Своим внешним видом Юлия Игоревна все-таки больше похожа не на учительницу, а на старшеклассницу - хрупкая, невысокая, тоненькая, но тем понятнее и ближе она ученикам. Хотя изначально в учителя не собиралась. В семье педагогов не было, а те, с кем приходилось сталкиваться в свои школьные годы, к мечтам об учительской профессии как-то не вдохновляли. После школы поступила в университет в Твери - Юлия родом из Тверской области - на факультет иностранных языков и международной коммуникации, и хотя учила французский с английским, по диплому она не учитель, а «специалист по странам и регионам Европы» - регионовед. Говорит, что ее специальность была связана с управлением в сфере международного сотрудничества, но попробовать себя в ней не довелось. Когда училась на пятом курсе, родственница предложила подработку в школе-интернате на полставки воспитателем. Юлии предложение понравилось, до этого она занималась разными социальными проектами, например ездила с друзьями в детские дома и проводила мастер-классы или они вместе собирали для детей подарки. Так получилось, что, когда директор того интерната, в который Юлия приезжала с подарками, узнал, что она работает в другом интернате, он очень удивился. И сразу переманил к себе, предложив полную занятость и ставку учителя английского. У девушки после этого словно крылья выросли, потому что почувствовала, что в нее поверили, ведь директор сказал ей, что такие люди, как она, очень нужны детям. И все это, несмотря на отсутствие у нее педагогического образования и на непрофильный английский язык.
- Именно его, Виталия Валерьевича Солдатова, директора Медновского интерната в Твери, я считаю своим главным наставником, - говорит Юлия Григорьева. - Он настоящий волшебник! Он всегда очень много делает для ребят, ищет детей с непростыми характерами, семьями и судьбами, принимает их и старается сделать их детство счастливым. Дети у него ездят в разные города на праздники и мероприятия, и эти поездки с детьми по всей России меня очень привлекли. Я с ними смогла побывать во многих интересных местах, даже в «Орленке».
Причем с ребятами молодая учительница ездила не просто в качестве сопровождающего, они приво­зили свое творчество. Работая в интернате, Юлия начала вести видеостудию, вместе с ребятами они делали мультики и показывали их во время поездок. Именно тогда, работая в интернате и учась на пятом курсе университета, она захотела стать учителем. Но, как оказалось, одного желания мало. Вскоре она переехала в Санкт-Петербург и решила поискать работу по специальности. Искала довольно долго, но безрезультатно, в итоге снова пришла в школу. Почему не сразу, почему сомневалась? Останавливали «непрофильное» образование и трудности учительской профессии. Как сама Юлия говорит, школа и уроки - это очень тяжело для нее, забирают практически всю энергию. Поэтому в сельской школе под Гатчиной она проработала недолго, а потом попала в Центр дополнительного образования в самом городе. Но тоже ненадолго, без педобразования ее брали только на замещение временно не работающих педагогов. Пришлось снова искать работу, и вот тут-то на одном из сайтов ей попалась информация о программе «Учитель для России».
- Я сразу поняла, что это про меня! - признается Юлия Игоревна.
Началом обучения стал летний детский лагерь с «полным погружением в профессию», будущие педагоги занимались с детьми с утра до вечера - и уроки, и «внеурочка», и развлечения. Потом все разъехались по школам России. Так в 2016 году Юлия попала в Воронежскую область, в Острогожск - небольшой городок с богатым историческим прошлым. Здесь ей предложили вести французский язык и занятия в видеостудии. Параллельно раз в месяц она приезжала на учебные сборы в Московскую область как участник программы «Учитель для России». После двух лет обучения защитила аттестационную работу и получила диплом Высшей школы экономики, дающий право преподавания в школе.
- Я очень рада, что так получилось, потому что уже влилась в профессию. Я поняла, что это та сфера, где я могу заниматься тем, что мне интересно. Даже несмотря на то что мне трудно, у меня сейчас удобная для меня нагрузка, я оставила себе классы, с которыми мне комфортно работать. У меня много внеурочной деятельности, я снова веду видеокружок, мы с детьми занимаемся предметной анимацией, сейчас создаем разные самые невероятные миры. Я поняла, что именно «внеурочка» - это больше мое, чем сами предметы.
