Понятно, что главный акцент в докладах и на круглых столах был сделан на положении дел в России. Увы, здесь есть над чем подумать. Например, как заметил, выступая на пленарном заседании, глава Счетной палаты Алексей Кудрин, Россия по показателю производительности труда находится на уровне 80‑х годов прошлого века стран Большой семерки. Выработка на одного работающего в стране около $23 в час, тогда как в Турции уже в 1,5 раза больше, а в США примерно в 3 раза больше. А доля участия России в глобальных исследовательских фронтах составляет всего 3%, в то время как доли США, Франции и Китая составляют 50, 22 и 30% соответственно. Если нацеливаться на прорыв, то нужно наращивать инвестиции в человеческий капитал, то есть вкладывать средства в образование и науку.
Глобальные проблемы, безусловно, вытекают из проблем текущих и локальных, поэтому многие дискуссионные площадки были посвящены вопросам профессиональной подготовки специалистов, вузовскому и среднему специальному образованию, взаимодействию учебных заведений и работодателей и т. д. Отправной точкой для обсуждений служили результаты различных социологических опросов. Например, директор HeadHunter по Северо-Западному региону Юлия Сахарова на круглом столе «Бизнес - вуз - власть: высшее образование и рынок труда» представила аналитику, касающуюся трудоустройства и карьерных ожиданий молодых специалистов. Результаты опроса, в котором приняли участие около 12000 респондентов со всей страны, показали, что чаще всего после получения диплома работать по профессии продолжают юристы (81%), а также работники медицинской и фармацевтической сферы (65%).
В Топ-3 регионов, где наибольшая доля выпускников трудоустраивается по специальности, не входят города-миллионники. Здесь в лидерах Тюменская, Иркутская и Курская области. Сегодня только 33% выпускников вузов работают по специальности, 25% - в смежной области.
Молодые специалисты, по словам Юлии Сахаровой, по-прежнему являются самой уязвимой категорией: на 1 вакансию претендует 15 резюме от них. Работодатели же более всего нуждаются в специалистах в сфере продаж (30% вакансий), IT (17%), производство (12%). Практически все вакансии «прошивает» требование уметь работать с цифровой информацией.
Если говорить о студентах учреждений СПО, то здесь статистика тоже навевает на серьезные размышления. Опять же, по данным HeadHunter, из 12 тысяч опрошенных респондентов более 50% жалеют, что не пошли обучаться в вуз. Более 40% выпускников учреждений СПО недовольны сегодня работой по специальности, полученной в учебном заведении. Но еще неприятнее статистика, касающаяся качества знаний, которые ребята приобрели в процессе обучения в колледже. Так, практически половина респондентов оценила их ниже «4» по пятибалльной шкале.
По мнению Юлии Сахаровой, та система профориентации, что существует сейчас, не дает молодым людям достаточной информации ни к моменту выбора профессии, ни в процессе, когда они эту профессию получают. К тому же сами выпускники отмечают большой разрыв между тем, чему они обучались и с какой реальностью столкнулись, когда пришли работать.
То, что проблемы в подготовке кадров есть, признали и участники круглого стола «Подготовка работников для экономики XXI века. Модели взаимодействия средних учебных образовательных учреждений с работодателями: практики, подводные камни, проблемы». Например, многие представители фирм, компаний, производственных объединений подчеркнули, что зачастую те выпускники колледжей, что приходят устраиваться на работу, работодателю не подходят, потому что не обладают рядом компетенций, которые нужны именно на этом производстве.
Здесь нет вины ни детей, ни учебных заведений. Просто в образовательном стандарте, который реализуется в образовательной организации, таких отраслевых компетенций нет вообще. Зато есть обширная общегуманитарная подготовка. Иногда это идет вразрез со специфическими требованиями к той или иной специальности. Скажем, для парикмахера разработана образовательная программа, где четко и ясно прописана гуманитарная часть дисциплин, а названия специальных дисциплин звучат так, что работодатель не может понять, какой компетенцией обладает выпускник, изучавший данный предмет. Кроме того, некоторые работодатели пожаловались на обилие всевозможных профессиональных конкурсов для студентов, где те демонстрируют навыки, совершенно не нужные в текущей работе.
В такой ситуации каждый работодатель вынужден искать свое решение. Так, крупные производственные комплексы открывают на базе вузов базовые кафедры, где дают ребятам именно те компетенции, которые учитывают специфику данной отрасли. Что касается студентов колледжей, то их выручают учебные центры при производствах, где можно получить необходимые компетенции в выбранной сфере.
Нужно заметить, что представители ссузов в целом согласны с претензиями работодателей, однако оправдываются тем, что обучают по образовательному стандарту, который не могут нарушить, ибо колледж тогда лишится лицензии. Чтобы максимально приблизить ребенка к будущей профессии, во многих ссузах заключаются договоры с предприятиями на прохождение практики. Таких договоров может быть тысячи. Кроме того, ссузы, заинтересованные в благополучном трудоустройстве выпускника, разрабатывают специальные курсы построения индивидуальной траектории профессиональной карьеры. Также в рамках дополнительных образовательных программ студенты могут получить компетенции, которые им пригодятся в дальнейшей работе. Другой вопрос, что в школе практически отсутствует система профориентации. Когда ребята приходят обучаться в колледж, то больше 60% говорят о том, что на их решение в той или иной степени повлияли родители. По сути, ребенок приходит обучаться, сам не зная, чему. Только на 1‑м курсе он начинает понимать, какая профессиональная дорога у него может быть впереди.
Для всех работодателей очевидно: школьник или студент колледжа должен знакомиться не только с парадной стороной профессии, но и с ее изнанкой. Например, нужно знать, что парикмахер в салоне красоты - это умение не только красиво стричь и укладывать, но и общаться с клиентом, использовать профессиональную косметику и т. д.
Детей нужно возить на производство. Однако здесь опять барьером стоят нормативные требования по перевозке детей, по соблюдению правил охраны труда, которые школы и колледжи боятся нарушить. Виртуальное знакомство с профессией в этом случае может помочь, но, как считают большинство работодателей, полной картины оно никогда не даст.
Впрочем, какие бы проблемы, связанные с трудовой деятельностью, ни возникали, они решаемы. При этом и в школах, и в колледжах, и в вузах до детей нужно доносить самое главное: сейчас дать окончательную специальность, которая позволит проработать всю жизнь до пенсии, нельзя. Им всегда придется учиться и переучиваться.

Проблемы в подготовке кадров есть, это признали и участники круглого стола «Подготовка работников для экономики XXI века. Модели взаимодействия средних учебных образовательных учреждений с работодателями: практики, подводные камни, проблемы».

Санкт-Петербург