На самом деле в субъектах РФ уже существуют самые различные образовательные школы регионального и федерального подчинения, губернские и президентские гимназии и лицеи. Более того, при каждом крупном университете обязательно есть одна или несколько школ, тесно связанных с ним в плане целевой подготовки абитуриентов для этого вуза. И учится там, как правило, отборный контингент, а попасть туда может далеко не каждый. Все это, разумеется, для того, чтобы умные и одаренные дети могли реализовать себя с максимальной эффективностью.
Но стоит ли нам и дальше развиваться в том же направлении, создавая все больше и больше вот таких «продвинутых» учреждений? Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте посмотрим на ситуацию с позиции стороннего наблюдателя.
Начнем с того, что в подобных школах, как правило, созданы куда более комфортные условия как для учебы, так и для работы, там отличная инфраструктура, хорошие зарплаты, а значит, есть возможность и для привлечения высококлассных специалистов. Поэтому совершенно неудивительно, что дети и учителя из обычных школ будут стремиться попасть туда. А в итоге мы получим очередной «пылесос», который вытягивает из других учреждений самых умных, способных и перспективных учащихся и педагогов. Все это неминуемо приведет к еще большему расслоению общества на избранных и всех остальных.
Кроме того, имеет смысл вспомнить, что согласно исследованиям психологов, если из школы изъять отличников, оставшимся не на кого будет равняться в классе, а значит, тем самым мы искусственно снижаем здоровую конкуренцию. То же, кстати, касается и педагогического коллектива. Когда из школы уходят наиболее продвинутые и опытные преподаватели, вряд ли оставшиеся начнут работать «еще лучше, еще веселее». Так зачем же понижать планку?
В лицеях и гимназиях учатся дети родителей, имеющих, как правило, высокий социальный статус (и соответственно высокий уровень дохода). Но зачем же в очередной раз создавать очаг напряжения, улучшая жизнь богатым и обедняя бедных?
И потом давайте уже быть честными до конца: если мы считаем, что в упомянутых главой РАН школах с особым статусом должны учиться лучшие из лучших, есть ли у нас такая же уверенность, что эти люди потом останутся в России и будут работать на ее благо? От себя могу сказать: нет, такой гарантии нам никто не даст. Наоборот, как показывает практика, дети, получившие образование в особых условиях, очень часто становятся «гражданами мира» и уезжают в другие страны, чтобы поднимать их экономику и укреплять их науку. Поэтому я бы не стал «множить сущности сверх необходимого», а внимательно посмотрел, насколько эффективны те продвинутые учреждения, которые у нас уже есть на сегодняшний день.
Идея меритократии, когда руководящие посты отдают наиболее способным и умным людям, выращенным в элитарных учреждениях, хороша лишь на бумаге. На практике же она, увы, приводит к тому, что государством начинают управлять представители обособленного сообщества, касты, куда остальных не допускают по определению. И этим людям чужды проблемы остального общества, что, как можно догадаться, совершенно не вяжется с идеями демократии. А мы ведь хотим жить в демократическом государстве, верно?

NB! Виктор Александрович БОЛОТОВ - научный руководитель Центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ, президент Евразийской ассоциации оценки качества образования, профессор, академик РАО.