Не поворачивается язык назвать ее строго официально «учреждение», больше подходит емкое понятие «дом». Что есть дом для ребенка? Место, где он растет и развивается. Где проводит много времени (детки приходят сюда шесть раз в неделю на занятия, а есть еще и выступления!). Место, где ему интересно, комфортно и хочется бывать.
Уникальность же в том, что детская филармония имеет статус концертной организации и относится к сфере профессионального искусства, при этом она является учреждением дополнительного образования.
Все имеет свою историю. 40 лет назад на базе Свердловской государственной академической филармонии здесь создали новую концертную организацию, участниками которой стали исключительно дети. Все годы ее самостоятельной жизни, а это без малого 30 лет, СГДФ возглавляет Людмила Скосырская.
- Людмила Георгиевна, хочется сравнить детскую филармонию в момент ее зарождения с тем, что есть сейчас.
- Начинали с двух коллективов. Капелла мальчиков и юношей существовала при Дворце пионеров и в готовом виде перешла под крыло детской филармонии. А вот танцевальный ансамбль «Улыбка» создавался уже здесь. Сегодня оба известны не только в стране, но и, без преувеличения, в мире. Как только мы стали самостоятельными, сразу появились новые «творческие единицы» - джаз-хор, ансамбль скрипачей, оркестр народных инструментов, а в 2014 году самый молодой - театр мюзикла.
Исторически для детской филармонии многое складывалось удачно. Организация получила два здания, не слишком комфортабельных на тот момент. Была проведена реконструкция помещения, являвшегося памятником культуры, с сохранением исторического облика. Сейчас детская филармония - это несколько залов с современно оборудованными сценами, удобные репетиционные классы, привлекательные рекреационные зоны.
Мы поддерживаем статус концертной организации и никогда от него не откажемся. Сегодня у нас около 1500 артистов, штат репетиторов, хормейстеров, концертмейстеров. Четко расписанный концертно-театральный сезон: 252 концерта в год на своей сцене! Плюс выступления на других площадках и участие в фестивалях, конкурсах.
- Артистам может быть и 7 лет, и 12, и даже 4 года?
- Да. А раз так, их надо учить. СГДФ имеет лицензии на дополнительную образовательную деятельность по двум программам: «Хоровое искусство» и «Хореографическое искусство». Соответственно созданы образовательные структурные подразделения. Дети учатся пять лет и по окончании обучения получают свидетельства.
Мы не ставим задачу готовить исключительно будущих музыкантов. Среди выпускников, а их уже больше десяти тысяч, есть артисты, режиссеры, но немало также известных людей из сферы политики, бизнеса, врачи, учителя. «Прививка искусством» у большинства сохраняется. Это люди незашоренные, открытые новому и успешные.
- Согласны ли вы с тем, что самыми организованными становятся те дети, дни которых жестко расписаны? Их будущая успешность, таким образом, связана с дисциплиной?
- Да, занятые дети успевают везде. В прошлом году в джаз-хоре было 11 выпускников, из них 6 - медалисты. Но есть другой важнейший аспект - магия сцены. Сцена притягивает как магнит: раз выступив, хочется снова. А значит, нужно всегда быть в форме, уметь подать себя. Сцена закаляет характер, дает чувство ответственности. У нас не в ходу словосочетание «дети выступают», обычно говорим «дети работают», а с возникновением театра появилось, как у взрослых, гордое «служат».
- Старт возможен с четырех лет. До какого возраста занимаются ребята?
- Без верхней границы! Нет такого понятия, как «выпуск». Многие не бросают сцену и в студенчестве. А потом приводят к нам своих детей. Петя Дюндин был солистом «Улыбки», теперь танцует его дочь Маша. В семье Бершадских уже несколько поколений связаны с детской филармонией.
- Взаимодействие с родителями - один из непростых аспектов любого учреждения, ведущего образовательную деятельность. Тем более когда это связано с оплатой услуг.
