «чистой» работы в селе нет.
Земский учитель - это миссия, призвание, служение великому делу народного просвещения и образования.
Земский учитель - это четкое осознание того, что его задача не только, а скорее не столько преподавание в школе, а цивилизационное обустройство микросоциума, внесение прогрессивного культурного начала в окружающую жизнь, ее гуманизация на высоких духовно-нравственных началах. Он выступал цивилизатором, просветителем и культуртрегером в своем околотке.
Земский учитель - это всегда педагог-гуманист, защищающий детей от произвола родителей, вырывающий их из мрака окружающей среды.
Земский учитель - это всегда четкая нравственная позиция, бескомпромиссность по отношению ко всему, что отравляет окружающую жизнь, мешает сделать ее чуть лучше, калечит неокрепшие детские души.
Земский учитель - это гордый человек с явно выраженным чувством собственного достоинства и вместе с тем демократичный и простой.
Чтобы не идеализировать ту конкретную историческую ситуацию пореформенной России, отметим, что земские учителя, особенно первой волны, конфронтировали с деятелями Русской православной церкви, рассматривали земские школы как оппонентов церковно-приходским учебным заведениям. Все это вносило в российский образовательный процесс 1870‑х - 80‑х годов своего рода конкуренцию земской школы и церковно-приходской.
Отметим и традиционно настороженное отношение государства и полиции к земским учителям, в которых видели выразителей народнических идей и даже революционных настроений.

Народные учителя
Каков же был социальный портрет земского учителя? В земских школах работали наиболее квалифицированные сельские педагоги, причем только православного исповедания. Преподавать в земских школах в отличие от классических и реальных гимназий могли как мужчины, так и женщины. От преподавателей не требовалось формального образовательного уровня, право преподавания подтверждалось особым свидетельством на звание учителя начальной школы. Земский учитель должен был обладать общим образованием не ниже среднего, но более глубоким; серьезным специальным педагогическим образованием и непрерывно работать над пополнением и углублением своих знаний.
По социальному составу в земских школах преподавали чаще всего выходцы из самих же крестьян. Например, в 1880 году среди учителей дети крестьян и церковнослужителей составляли по 36%, дети мещан - 10%.
Для земских учителей в то время не существовало возможности карьерного роста: в школах не было директоров, а вышестоящая должность инспектора народных училищ могла быть занята только чиновниками, к которым учителя не относились. Учителя земских школ не пользовались и правами государственных служащих - они не имели классных чинов, не получали наград и не обладали правом на чиновничью пенсию. Для того чтобы отличить учителей начальных народных училищ от любых учителей, состоявших на государственной службе, их называли народными учителями.
В материальном плане земские учителя находились в достаточно устойчивом положении. Действовало своеобразное софинансирование их деятельности, в котором участвовали сельские общества и волости, земства и государство. Зарплату учителю и учебники оплачивало земство, но за его жилье и отопление платила община. Часто учительская квартира представляла собой жилую комнату и кухню, которые находились в здании школы. За счет общины осуществлялись строительство и ремонт школьных зданий, жилья для преподавателей.
С течением времени финансовое участие государства постоянно росло, в то время как вклад крестьянских обществ последовательно сокращался, дойдя до 10%. Большую роль в развитии земских школ играли попечители. Земства тщательно подбирали их из помещиков, фабрикантов и зажиточных крестьян.
Заработная плата земского учителя вполне позволяла ему скромно существовать. Стандартный месячный заработок в начале XX века составлял 30 рублей (364 рубля в год). После 5 лет службы месячное содержание повышалось до 37 рублей 50 копеек (5 рублей доплачивало губернское земство и 2 с полтиной - уездное). С 1913 года были введены надбавки за выслугу лет в размере 60 рублей в год за каждые пять лет службы (но всего не более 240 рублей). При этом не будем забывать, что учебный год в сельской местности в то время продолжался всего 6‑7 месяцев.
В целом зарплата земского учителя была примерно равна верхнему пределу зарплаты квалифицированного рабочего. В материальном отношении положение учителей в земских школах было значительно выше, чем их коллег из церковно-приходских школ, которые получали 120 рублей в год, а священнослужители за преподавание в школе и вовсе получали 30 рублей в год за учебный комплект. Вместе с тем земские учителя зарабатывали существенно меньше, чем их привилегированные коллеги в средней школе: уже в 1870‑х годах жалованье учителя гимназии составляло от 750 до 1500 рублей в год при вдвое меньшей учебной нагрузке, чем у педагога земской школы.
