Если по истечении почти двух столетий мы вновь и вновь с непреходящим интересом обращаемся к педагогическому наследию К.Д.Ушинского, то это лучше всяких деклараций свидетельствует о его актуальности и значимости.
Деятельность К.Д.Ушинского проходила в период подъема общероссийского общественно-педагогического движения. Он был одним из ярчайших представителей отечественной педагогики нового времени и по праву входит в славную когорту нравственных и интеллектуальных лидеров российского образования, главных властителей педагогических дум. Именно творческое наследие выдающегося мыслителя и педагога стало подлинным эталоном русской педагогической мысли эпохи золотого века русской культуры.
Сама личность К.Д.Ушинского исполнена высокого обаяния и неизменной притягательности. Поражает воображение разносторонность научных, творческих и поисковых интересов великого русского педагога. За годы своей плодотворной педагогической деятельности К.Д.Ушинский осуществил грандиозный размах научной, преподавательской, литературной и административной работы, став автором многих фундаментальных научных исследований, статей, очерков, рецензий, исторических изысканий, сказок. Не верится, что все это оказалось под силу одному человеку, но такую волю и потрясающее стремление к успеху сумел он в себе выковать. Так воодушевлен был К.Д.Ушинский развитием отечественной педагогики и образования, передовыми общественными и нравственными идеалами.
Поэтому обращение к его педагогическому наследию производит очень сильное, даже жизнеутверждающее впечатление. Меткие выражения, написанные им как будто бы сейчас, на злобу дня, прямо подходят под рубрику «На то они и классики».

Самобытный талант
К.Д.Ушинский родился в Туле в небогатой дворянской семье. Но все детство и отрочество прошли в приобретенном отцом небольшом имении, расположенном в четырех верстах от г. Новгорода-Северского на берегу реки Десны. Родители К.Д.Ушинского были образованными людьми. Первона­чальным обучением будущего педагога руководила мать, Любовь Степановна, которая очень внимательно относилась к любознательности ребенка, поддерживала и развивала его пытливую мысль. В семье была хорошая библиотека, и К.Д.Ушинский уже в детстве много читал.
В 12 лет не по годам развитый мальчик был принят сразу в 3‑й класс Новгород-Северской гимназии, который в современной школе может быть приравнен к 4‑му классу. С этим поступлением и связаны известные разночтения с его годом рождения. Скорее всего, родители прибавили Косте год, записав при поступлении его в гимназию, что он 1823 г. рождения, чтобы мальчик смог пойти сразу в третий класс.
Это была по тем временам прекрасная гимназия. Ее директором являлся Илья Федорович Тимковский, профессор-классик, любивший словесность и внушавший эту любовь своим воспитанникам. Все это, несомненно, развило и огранило яркое дарование юного Ушинского, придав выбору его жизненного пути гуманитарный дискурс.
После окончания в 1840 г. гимназии 16‑летний талантливый юноша, владеющий английским, немецким и французским языками, поступил в Московский университет, где обнаружил не только завидную способность быстро воспринимать и критически оценивать знания, но и умение передавать эти знания другим. К сожалению, московский климат и напряженные занятия оказали негативное влияние на здоровье Константина Дмитриевича, которое с детства было очень слабым. К концу каждого академического года он обычно харкал кровью, что, безусловно, затем крайне негативно сказалось на его здоровье и во многом предопределило преждевременную смерть.