- Финансирование образовательного подразделения (36 педагогов ) происходит из родительских средств. Иная ситуация с концертной деятельностью. На первом родительском собрании я подробно объясняю нашу систему. Поступил на обучение ребеночек, например, в 5 лет. Даже если он блестяще прошел конкурс 8 человек на место, в какой-то степени он еще кот в мешке, это был не его выбор, а родителей. Обучение требуется оплатить в полном размере. Через два-три года сумма уменьшается, еще через два-три года снова урезается. К 11 годам он получил образование и входит в концертный состав, это уже бесплатно. Более того, дети, работающие в мюзиклах, получают зарплату, с представителями ребенка заключается договор.
- В мюзиклах заняты и профессиональные артисты?
- Да, мы проводим кастинг. На несколько ролей в мюзикле «Дубровский» претендовали 210 взрослых музыкантов и актеров театров Екатеринбурга. Спектакль идет уже три года с аншлагами. Мы доказали свою состоятельность, и в 2018 году у театра мюзикла появилась профессиональная труппа.
С образовательной точки зрения опыт мюзиклов незаменим. Он дает возможность на одной сцене встретиться профессиональным артистам, артистам-любителям и детям. Мы обязательно включаем детские коллективы даже во взрослые проекты, в том числе и такие, как новый мюзикл «Парижские тайны».
- До сих пор мы с вами говорили о прямом образовательном процессе. Но ведь те детки, что приходят на концертные программы детской филармонии, тоже получают «прививку искусства».
- Это вторая сторона медали, не менее важная, чем первая.
Я восхищаюсь творческим потенциалом сотрудников! В результате мозговой атаки, что бы такое придумать к Году матери (2006‑й), родился замечательный авторский проект «На концерт в ползунках». Изначально он был рассчитан на молодых мам, которые находятся в декретном отпуске и немного «закисают». Мы предложили им альтернативу кухне: надеть красивое платье, туфли на высоком каблуке и вместе с малышом прийти на концерт. Формат «1+»!
Инициатива оказалась очень востребованной и со временем выросла в программу. Первая ступень «В ожидании чуда»: мамы и папы, которые готовятся стать родителями, приходят слушать классическую музыку (естественно, в исполнении наших коллективов или солистов!). Вторая ступень сохранила название «На концерт в ползунках»: первое знакомство детей с музыкой и музыкальными инструментами, абонемент включает четыре посещения разной тематики. Третья ступень - «Бэби-концерты», актуальные для семей, которым негде оставить малышей, чтобы самим прикоснуться к искусству. Взрослые занимают ряды кресел, а в центре на ковре развлекаются детишки, слушая Моцарта и Вивильди.
- Людмила Георгиевна, каков ваш «кодекс директора»? Какие качества считаете важными в себе и в сотрудниках?
- Первое, однозначно - любовь к детям. Ребенок не должен быть избалованным, но должен ощущать любовь. Человек, у которого данное качество отсутствует, не сможет работать в детской филармонии, пусть даже он занят в гардеробе или на комбинате питания. У нас минимальная текучесть кадров. Марина Макарова, руководить джаз-хора, работает с нами 32 года. Ольга Журавлева, руководитель ансамбля танца «Улыбка», - 36 лет. Много лет проработавший художественным руководителем Юрий Бондарь - 40 лет.
Второе - умение работать в команде. Без него никак, у нас практически все проекты - плод коллективного труда.
Третье - постоянная учеба, пребывание в творческом и профессиональном тонусе. Нельзя расслабляться. Есть выражение: «Дети нас иногда не слышат, но всегда видят».
Четвертое - важно, чтобы рядом с детьми находились счастливые люди. Этот рецепт известен и прост: утром с радостью идти на работу в филармонию, а вечером с радостью идти домой.
Пятое - нельзя работать с детьми и не мечтать. Планы - великая вещь, но их предваряют мечты. Я нередко обращаюсь к коллегам, родителям, спонсорам с призывом: «Давайте мечтать вместе!» На мечту все откликаются.