Ключевой риск этой баталии - риск невозможности выполнения решения президента об обновлении содержания образования в соответствии с приоритетами развития науки.
Это невозможно прежде всего без создания межведомственной аналитической группы, которая взяла бы на себя формулировку «А за контент отвечу». Решение президента, вытекающее из его послания в этом году, силами только Министерства просвещения фактически не может быть выполнено.
Случилось так, что после разделения ведомств из положения о Министерстве просвещения странным образом выпали научные исследования. Они в основном проводятся под эгидой Министерства науки и высшей школы, а также государственных академий. В Министерстве просвещения, как это ни прискорбно, нет ни одного подведомственного института, который мог бы взять на себя тяжелейшую работу системного интегратора разработки и обновления содержания образования в соответствии с вызовами времени и теми проблемами, которые так или иначе связаны с научными перспективами в современном мире. Более конкретно - нет экспертов, которые могли бы заниматься решением этого вопроса.
Во всяком случае, я не вижу ни одного, кто бы владел заложенной в стандарты методологией системно-деятельностного подхода к проектированию программ и учебников. Кроме того, я не вижу и тех, кто бы участвовал и мог оказать реальную аналитическую поддержку в решении сложнейшего вопроса о метапредметных и личностных результатах современного образования, универсальных учебных действиях и т. п.
Тем самым мы сталкиваемся с ситуацией, когда уже заранее, «на берегу» обсуждения этих проблем, Министерство просвещения лишено главного - ценностного и интеллектуального потенциала, который мог бы стать точкой опоры при разработке проблемы обновления содержания общего образования в нашей стране.
Конструктивное решение может быть достигнуто только в том случае, если в этой работе, в этом проектировании, в этих трансформациях примет участие межведомственная команда, в которую бы входили специалисты из сферы научных исследований, высшей школы, тех или иных общественных и профессиональных организаций, в том числе многочисленных предметных ассоциаций, которые ответственны и испытывают, я бы сказал, реальную боль за то, каким будет наше с вами образование. Сегодня мы обрекаем следующее поколение детей на неудачу, которая опять связана с тем, что мы идем туда, не знаем куда, и решаем то, не знаем что, при анализе будущего общего образования в нашей стране.
Если говорить об этом как о борьбе за будущее детей, то она не будет проиграна, пока есть хоть один человек, который берет на себя упомянутый выше девиз «А за контент отвечу». Пока есть хоть один учитель, который реально переживает за содержание образования, пока есть хоть один представитель исследовательской команды и среди исследователей, и среди ученых, который понимает, что решается вопрос будущих поколений. Пока в разных ветвях исполнительной и законодательной власти есть люди, которые умеют критически мыслить и являются лоббистами именно содержания образования, связанного с развитием новых поколений, а не те, у которых совершенно другие мотивы, когда речь идет о создании Федерального перечня учебников.
Да, и еще один момент. Многие считают, что весь фокус этой суеты вокруг перечня учебников - конфронтация различных ведущих издательств, которые сегодня являются интеллектуальными корпорациями. Но у издательств свои задачи. Издательство так или иначе нацелено на то, чтобы выиграть, стать монополистом и решать вопросы, связанные прежде всего с бизнесом, и это уместно и естественно в логике издательств, но не в логике развития образования. На заседании Совета по правам человека президент недвусмысленно изложил свою позицию: «Надо понимать, что за учебниками стоит бизнес, но не бизнес является главным при принятии решений, когда речь заходит о качестве образования и судьбе поколения наших детей».
Вообще говоря, сама идея перечня учебников и определение контента в электронном информационном мире, само понятие учебников, электронный учебник - это оксюморон. Нам нужны гипертексты, нужна совершенно другая смысловая педагогика. Какие они будут, если опять мы, как рабы, будем привязаны к старому контенту? Этим решением мы всех обрекаем на неуспех. Потому что все будут заинтересованы в том, чтобы стандарт делался под учебник, а не учебник под стандарт. И тогда лучше тиражировать старые товары, чем тратить ресурсы на поиск и создание новых. Заложен механизм блокировки генерации нового контента. По сути дела, принята особая стратегия реализации этого механизма - стратегия неуспеха. Иными словами, нам предложена стратегия успеха издательств и стратегия неуспеха учителей и детей.