Несмотря на это, Юлия ведет английский и французский языки, у нее вторые и третьи классы, и еще есть любимый восьмой, в котором она преподает английский с шестого класса, и большая часть этих ребят ходят к ней на занятия в видео­кружке.
- Мы с ними живем душа в душу! И еще у меня пятый класс, который ходит ко мне делать мультики, - рассказывает Юлия Игоревна. - Это не простой класс, хотя их всего 12, но они очень шумные - пять гиперактивных детей, и всем нужно постоянно внимание. Они для меня свое­образный «челленджер» - вызов. Потому что мне, с одной стороны, очень интересно с ними, они умные, их интересно учить и заниматься с ними. Но они «редко управляемые». Поэтому мы с ними всегда говорим о том, зачем мы ходим в школу.
Еще я увлекаюсь социально-эмо­циональным обучением, и с этой идеей я шла на конкурс. Мне кажется, это то, чего сейчас не хватает в российских школах. Если коротко, в основе - желание понимать, что происходит со мной и с другими людьми, это нужно для выстраивания адекватной коммуникации, для общения. В других странах детей учат этому, есть специальные курсы. Но у нас этому внимание не уделяется. В принципе этим должны заниматься классные руководители на классных часах, но их на это не хватает - нагрузки слишком велики.
Вместе с другими выпускниками программы «Учитель для России» Юлия разрабатывает проект по развитию осознанности и эмпатии в школе. Сейчас они сделали акцент на работе с учителями, потому что считают, что учитель - самая незащищенная категория в школе, ему больше всего нужна эмоциональная, психологическая поддержка. Современному педагогу не обойтись без знаний, как правильно управлять собой, как восстанавливаться, как понимать себя и свои эмоции. По мнению Юлии, это все очень интересно и необходимо сегодня.
Я не могла не спросить, как ее приняли на новом месте, все-таки необычное вхождение в профессию и обучение не такое, как у большинства коллег. Рассказывает, что первые впечатления были сложными, и восприятие ее было достаточно скептическим. Помогло то, что раньше она уже успела поработать в школе. Второй выпускнице программы, которая также приехала в Острогожск, повезло меньше. После года работы ее «попросили». Почему? Они пришли со своей позицией: ребенок сам отвечает за свой выбор, дети свободны делать то, что они хотят делать, и уроки должны быть интересными в первую очередь для них. Коллега вела математику, и на ее уроках ребятишки бегали по школе, измеряли периметр и площадь, ходили на улицу и чертили геометрию на асфальте. Им было интересно так учиться. Жаль, родителям не понравилось. Такое поведение назвали отсутствием дисциплины, родители пришли к директору с требованием дать им нового, нормального, учителя математики, который будет правильно учить их детей и следить за дисциплиной.
Григорьевой больше повезло, особенно с предметами. Все-таки французский с английским не настолько важны, по мнению большинства родителей. Если бы у нее была математика, еще неизвестно, как все обернулось. Поэтому она и выжила в школе, точнее прижилась. И победа на областном этапе конкурса «Учитель года» тоже оказалась очень кстати, помогла в завоевании большего уважения. Теперь она может отстаивать свою точку зрения и право детей на интересные уроки. И конечно, прибавилось опыта. Говорит, с самого начала хотела попробовать себя в этом конкурсе. В первый год помогала коллеге из другой школы, а на следующий предложили участвовать ей самой. В идеале она хотела победить в районном этапе и попасть в первую пятерку в области, это был предел мечтаний. Но «всего оказалось больше»! О победе в областном этапе и тем более дальнейшей подготовке и участии в общероссийском конкурсе она и мечтать не могла. Поэтому все происходившее оказалось стрессом, но одновременно и очень хорошей школой.
