Сейчас, как правило, повышение квалификации сводится к получению формального подтверждения о прослушивании курса, - заявила Голикова. - Предлагается создать центры непрерывного профессионального мастерства, которые будут обеспечивать повышение квалификации в постоянном режиме. К 2024 году планируется создать 255 таких центров. Мы хотим уйти от документов, «корочек» и прийти к независимой и добровольной системе оценки квалификации педагогов, - подчеркнула вице-премьер Правительства РФ.
Наш первый выпуск рубрики «Нацпроект» посвящен тому, какими должны быть главные задачи этих центров и в чем они будут принципиально отличаться от уже существующих ИПК и институтов развития образования.

Ольга РОЙТБЛАТ, ректор Тюменского областного государственного института развития регионального образования, кандидат педагогических наук, народный учитель РФ:

- В ноябре прошлого года наша область выиграла ряд грантов, среди которых был и грант «Учитель будущего», связанный с созданием центров непрерывного повышения профессионального мастерства педагогических работников, а также центров аккредитации учителей. Сейчас решается вопрос о том, будут ли эти структуры представлять собой отдельное юридическое лицо или их сделают подразделениями уже существующих юрлиц, например нашего ТОГИРРО. Все зависит от того, какое решение будет принято на уровне Министерства просвещения РФ, пока это еще не ясно. Но темой создания таких центров мы уже начали заниматься. У нас на юге области их будет три - в Тюмени, Ишиме и Тобольске. У нас большая территория, поэтому есть желание приблизить услуги непосредственно к учителям, чтобы они не ездили каждый раз в областной центр. Все это делается для того, чтобы дать возможность каждому педагогу выстроить свою собственную траекторию повышения квалификации. И все это в той или иной мере уже не раз апробировалось у нас.
Нам эта тема нравится, мы согласны с тем, что учить нужно не всех сразу, в массе, а работать с каждым отдельно взятым педагогом, решая сугубо его проблемы.
А будут ли эти центры включены в общую систему повышения квалификации, зависит от особенностей региона. Я думаю, что по нашей области, скорее всего, это все будет завязано на систему повышения квалификации. В других регионах, допускаю, эти центры могут быть созданы при классических университетах, педагогических институтах и так далее.
Что же касается кадров, то для каждого центра будет определено свое штатное расписание, то есть на это выделены отдельные средства.

Ольга КОВАЛЬЧУК, ректор Ленинградского областного института развития образования:

- Институты повышения квалификации фактически уже являются такими центрами. Государство ставит цель перед учительством, она прописана в законе, где учитель может за средства бюджета не реже одного раза в три года получить возможность повысить свою квалификацию. Задача любого учреждения, как бы оно ни называлось - институт или центр, - предложить современный контент и актуальные методики его внедрения. Но очень нелепо звучат слова профессора центра, принижающие возможности и сужающие горизонты планирования деятельности. Главное в этой деятельности - методическая поддержка, сопровождение учительского роста, включающее стажировки, деятельное знакомство с передовыми практиками, интерактивные, кейсовые наборы приемов и решений имеющихся у учителя профессиональных затруднений, которые могут стать базой для работы таких организаций. Название сути не меняет. Главное в их работе - методика. Объем содержания дает учреждение высшего профессионального образования. Пришел выпускник в школу, много чего знает, но это не значит, что он сможет сделать так, чтобы в общении с детьми развить их компетенции. Он ищет, как донести до учеников смысл и показать им направление их роста. Поэтому непрерывно надо познавать методы, способы взаимодействия в процессе познания.

Андрей МИЛЁХИН, первый проректор МГППУ:

- Я считаю, настало время предъявить общественности развернутую концепцию деятельности таких центров, в том числе в контексте того, как они будут взаимодействовать с существующими институтами повышения квалификации, институтами развития образования, педагогическими институтами, педагогическими факультетами университетов и так далее.
А лично мне очень хотелось бы, чтобы одной из главных целей создания данных центров стало определение дефицитов тех или иных профессиональных компетенций у каждого отдельного педагога и (как следствие) определение индивидуальных путей устранения этих дефицитов. Такие организации будут очень востребованными, если они смогут предоставить людям возможности профессионального развития, в которых педагоги на самом деле нуждаются. Такие диагностика и самодиагностика профессиональной деятельности педагогов прежде всего направлены на повышение качества образования. В этом и есть основной смысл национальной системы профессионального роста педагогических работников.
ИПК и ИРО порой работают в несколько ином ключе. А педагогу нужно предоставить индивидуальную траекторию развития, чтобы он четко понимал, как этот или иной профессиональный дефицит можно восполнить. В своей или соседней школе, или в соседнем регионе, с выездом на место или дистанционно.
Наряду с определением этих дефицитов, я считаю, такие центры должны выявлять и реально существующие профициты, то есть те лучшие педагогические практики, которые на сегодняшний день, уверен, есть во всех регионах России. Тот же самый конкурс «Учитель года» ежегодно демонстрирует лучшие практики, но это далеко не единственный способ, поэтому нужно уметь не только выявить то хорошее, что есть у нас, но и правильно им распорядиться, тиражировать такой педагогический опыт.
Эти центры должны быть самостоятельными юридическими лицами, осуществлять координацию и взаимодействие с организациями системы Минпроса и системы Минобрнауки.