За земскими учителями был закреплен еще ряд стимулирующих льгот. Учителя-мужчины были освобождены от призыва в армию. Существенной льготой было право детей учителей на бесплатное обучение в гимназии, предоставлявшееся всем состоявшим на учебной службе; эту льготу получали также и бывшие учителя со стажем не менее 10 лет, если они имели официальное свидетельство о бедности.
Поэтому, несмотря на скромную оплату труда, земства никогда не испытывали недостатка в желающих занять должность учителя. Например, в 1906 году в России не было ни одной земской губернии с незаполненными вакансиями, более того, на одну вакансию приходилось более трех кандидатов. Наверное, и нам надо сейчас к этому стремиться!

Земская система образования
Земские школы были значительно лучше материально обеспечены, чем церковно-приходские учебные заведения. Их здания сразу строили как учебные. Кроме классной комнаты и других необходимых помещений в них была предусмотрена квартира для преподавателя (а там, где работали два педагога, - две).
Количество земских школ динамично росло. На начало 1915 года в сельской местности 43 земских губерний имелось 42739 трехлетних однокомплектных (рассчитанных на не более чем 50 детей) и 1115 четырехлетних двухклассных земских начальных училищ, в которых обучались более 3 миллионов учеников. В целом в земских школах перед революцией учились 39% от 7788 тысяч учеников начальных классов всей Российской империи (без Финляндии).
По своей структуре первоначально земские школы представляли собой учебные заведения, где дети в течение трех лет обучения (разделенные на три отделения) одновременно занимались в одной классной комнате с единственным учителем.
С начала XX века постепенно распространился и тип школы с четырехлетним учебным курсом, двумя классами (по два отделения в классе) и двумя учителями - так называемая двухкомплектная школа. Более того, стали появляться земские школы с 5‑6‑летним сроком обучения и даже земские гимназии.
Земские школы были самыми демократичными в то время образовательными учреждениями. В них совместно обучались мальчики и девочки в возрасте 8‑12 лет без ограничения по сословиям и вероисповеданиям. Обучение было бесплатным. Более того, земства старались охватить образованием возможно большее число детей: семьям, в которых росли два и более мальчика, для стимулирования их обучения родителям выдавались денежные субсидии.
Выпускник земской школы мог поступить в учительскую семинарию, фельдшерскую школу или другое учебное заведение. Самых способных учеников земства старались направлять в гимназии, оплачивали их обучение и даже выделяли для них стипендии. С 1896 года земства стали достаточно щедро субсидировать каждую вновь открытую или преобразованную гимназию и ряд прогимназий, что позволяло им считать эти учебные заведения «своими».
Земства целенаправленно стремились, чтобы наряду с крепкими общеобразовательными знаниями их выпускники имели прочную профессиональную подготовку, позволяющую им преуспевать в сельском социуме. Они постоянно экспериментировали с добавлением к общеобразовательному учебному курсу практических дисциплин - ремесел и домоводства.
С 70‑х годов XIX века земства организовывали также профессиональные (ремесленные и сельскохозяйственные) и специальные (учительские, ветеринарные, медицинские) школы со сроком обучения три - пять лет. В некоторых начальных образовательных учреждениях открывали двухгодичные сельскохозяйственные отделения.
В начале ХХ века появилось немало профессиональных учебных заведений - ремесленно-промышленных, учебно-показательных мастерских и сельскохозяйственных земских школ. Так, в 1916 году в ведении земств и на их содержании находилось 49 трехгодичных сельскохозяйственных школ, 668 учебно-показательных мастерских и 24 показательных завода (отрасли кустарной промышленности и местные промыслы).
Подготовка и переподготовка земского учителя
У земской системы образования была своя разветвленная профессионально-образовательная и организационно-методическая инфраструктура. Для подготовки учителей существовала сеть специальных учебных заведений. Предпочтение при заполнении вакансий земских учителей отдавалось выпускникам учительских семинарий, содержащихся на совместные средства Министерства народного просвещения и земств. Поступали в семинарию юноши и девушки, окончившие двухклассные сельские училища. Интересно, что общеобразовательной и теоретической подготовке в семинариях уделялось сравнительно немного времени. Приоритет отводился педагогической практике семинаристов. Она включала в себя наблюдение за работой учителей и учащихся, проведение пробных уроков и самостоятельное ведение уроков в течение недели.