Способствовать прогрессу Родины
Судьба К.Д.Ушинского, человека, совершившего огромный научный и гражданский подвиг, подлинно драматична. В 1844 г. он окончил юридический факультет университета с «выдающимися успехами». Совет университета рекомендовал его как «отличнейшего для определения на службу прямо в министерство и другие высшие присутственные места». Все это разожгло в душе молодого человека яркий огонь здоровых амбиций. Осознавая незаурядные способности - где бы он ни учился, всегда выделялся среди соучеников, - Константин Дмитриевич отчетливо понимает свою благородную миссию: наперекор неблагоприятным обстоятельствам способствовать прогрессу Родины.
В 1846 г. после защиты магистерской диссертации К.Д.Ушинский получает назначение в Демидовский юридический лицей в Ярославле сразу на должность профессора энциклопедии законоведения, государственного права и науки финансов. Так окончательно определяется педагогический вектор его судьбы. Здесь он блестяще проявил себя как ученый-энциклопедист и талантливый лектор. Однако передовые либеральные и демократические взгляды не разделяло учебное начальство и некоторые коллеги. В последовавших доносах К.Д.Ушинский обвинялся в политической неблагонадежности. За ним был установлен негласный надзор. Причем молодому профессору даже не смогли инкриминировать что-то конкретное. Просто попечитель лицея в 1849 г. порекомендовал удалить Ушинского на всякий случай - в предвосхищение возможных проблем.
Так, в первый, но, к сожалению, далеко не в последний раз Константин Дмитриевич столкнулся с основным противоречием его карьеры - благородное и до поры до времени успешное стремление модернизировать и усовершенствовать то поприще, к которому он прикладывал в данное время свои таланты, в итоге неизбежно приводило его к очередному профессиональному и жизненному краху.
Из Ярославля К.Д.Ушинский едет в Петербург, где скоро убеждается, что двери всех учебных заведений России для него закрыты. Их директора не хотели брать в свои учреждения бывшего профессора, явно же не случайно отставленного из привилегированного Демидовского лицея.
Константин Дмитриевич был близок к отчаянию, не имея средств к существованию. В начале февраля 1850 г. он был наконец зачислен на мелкую должность помощника столоначальника в департаменте иноземных вероисповеданий. Это был настоящий жизненный крах - Ушинский с его талантом, серьезными амбициями, ярко выраженным честолюбием и желанием послужить прогрессу России был вынужден годами заниматься мелочной и никому не нужной рутиной. В этом было что-то абсурдное, глубоко неправильное, обидно несправедливое. Можно только представить всю меру его душевных страданий.
Но и в таких условиях Константин Дмитриевич неустанно внутренне двигался к реализации своего предназначения. В свободное от службы время он без видимой профессиональной цели, для себя, продолжал изучение философии, экономики, истории, географии, статистики.
Не находя сферы применения своих дарований на государственной службе, Ушинский много работает в журналистике. Он сотрудничал в журналах «Современник» и «Библиотека для чтения». За ним утверждается репутация талантливого публициста. В многочисленных и разнообразных по жанру работах - статьях, обзорах, рефератах, художественных очерках - его внимание все чаще сосредоточивается на проблемах обучения, образования, воспитания. Все это позволило отточить его блистательное перо и подготовило к будущей серьезной редакторской работе.
Судьбу уже отчаявшегося Константина Дмитриевича кардинально изменил воистину счастливый «новогодний подарок». Помогла случайная встреча под Новый год с бывшим коллегой по Демидовскому лицею, высоко ценившим дарования Ушинского. 1 января 1854 г. он увольняется из департамента иноземных вероисповеданий, так как его пригласили на должность преподавателя русской словесности и законоведения в Гатчинский сиротский институт. Через год он становится инспектором (завучем) этого заведения. Так он получил наконец возможность вновь заняться любимым делом. С приходом К.Д.Ушинского положение в институте сразу изменилось к лучшему. Здесь талантливый педагог смог в полной мере проявить свои способности, воплотить в жизнь неизменно присущие ему гуманные и демократические убеждения.
На посту инспектора Гатчинского сиротского института и застает К.Д.Ушинского начинавшееся в России время либеральных преобразований, грядущая эпоха Великих реформ. Наступало время, которого он так ждал и к которому всю жизнь исподволь готовился. Неудивительно, что разнообразные таланты Константина Дмитриевича и накопленный им серьезный и успешный педагогический опыт сразу оказываются востребованными.

Отец русской педагогики
В 1857 г. звезда Ушинского находится в зените. В только что созданном в предреформенной атмосфере либерализма и гласности «Журнале для воспитания» он публикует свои программные статьи «О пользе педагогической литературы», «Три элемента школы», «О народности в общественном воспитании». Эти статьи, а особенно последняя, делают имя скромного инспектора известным всей педагогической России. К.Д.Ушинский становится сначала вровень с Н.И.Пироговым, а потом и опережает его во влиянии на умы.
Новая общественная реальность самым непосредственным и вдохновляющим образом сказывается на судьбе Константина Дмитриевича. В 1859 г. он направляет императрице Марии Александровне по ее просьбе «Письма о воспитании наследника русского престола», где обосновывает выбор пути воспитания цесаревича Николая Александровича, которому исполнилось тогда 16 лет. Все это свидетельствует об особом доверии императорской семьи К.Д.Ушинскому и вместе с тем дает ему возможность вне цензуры и самоцензуры изложить самые сокровенные мысли о воспитании.
В этом же году К.Д.Ушинский назначается на очень престижную должность - инспектора классов Смольного института благородных девиц. В назначении в это привилегированное сословное учебно-воспитательное заве­дение, несомненно, проявился знак монаршей милости. И здесь Ушинский радикально усовершенствовал учебно-воспитательный процесс на основе самых современных подходов к образованию. Он ввел практику преподавания учебных предметов на русском языке и открыл специальный педагогический класс, в котором осуществлялась подготовка институток для работы в качестве воспитательниц.
На волне государственного и общественного признания К.Д.Ушинский решением императора Александра II с 1 марта 1860 г. становится редактором педагогического официоза Журнала Министерства народного просвещения, где публикует новый цикл своих классических произведений: «Труд в его психическом и воспитательном значении», «О нравственном элементе в русском воспитании» и знаменитое «Родное слово». Они предоставляют возможность в полной мере оценить масштаб педагогических поисков К.Д.Ушинского и вместе с тем особую гармоничность системы его идей и взглядов. В это время К.Д.Ушинский явно переживает ощущение своего определяющего места в русской педагогике, особой миссии. Его статьи, формулирующие программу развития национальной русской школы, приобретают установочный характер, К.Д.Ушинский был выдающимся ученым по самому характеру своей деятельности, по области приложения своих жизненных сил. В бурный и противоречивый период реформ и социальных трансформаций мыслитель выступил как провозвестник и идеолог русской народной школы, взяв на себя решение проблем ее теоретического и практического научно-педагогического обеспечения. Он выдвинул в качестве приоритетной идею создания национальной школы, которую так ожидало русское общество.
Во второй половине 50‑х гг. в мировоззрении Константина Дмитриевича окончательно складывается своеобразный ценностный квадрат: народность - общественность - религия - наука. Причем эти несущие основы его педагогической системы не только взаимопроникают друг в друга, но и реализуются лишь в комплексе. В данной специфике мировоззрения К.Д.Ушинского и состоял тупик для всех, кто пытался превратить этот квадрат в «Кубик Рубика», вертя и подбирая набор необходимых граней в соответствии с политической конъюнктурой или определенной идеологией.

