Началась эта история еще летом. Пока учителя отдыхали от школьных забот и наслаждались свежим воздухом лесов, морей и рек, а директора выполняли функцию прорабов, занимаясь подготовкой зданий к новому учебному году, государственные мужи, трудящиеся на ниве принятия основополагающих законов, подкладывали под школу мину замедленного действия. Подчеркну, что замедленного. Поэтому ее никто вначале и не заметил, не придал ей должного значения. Федеральный закон №317 о внесении изменений в статьи 11 и 14 Федерального закона №273‑ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» был принят Государственной Думой 25 июля, а уже через два дня, 28 июля, одобрен Советом Федерации, 3 августа подписан президентом. Читали ли его государственные мужи, задумывались ли о его смысле и последствиях, сказать не берусь. Но что читали внимательно, сомневаюсь. Имею право.
А там написано вот что: «1) статью 11 дополнить частью 5.1 следующего содержания:
«5.1. Федеральные государственные образовательные стандарты дошкольного, начального общего и основного общего образования обеспечивают возможность получения образования на родных языках из числа языков народов Российской Федерации, изучения государственных языков республик Российской Федерации, родных языков из числа языков народов Российской Федерации, в том числе русского языка как родного языка.»; 2) в статье 14 часть 4 после слов «изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации» дополнить словами «, в том числе русского языка как родного языка,»; часть 6 дополнить предложением следующего содержания: «Свободный выбор языка образования, изучаемых родного языка из числа языков народов Российской Федерации, в том числе русского языка как родного языка, государственных языков республик Российской Федерации осуществляется по заявлениям родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся при приеме (переводе) на обучение по образовательным программам дошкольного образования, имеющим государственную аккредитацию образовательным программам начального общего и основного общего образования».
Дополнения, принятые летом, на первый взгляд кажутся небольшими и вполне невинными, но именно эти скромные поправки оказались бомбой. Как так получилось? И почему об этом не подумали сразу? Ответ на поверхности. Все документы сферы образования, которые принимаются в последнее время, настолько витиевато и неясно написаны, что их можно читать и трактовать по-разному. Тот, кто не привык погружаться в стилистические дебри языка официальных предписаний, не поймет, как именно следует поступать согласно тому или иному министерскому приказу. Но тут все же не письмо министерства, тут закон. И прочитать его внимательно смогли только чиновники Рособрнадзора. Лишь они (в отличие от большинства рядовых управленцев и директоров) поняли, что родной язык наряду с государственным в школе с 1‑го по 9‑й класс должны изучать не только татары, калмыки, чеченцы и представители прочих национальностей, но и дети титульной нации. Даже если в школе нет носителей других языков. Все-то ведь как по наивности думали? Раз в обычной школе учатся только русскоязычные, то и проблем с родным языком у них нет. Казалось бы, с первого класса учат его. Книги читают на русском языке, говорят на нем. Но, оказывается, этого недостаточно. Дети осваивают государственный язык, но не изучают его как родной. Очень тонкая грань проходит между тем и другим языком, вы ее чувствуете? И я не чувствую. Зато чувствуют инициаторы поправок. И Рособрнадзор их поддерживает всецело. По их мнению, не изучать русский как родной - непорядок и серьезное упущение! Недремлющие сотрудники контролирующих органов нескольких регионов (Ульяновской, Смоленской, Новосибирской, Нижегородской областей, Удмуртии и ряда других республик) уличили образовательные организации в неисполнении федерального закона и обратились в региональные прокуратуры. А те в свою очередь вынесли предписания принять меры к тому, чтобы закон исполнялся. Раз закон об изучении русского как родного и русской литературы как родной есть, будьте любезны его выполнять. Включайте в программу - по ФГОС ООО предметные области «Родной язык» и «Родная литература» являются обязательными (в отличие от второго иностранного языка), об этом есть пояснение Департамента государственной политики в сфере общего образования Минпросвещения. В пояснении уточнено, что «добровольность заключается не в отказе от изучения родного языка, а в возможности его выбора (например, русского, башкирского, татарского, чувашского или других языков народов РФ)».
Родной язык выбирают родители ребенка, о чем ими должно быть написано соответствующее заявление (сейчас во многих регионах, причем не только многонациональных, сбором заявлений как раз и занимаются классные руководители). Для новых предметов отводится место в журнале каждого класса, разработана и одобрена примерная программа, на основании которой коллективами авторов написаны учебники. Они уже вовсю печатаются, крупный и выгодный заказ получило издательство «Просвещение». К новому учебному году огромный тираж будет готов, но вот беда: во всех школах давно сверстан и утвержден бюджет на год, то есть денег на покупку учебников у большинства школ нет. Их нужно будет изыскивать. Потому что без учебников вести новые обязательные предметы нельзя и просить родителей их купить на свои деньги нельзя тоже. У директоров уже началась истерика в связи с поиском денег.
Количество часов на изучение родного языка и литературы четко определено - 1+1. А вот где брать эти часы, каждая образовательная организация решает самостоятельно. Чаще всего школьная администрация идет по самому простому и менее затратному пути: изыскивает «родные» часы в рамках существующей расчасовки на русский язык. Потому что иначе придется жертвовать каким-то другим предметом, а этого никому не хочется. Довольно рискованно добавлять часы сверх уже имеющихся - тот же самый 273‑й федеральный закон запрещает превышать норму учебной нагрузки. В школах с пятидневкой этот норматив особенно жесткий. И если администрация решает (или вынуждена) добавлять какой-то новый предмет, то школа встает перед необходимостью переходить на шестидневку. И еще крупным школам придется в связи с «родным русским» нанимать дополнительно одного, двух или трех словесников (и брать деньги на оплату их труда). Например, если в школе три параллели, то с 1‑го по 9‑й класс получается 27 классов-комплектов. Умножаем на два часа в неделю, получается 54 часа дополнительно. Распределить нагрузку между имеющимися словесниками вряд ли получится, они и так загружены сверх меры. Выход один: брать дополнительные ставки. Но где деньги, Зин? Да еще среди года, когда бюджет и фонд оплаты труда утверждены и ни одну статью расхода нельзя подвинуть и поменять.
Поэтому немудрено, что в ряде регионов учителя все уроки ведут так же, как вели. Но сдают не одну, а две рабочие программы (по русскому языку и по родному русскому языку), заполняют еженедельно не по две, а по четыре страницы в журнале, также не два, а четыре отчета об успешности усвоения программы. То есть занимаются обычным и давно привычным для школы делом - имитацией процесса. И обвинять их язык не повернется, так как они ни в чем не виноваты. Исполнители - невинные жертвы непродуманных и наспех принятых законов. Все это происходит потому, что во главе угла стоят чьи-то политические и финансовые интересы. С профессионалами давно никто не советуется, мнением педагогического сообщества пренебрегают. И если бы закон был направлен не на получение откатов, а на улучшение языковой культуры, если бы был надежно финансово обеспечен, то его уж точно исполняли бы иначе.

Федеральный закон №317 о внесении изменений в статьи 11 и 14 Федерального закона 273‑ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» был принят Государственной Думой 25 июля, а уже через два дня, 28 июля, одобрен Советом Федерации, 3 августа подписан президентом. Читали ли его государственные мужи, задумывались ли о его смысле и последствиях, сказать не берусь.

Количество часов на изучение родного языка и литературы четко определено - 1+1. А вот где брать эти часы, каждая образовательная организация решает самостоятельно. Чаще всего школьная администрация идет по самому простому и менее затратному пути: изыскивает «родные» часы в рамках существующей расчасовки на русский язык.