- Я училась действовать в стрессовой ситуации, могла прочувствовать волнения каждого этапа конкурса, это как выход на новый уровень, - вспоминает Юлия Игоревна. - И я наблюдала, как реагировал мой организм, я знаю, как различные гормоны действуют в ситуации стресса на человека, я смогла наблюдать за собой. И да, это мне помогло в плане личностного развития. И еще помогло общение с различными учителями, особенно на районном уровне, когда мы смотрели мастер-классы и уроки других учителей-коллег. В области, к сожалению, такой возможности не было. А всероссийский этап - это было вообще что-то бомбическое! Все очень интересны, уникальны, мы до сих пор продолжаем общаться, и я могу спросить каждого, из любого региона. Это мощный канал учительской поддержки, нашего сообщества.
Спрашиваю Юлию, откуда взялась любовь к видеосъемке. Оказалось, когда училась в университете, успела позаниматься на различных курсах для активистов молодежных движений. Один такой спецкурс посвящался созданию роликов, и это стало открытием! Вел занятия тверской режиссер, учил, как писать сценарий, делать раскадровку, как снимать по ней. Юлию это очень увлекло, подумала, что будет здорово, если она откроет этот мир детям, так теперь и происходит.
Сегодняшние школьники для нее - это совершенно новое поколение. Себя она относит к поколению 90‑х, а дети 2000‑х абсолютно другие. Они росли, когда уже были мобильная связь и Интернет. У них не было проблем с коммуникацией, и это очень сильно на них повлияло. Они не знают, что такое недостаток информации. На­оборот, у них ее переизбыток. Поэтому неожиданным стало то, что, как оказалось, они задают все те же вопросы, которые когда-то задавали она и ее ровесники. Не так давно вела занятие в седьмом классе, попросила девочек написать, о чем им было бы интересно поговорить, что обсудить. В топе оказались проблемы взаимоотношений между людьми и непонимание друг друга. Потом шли стереотипы, которые мешают нормально взаимодействовать. Разобрали самый популярный: ты девочка, значит, ты должна хорошо учиться, быть аккуратной и уметь готовить, иначе тебя замуж не возьмут. Несогласных оказалось большинство.
Каким должен быть учитель, чтобы уметь отвечать на такие каверзные вопросы? Юлия считает, что прежде всего учитель должен быть честным и честно говорить о том, что он думает:
- Для меня, и я об этом говорила на конкурсе, из трех «видов» воспитания - кнут, пряник и личный пример - единственным эффективным является личный пример. Как бы мы ни хвалили и ни наказывали детей, они все равно будут такими, какие мы. Это прежде всего относится к родителям, но и к учителям тоже. Если учитель настоящий, которого дети слушают и которому доверяют ему, у него и дети хорошие. Самому нужно быть таким, какими ты хочешь видеть детей. Чтобы слова не расходились с делом.
Это нелегко, но, по мнению Юлии Игоревны, есть в учительской профессии и другие, не меньшие трудности. Например, Юлия считает себя интровертом, поэтому ей тяжело много общаться с детьми и взрослыми. Иногда после уроков она чувствует огромное внутреннее опустошение, и ей от этого очень тяжело. Как восстановиться? Побыть наедине с собой. Конечно, вдохновение от хорошо сделанной работы и успехов учеников - мощный источник энергии. Но физические ресурсы небезграничны. Когда ты начинаешь жаловаться и раздражаться, когда все кажется плохо, вот это Юлия и называет крайним опустошением. Это может происходить от переизбытка общения или от неправильно выстроенного расписания, когда всего слишком много. Но она знает, как справляться с этим. Остается одна - с книжкой и с мужем, с которым вместе переехала в Острогожск из Санкт-Петербурга. Детей пока нет, съемная квартира к большой семье не располагает. Но есть кот-найденыш, ласковый, умный. Это тот ближний круг, который помогает ей восстановиться. Все-таки школа - работа трудная, забирает очень много души и сил.

Острогожск, Воронежская область