Горе от ума
К сожалению, это время - 1857‑1861 гг., на которые приходится апогей общественной, творческой и педагогической деятельности К.Д.Ушинского - его акме, - оказывается недолговечным. Уже осенью 1861 г. он вынужденно покидает пост главного редактора Журнала Министерства народного просвещения. Причина традиционна для Ушинского - публикуемые в журнале статьи расходятся с курсом министерства.
Затем последовала отставка из Смольного института. «Слишком» умного и честного завуча решили снять с должности. Видимой причиной послужил конфликт с начальницей института, которая обвинила его в непочтительном отношении к начальству, вольнодумстве и даже атеизме. Но подлинные обстоятельства были, конечно, намного глубже. После отмены крепостного права власть не хотела дальнейшего углубления реформ и удаляла реформаторов от дел. Достаточно вспомнить судьбу Н.И.Пирогова. Поскольку просто уволить известного и любимого всей образованной Россией педагогического деятеля было не очень корректно, то внешне все было обставлено трогательной заботой руководства о здоровье Ушинского - отправкой его для лечения за границу. 22 марта 1862 г. он был вынужден подать прошение об увольнении, а 24 апреля навсегда покинул Смольный, после чего К.Д.Ушинский был направлен в Европу «для обозрения заграничных женских учебных заведений» и подготовки учебника по педагогике.
Командировка, а по сути ссылка, продолжалась до 1867 г. Однако и эту вынужденную эмиграцию он старается по максимуму использовать на пользу отечественного образования, существенно обогатив педагогическую теорию знанием современной передовой западной школы. К.Д.Ушинский посетил Швейцарию, Германию, Францию, Бельгию и Италию, где изучал учебные заведения - женские школы, детские сады, приюты и школы, считавшиеся самыми передовыми образовательными учреждениями в Европе.
Но главное заключалось в другом. Находясь за границей и тоскуя по Родине, в 1864 г. Ушинский написал и издал свои замечательные книги «Родное слово» и «Детский мир», явившиеся первыми массовыми и общедоступными российскими учебниками для начального обучения детей. Более того, он подготовил методическое руководство для учителей и родителей к своему «Родному слову», которое до 1917 года выдержало 146 изданий.

Ностальгия по Ушинскому
Вернувшись из-за границы в 1867 г., К.Д. Ушинский титанически работает над капитальным трудом «Человек как предмет воспитания». В 1868 г. вышел отдельным изданием первый том исследования, а в 1869 г. появился второй том. Однако закончить свою книгу К.Д.Ушинский не смог. Третий - самый важный - том, который был посвящен собственно педагогическим проблемам, остался незавершенным (материалы к нему были изданы лишь в 1908 г.).
Обычно последние годы жизни Константина Дмитриевича представляют как полное затворничество. Но это совершенно не так. Он активно действует в общественно-педагогическом движении юга России, принимает участие в педагогических съездах, редактирует учительские статьи и сборники материалов съездов.
Перенапряжение всех сил подрывает его и без того, как писал Ушинский еще в 1861 г., «окончательно разбитое здоровье». Поздней осенью 1870 г. поехал лечиться в Крым. По дороге простудился и остановился для лечения в Одессе, где и скончался 22 декабря 1870 г. Похоронили Ушинского в Киеве на территории Выдубецкого монастыря.
Будем надеяться, что юбилейные торжества, связанные со 195‑летием со дня рождения К.Д.Ушинского, смогут содействовать более адекватной и вместе с тем многомерной трактовке идей и взглядов выдающегося отечественного педагога. Его вдумчивый патриотизм и сдержанная религиозность способны охолодить горячие головы. Но не сердце!
Перечитывая работы Ушинского, испытываешь чувство горечи, что нет у нас сейчас педагогического мыслителя, равного Константину Дмитриевичу. С его темпераментом, убежденностью в собственной правоте (пусть и излишней), блестящим слогом, взвешенной позицией по отношению к реформированию образования. К счастью или к сожалению, Ушинский действительно выглядит «живее всех живых».

​Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, заведующий лабораторией истории педагогики и образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО», член-корреспондент Российской академии образования, профессор, доктор педагогических наук