Валерьян ГАБДУЛХАКОВ, доктор педагогических наук, профессор Казанского федерального университета, руководитель НОЦ педагогических исследований, Казань:

- Проблема создания нового центра (института, академии, университета) повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, а также проблемы его реформирования, модернизации, создания стажировочных площадок в школе поднимаются время от времени с 30‑х годов прошлого века. И больше всех активность в этом направлении проявляют не учителя, а чиновники (руководители образования). Учителя же молча соглашаются, надеясь на то, что, может, действительно это будет лучше для просвещения, образования, для школы. В глазах учителей эти ситуации больше напоминают пиар-кампании нового руководителя, от которого ждут чего-то нового, может, хорошего.
Мне, как человеку, проработавшему 25 лет в Институте усовершенствования учителей, преобразованном затем в Институт повышения квалификации, а впоследствии в Институт развития образования, понятно недовольство методистов отсутствием преемственности между педагогическим вузом и системой повышения квалификации, неспособностью вузовских преподавателей видеть проблемы учителей-практиков и др.
Поэтому я с интересом перешел в 2007 году в университет, когда в нем появился свой центр повышения квалификации и профессиональной переподготовки и курсовая работа с учителями-предметниками стала вестись не отдельными методистами или учителями-практиками, а силами целого факультета. Причем среди преподавателей университета стала формироваться особая категория методистов - menter-педагогов, то есть педагогов, которые работали в школе, добились там авторитета и признания, пережили успех и теперь, будучи вузовскими учеными - кандидатами и докторами наук, могут профессионально выстроить индивидуальный маршрут творческого роста студента (будущего педагога), а затем и педагога-мастера, исследователя, ученого.
Тогда оказалось, что Приволжский региональный центр повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования - первый новый университетский центр не только в России, но и в Европе. В Казанский федеральный университет стали ездить (и до сих пор ездят) педагоги-организаторы из Германии, Великобритании, Китая, Беларуси, Молдовы, Казахстана и других стран изучать опыт организации непрерывного педагогического образования в условиях университетского комплекса.
Институт психологии и образования Казанского федерального университета стал координирующим центром педагогического образования, зоной ответственности за качество всей системы непрерывного университетского образования. Ученые этого института разрабатывают новую дидактику - дидактику непрерывного педагогического образования.
Поэтому, может, не стоит преобразовывать то, что еще до конца не создано, а добиться одного: чтобы центры повышения квалификации работников образования заработали во всех федеральных университетах. Работая с этим центром в условиях Казанского федерального университета в течение 12 лет (с 2007 г.), я вижу его очевидные преимущества перед прежними традиционными и альтернативными структурами непрерывного образования.

Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науке, член Центрального штаба ОНФ, председатель Всероссийского общества «Знание»:

- Деятельность центров непрерывного повышения профессионального мастерства педагогов должна базироваться на новых форматах и методиках. Сотрудники этих центров сами должны быть мастерами, участвующими в упаковке нового содержания образования и развитии новых обучающих форм, а педагоги, повышающие квалификацию, - включаться в эти процессы. Это позволит осуществить рывок в развитии профессионализма учителей и создать содержательную основу реализации ФГОС. Пока лишь четверть педагогов уверены, что владеют всем технологическим инструментарием, обеспечивающим реализацию требований стандарта, об этом говорят результаты мониторинга Общероссийского народного фронта и фонда «Национальные ресурсы образования», проведенного с участием 600 педагогов в 2018 году.
По мнению четырех из десяти учителей, большинство педагогов продолжают работать по традиционным методикам. Часто негативно учителя оценивают курсы повышения квалификации по ФГОС. Так, 18% педагогов отметили, что их преподаватель сам не слишком хорошо разбирался в образовательных стандартах. Педагогами отмечаются недостаточное количество, формализм и низкое качество курсов. И эти проблемы характерны не только для курсов по ФГОС, но и для всех программ повышения квалификации педагогов. Поэтому просто финансировать все те же самые центры и институты повышения квалификации недостаточно.
Как новой структуре избежать профанации и дублирования того, чем занимаются сейчас многие институты повышения квалификации? Прежде всего преподаванием в центрах педагогического мастерства должны заниматься лучшие представители профессии. Речь идет о специалистах, которые сформировали свой педагогический стиль, имеют опыт разработки и апробации методических и диагностических материалов. Другое важное отличие новой системы от существующей - функционирование центров как единой сети. В своей деятельности они должны будут использовать единые принципы оценки педагогических кадров, реализовывать модульные программы повышения квалификации и переподготовки под конкретные педагогические задачи. В программы должно вкладываться во многом эксклюзивное содержание. Задача таких центров - обучить учителя тому, чему он больше нигде не сможет научиться. Например, из каких учебных модулей сконструировать рабочую программу по своему предмету, как использовать agile-технологии в учебном процессе, как работать с детьми на грани кризиса... При этом новые программы не должны быть написаны один раз и тиражироваться из года в год, необходима их постоянная актуализация. Только тогда они будут востребованы педагогами, а обучение действительно будет проходить на добровольной основе.