Большинство же учительских мест в земских школах занимали выпускницы женских гимназий и епархиальных училищ. Министерство народного просвещения в 1913 году располагало 33 учительскими институтами (2,2 тысячи учащихся) и 128 учительскими семинариями (12 тыс. учащихся). Кроме того, дополнительные педагогические классы женских гимназий выпустили 15,3 тысячи учащихся.
Особую группу среди земских учителей составляли гимназисты и гимназистки. Именно в том, что земства обратили самое пристальное внимание на женские гимназии, предложив им свою материальную поддержку и участие в попечительских советах, состоит причина довольно быстрого обеспечения земской школы учителями с уровнем образования не ниже среднего. Ряд земств вводили в состав педагогического совета гимназий своих представителей, поскольку педагогические классы содержались за их счет, они же оказывали известное влияние на составление программ восьмого - педагогического - класса. Острая нехватка учителей в годы осуществления плана всеобщего обучения вызвала к жизни новые формы организации подготовки учительниц при гимназиях: кратких курсов длительностью 1,5 месяца в летний период и зимние годичные курсы.
Вся направленность подготовки будущих земских учителей была нацелена на достижение триединой задачи: методическая подготовка к преподаванию учебных дисциплин; стимулирование потенциала творческой деятельности; подготовка к подвижнической просветительской и социокультурной миссиям в сельском социуме. При подготовке будущих учительниц считалось необходимым не столько овладение ими различными методиками, сколько их общее развитие. Земства предполагали, что общее развитие заключается в развитии способности к самостоятельному мышлению, а педагогическая направленность его разовьется на учительских курсах и съездах с учетом специфики условий земской школы.
Большим достоинством земской системы образования являлась развитая и разветвленная система переподготовки учителей. Земства для повышения квалификации учителей устраивали губернские летние учительские съезды, учительские курсы, лекции и семинары, на которых не только распространялись новые формы, методы учебной работы и просветительской деятельности, но и осуществлялось общее развитие педагогов. На этих съездах считали за честь выступить перед земскими учителями самые известные деятели образования и лучшие российские педагоги-методисты. Для земских учителей также специально устраивали пришкольные библиотеки, которыми могли пользоваться даже выпускники.

Земская педагогика
По постановке учебного процесса земские образовательные учреждения, безусловно, были самыми лучшими школами в сельской местности. Земская школа в отличие от современной ей средней школы последовательно придерживалась гуманистической педагогической традиции.
Поведение детей не оценивалось каким-либо формальным образом, отсутствовала всякая система дисциплинарных взысканий; телесные наказания признавались категорически недопустимыми. Единственное, что мог сделать учитель в случае плохого поведения ученика, - высказать ему порицание (в крайнем случае - оставить в классе после занятий). Учителям предписывалось воздерживаться от жалоб на детей родителям, так как крестьяне были склонны жестоко наказывать детей. Из-за недостатка денежных средств поощрения учащихся носили в основном не материальный, а моральный характер.
Нормой было доброжелательное и вежливое обращение с детьми; единственным средством, ведущим к хорошей успеваемости, в земской среде считалось поощрение интереса детей к учебе. Учителя не выставляли отметки ученикам. Плохие результаты обучения были, по понятиям земской педагогики, результатом не­удовлетворительной работы учителя.
Эти педагогические подходы были весьма эффективными - земская школьная литература, посвященная обсуждению множества проблем, угнетавших начальное образование, не содержит жалоб на плохое поведение или низкую мотивированность учеников.
В результате атмосфера земской школы благоприятствовала выражению индивидуальности учителя, педагогическим экспериментам и созданию того, что сегодня называется авторской школой.

Перспективы программы «Земский учитель»
Напомним, что традиции земской школы оказались прерваны после Октябрьской революции. Однако их возрождение началось уже в первой половине 1990‑х годов. Тогда на государственном уровне очень серьезно обсуждался вопрос о восстановлении в РФ земского самоуправления. Был даже на федеральном уровне создан Земский союз.
Однако затем постепенно все сошло на нет. А вот созданные тогда в различных регионах страны земские гимназии остались. В своей деятельности эти общественно-государственные образовательные организации полноценно и творчески использовали потенциал земских учителей прошлого.
