Речь шла о куске, в котором я писал: «…Получали высшее образование в Харькове моя невестка Алена и моя двоюродная сестра Светлана. Но если первая, учившаяся очно, окончила весь курс и получила диплом, то второй пришлось уйти с третьего курса. А дело было так. Окончив библиотечный техникум на Северном Кавказе, Светлана по­ехала на Украину и поступила заочно на профильный факультет Института культуры. Училась хорошо. На одном из занятий зимней сессии в зал вошел сам ректор института и сообщил, что предмет «Украинская литература» он будет вести лично. И сразу стал диктовать вопросы экзаменационных билетов… на украинском языке. Для студентов, приехавших из России и других республик, это было полной неожиданностью. До этого преподаватели общались с заочниками по-русски. Несколько голосов из зала попросили перейти на русский. Мужчина спокойно и строго ответил: «Це не буде!» и продолжал диктовать. Так Светлана поняла, что ее учеба закончилась. ­Уехать пришлось не ей одной. Расстроилась так сильно, что в российский вуз переводиться не стала. Из профессии сестра не ушла. Посвятила ей всю жизнь, стала ведущим специалистом. Несколько лет назад Светлане Александровне Григоровой было присвоено звание «Заслуженный работник культуры Карачаево-Черкесии». В горной республике никто не просил ее отказаться от родного русского языка».
Когда я понял, что редактор хочет убедиться в достоверности ситуации, в которую попала когда-то моя кузина, у меня - грешен! - мелькнула нехорошая мыслишка: «Ну да, он родился на Украине и не хочет, чтобы еще одна ядовитая стрела полетела в сторону его родины!»
Я позвонил сестре. Она уточнила год (середина 60‑х годов прошлого века!) и назвала фамилию ректора-националиста. Я передал эту информацию своему куратору. Через один номер статья вышла под заголовком «Жизнь на две страны» («УГ» №13 от 1 апреля 2014 г.). Эпизод с кузиной не претерпел никакой редакторской цензуры. Та статья одна из моих любимых. Можно так сказать о своем? И мне приятно, что в ее выпуске поучаствовал сам редактор!
С чтения редакторских колонок, уникальных по своей тематике, содержанию, принципиальности позиции автора, художественной выразительности, стилю, я многие годы начинал знакомство с очередным номером любимой газеты. Сколько их вышло за эти годы? Сотни?! И ни одного повтора, никакой вторичности. Маленькие шедевры журналистского творчества. Большие проблемные очерки редактора, в том числе о системах образования за рубежом, всегда становились гвоздем номера, задавали ему общий тон.
Я выписываю и читаю газету с середины 90‑х и, думаю, имею основание заявить следующее. Все эти годы чувствовалось, что газетой руководит не чиновник, а творческий, живой человек. Его гражданская смелость и нежелание «смотреть в рот» стоящим выше независимо от их ранга передавались всему коллективу газеты. Проявлялось это по-разному. Вот структуры, близкие к правительству, бравурно рапортуют, как резко выросла зарплата у учителей, а газета публикует список регионов страны с данными по зарплате, и читатель видит, что в большинстве краев и областей она едва превышает 20 тысяч. И сообщает, что эти деньги учитель получает не за ставку, а за полторы ставки. Городская администрация принимает решение слить две школы в одну, отправив успешную, с уникальным коллективом и учениками - победителями всевозможных олимпиад «под крышу» новой, но безликой, серой, и редактор посылает спецкора с заданием разобраться. А последний выясняет, что городской глава не обеспечил своевременное выделение денег на капитальный ремонт здания и нашел крайнего - строптивого директора школы. Заслуженного учителя России, вздумавшего спорить с директором-самодуром, увольняют на пенсию без минимальной благодарности за многолетнее жертвенное служение школе, детям, и в далекий городок едет завотделом писем и социальной защиты.
Активно участвуя в решении больших и малых проблем всего российского образования, в популяризации опыта работы ярких учителей и успешных школ, в организации апробации новых учебно-методических комплектов, газета не могла оставаться в стороне от обсуждения чисто политических проблем и событий, происходивших в стране. Она и напоминала учителям, что им негоже быть людьми «в футляре». В 2011 году, когда «болотные» события в столице могли так разгуляться, что смели бы всех и вся, редактору Положевцу удалось организовать объективное освещение развития событий на страницах газеты. Журналисты во главе с редактором высказали свое критическое отношение ко многим негативным моментам в жизни страны и работе правительства. Но при этом дали понять, что под знамена обиженных отстранением от власти псевдодемократов, разваливших страну в 90‑е, не пойдут.
Учительская общественность поняла и приняла позицию своей газеты.
И во многом поэтому школьная и институтская молодежь в своей массе не «вывалила на площади». А ведь именно массовые протестные акции обманутой молодежи во многих странах мира приводили к смене правительств и приходу к власти марионеточных режимов.
Несколько лет назад я узнал, что мы с Петром Григорьевичем одногодки. Он родился в «холодное лето 1953 года», я - на полгода раньше.
С тех пор стал еще внимательнее читать его статьи. Стал сравнивать свое отношение к людям, событиям и явлениям с его отношением. Все же люди одного поколения.
И вот о чем хочу сказать в заключение. Со сменой руководства в газете, конечно, что-то изменится. Другие люди - значит иные подходы, мнения, идеи. Наверное, так и должно быть. Застой плох в любом деле, в том числе в жизни федеральной газеты с именем и с историей. Но, мне кажется, Петр Григорьевич Положевец всегда, а в последнее время особенно, организовывал работу редколлегии так, чтобы газета не погружалась в ощущение собственной безгрешности и уникальности, а шла в ногу с новыми прогрессивными идеями, была интересна и полезна преподавателям вузов, учителям, воспитателям, студентам и учащимся.
Как постоянный читатель и вне­штат­ный автор, я надеюсь, что «Учительская газета» сохранит и разовьет все хорошее, чего она достигла за последние 28 лет, когда ею руководил блестящий профессионал, настоящий гражданин и порядочный человек.

​Владимир ГАЛЬЦЕВ, учитель английского языка, Ессентуки