В плане представленных исторических реминисценций возникает вполне закономерный вопрос: а как в современных условиях будут существовать земские учителя без земства, без общественно-государственного социального института, который их профессиональную деятельность, собственно, заказывал и материально обеспечивал? Не означает ли это, что при создании программы «Земский учитель» в ближайшем будущем предусматривается сдвиг в содержании этих педагогов частично за счет местного самоуправления? Но это лишь один из вопросов, возникающих при практической реализации программы «Земский учитель». Хотя программа еще не запущена, она уже в центре общественно-педагогического интереса и обсуждения. Основными вопросами являются такие: примерный социальный портрет будущего земского учителя, профессиональные перспективы и, наконец, самое главное, его миссия. Ведь дело же явно не в том, чтобы просто механически переместить несколько тысяч педагогов из городской школы в сельскую, из пункта А в пункт Б. От этого больше специалистов в российской системе образования не станет.
Скептики считают, что программа не привлечет городскую молодежь, поскольку, если человек вырос в городе, ему будет трудно адаптироваться в селе. Очевидно, что у молодых специалистов другие потребности в культурной и социальной среде и им сложнее принять решение о переезде в небольшой населенный пункт.
В данной связи основной контингент земских учителей составят педагоги среднего возраста: среди них больше тех, кто ментально хотел бы уехать в деревню, - 45‑50‑летних людей уж очень тянет на природу, к земле. Существуют и стойкие опасения, что, отработав по программе «Земский учитель» предусмотренный пятилетний срок, педагоги вернутся в город, на новом месте их сможет закрепить только любовь к детям.
Думается, что перспективы программы во многом будут зависеть от состояния инфраструктуры в той конкретной сельской местности, в какой окажутся учителя: состояние дорог, газификация, электричество и доступность продуктов - все-таки они же едут не в дореволюционное село.
Нам представляется, что стратегический разворот программы состоит, разумеется, не столько в заполнении вакансий профессионально подготовленными учителями вполне работоспособного возраста. Главное - в ее социокультурном и преобразовательном предназначении.
Безусловно, принципиальным является пакетный принцип включения земских учителей в общие процессы модернизации образования. Наверняка именно они станут в сельской местности основными адресатами программы обеспечения до конца 2021 года всех российских школ высокоскоростным Интернетом. Современные технологии позволят существенно повысить возможности образования, в частности получить ученикам сельских школ под руководством «земского учителя» доступ к лекциям известных педагогов, участвовать в различных конкурсах и делать совместные онлайн-проекты со сверстниками из других регионов и стран. В этом аспекте программа «Земский учитель» для самих педагогов станет хорошей возможностью профессионального развития.
Второй ракурс. «Земский учитель» призван в силу исторической традиции выступать доминатором социокультурных преобразований в селе. В данной связи очень важно, что Президент РФ В.В.Путин отметил, что на строительство и реконструкцию сельских клубов и домов культуры в ближайшее время направят 17 млрд рублей, а еще 6 млрд - на поддержку центров культурного развития в малых городах. Все это самым непосредственным образом соотносится с программой «Земский учитель».
Существенным аспектом является пролонгированная мотивация и поддержка земского учителя, стимулирование у него потребности надолго остаться в сельской школе, особенно тогда, когда эйфория от полученного миллиона пройдет.
Для этого надо повысить престиж статуса «земского учителя». И обязательно включить каждого такого педагога в специальную организационно-педагогическую инфраструктуру «земских учителей». Их надо, как это было в дореволюционной отечественной традиции земского образования, включать в процесс профессиональной переподготовки не только образовательной, но и приоритетно социокультурной направленности. Важно, чтобы каждый из них не ощущал свое профессиональное и человеческое одиночество, а осознавал себя неотъемлемой частью мощного и престижного сообщества «земских учителей».
Возможно и создание в вузах специальных магистерских программ «Земский учитель» с рельефно выраженной социообразовательной направленностью.
От системного комплексного подхода к реализации программы «Земский учитель» непосредственно зависит, насколько полноценно будет реализован несомненно заложенный в ней мощный социально преобразующий потенциал.

 В целом зарплата земского учителя была примерно равна верхнему пределу зарплаты квалифицированного рабочего. В материальном отношении положение учителей в земских школах было значительно выше, чем их коллег из церковно-приходских школ.

​Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, заведующий лабораторией истории педагогики и образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО», доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, председатель Научного совета по проблемам истории образования и педагогической науки отделения философии образования и теоретической педагогики РАО