Речь идет о выводе лучших российских школ из муниципального подчинения в региональное, что, по мнению г-на Сергеева, позволит учителям сконцентрироваться на работе с одаренными детьми, а не со среднестатистическими школьниками. А между тем недавно проведенный опрос ВЦИОМ показал, что свыше 52 процентов россиян считают, что одаренные дети не реализуют свой потенциал и становятся обычными людьми. Получается, что наших детей поделят на одаренных и бездарных, а возможно, и на богатых и бедных, отобрав у последних шанс на качественное образование и уничтожив возможности социальных лифтов, которые прописаны в нацпроекте «Образование» отдельным направлением. Не противоречит ли инициатива президента РАН Александра Сергеева нацпроекту «Образование» и не приведет ли ее реализация к увеличению пропасти между элитарным и массовым образованием, а в конечном итоге к ухудшению качества последнего? Этот вопрос мы задали нашим экспертам.

Любовь ДУХАНИНА, депутат Государственной Думы РФ, заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науке, председатель Всероссийского общества «Знание», член Центрального штаба ОНФ:

- Школы для одаренных детей и массовые школы нужно развивать синхронно. Нельзя отдавать приоритет какому-то одному направлению. Вкладываться нужно в развитие каждого ребенка. Речь здесь идет и об определенном уровне качества образования, и о его финансовом обеспечении.
В нашей стране крепка традиция реализации некоторыми школами сложных образовательных программ, ориентированных на углубленную подготовку детей. До недавнего времени к таким учебным заведениям относились гимназии и лицеи, зачастую имеющие дополнительные источники финансирования. В прошлом году Министерство просвещения запустило в 16 регионах пилотный проект по передаче муниципальных школ на региональный уровень управления. Организаторы эксперимента также рассчитывают на увеличение финансирования этих школ.
Механизм реализации проекта, инициированного Российской академией наук, предстоит тщательно продумать. По какому принципу отбирать детей в такие школы? Как обеспечить их присутствие там? Будет ли организован подвоз учащихся, что уже снижает привлекательность этих школ, или дети будут учиться в интернате, к чему готовы далеко не все? С какого возраста можно будет поступить в такую школу? Наконец, самый главный вопрос: что делать с детьми, которые не попадут в категорию одаренных? Где будут учиться они? К таким проектам нужна основательная подготовка. Необходимо продумать каждую мелочь, чтобы ни один ребенок не был ущемлен в своих правах или интересах.
Ведь талантливых и неординарных детей у нас гораздо больше, чем могут вместить в себя элитные школы. Так, в 2018 году Общероссийский народный фронт совместно с фондом «Национальные ресурсы образования» провел опрос более 2000 школьников. Из них 44% отметили, что обладают определенным талантом, который они стараются развивать самостоятельно, без посторонней помощи. А почти 9% признались, что не могут самостоятельно заниматься, чтобы развивать свои способности, и в раскрытии их таланта им никто не помогает. В общей сложности практически 8 из 10 школьников отметили, что у них есть талант в определенной сфере.
Поэтому создавать равные возможности нужно абсолютно для всех детей. При этом каждому ребенку необходимо не только дать возможность развить то, что заложено в нем природой и семьей, восполнить то, чего не хватает, но и помочь получить опыт преодоления трудностей, опыт созидания. И главное - нужно научить его быть самостоятельным, договариваться с людьми, организовывать вокруг себя пространство творчества и инициатив. Созданию такой системы образования посвящены все наши действия.

Олег СМОЛИН, депутат Государственной Думы РФ, член фракции КПРФ, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науке:

- Что касается точки зрения президента РАН Александра Сергеева, я бы хотел обрисовать свое отношение к этому античной формулой «Платон мне друг, но истина дороже». И вот почему. Школы с углубленным изучением отдельных предметов, в которых обучались преимущественно одаренные дети, существовали и в советский период. В такой школе работали мои родители - отец-математик и мама-литератор. Так вот, дети там прекрасно знали не только «свой» предмет, но и все остальное. Но и сейчас, насколько мне известно, в регионах продолжают существовать такие школы, просто называются они, может быть, несколько иначе. Есть образовательные организации и с математическим, и с лингвистическим, и с филологическим, и с естественно-научным, и с медицинским уклоном.
Однако я абсолютно уверен, что все это не дает нам права делить детей по сортам и создавать для одних тепличные условия, а других финансировать по остаточному принципу. Нам необходимо дать нормальное образование всем детям, без исключения. С моей точки зрения, высокий в среднем уровень образования людей важнее высоких достижений отдельных граждан. Поэтому я не против школ для одаренных детей, но это не должно быть в ущерб обычным школам и обычным детям.
Пока же, как известно, российская начальная школа, по исследованиям PIRLS, занимает лидирующие позиции, а вот старшая, по данным PISA, сваливается в третий и четвертый десяток, причем положительной динамики, увы, не наблюдается.

Борис ЧЕРНЫШОВ, депутат Государственной Думы РФ, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке, член Высшего совета ЛДПР:

- Согласен с тем, что статус лучших российских школ пора изменить, переведя их из муниципального подчинения в региональное. Это действительно поможет учителям обучить намного больше одаренных детей, развив их таланты во благо России. Такие дети смогут общаться с равными себе в специализированных гимназиях, школах-интернатах, лицеях, изучая то, что не будет интересно их сверстникам из обычных школ. Они и мир видят совсем по-другому, поэтому к ним нужен особый подход. Мы же отбираем лучших спортсменов, например, обучаем их отдельно, с ними работают профессиональные тренеры. Так почему бы не сделать то же самое для одаренных детей?
Тем более что нередки ситуации, когда в одном классе учатся отличники и отъявленные хулиганы, которым педагоги вынуждены уделять повышенное внимание. Поэтому я предлагаю обратить внимание на опыт западных стран, когда детей группируют по уровню их развития, как это было сделано в США, Японии и Китае.

Игорь ВОЛГИН, писатель, историк, доктор филологических наук, профессор факультета журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова и Литературного института им. А.М.Горького, президент Фонда Достоевского, ведущий программы «Игра в бисер» на телеканале «Культура»:


- Я далеко не в восторге от этого проекта, потому что вообще-то все дети одаренные. Называть отдельную группу детей особо одаренными нравственно неточно.
Каждый ребенок до поры до времени гений, потому что он познает мир впервые, не зная заранее каких-то догм.
Позволю себе процитировать свое стихотворение: «Обобщи человеческий лик и уверься, что это ребенок».
В целом же сама идея создания специальных школ для особо одаренных детей оскорбительна для всех остальных. Выходит, что они неодаренные, как бы второго сорта. Это не только нравственно неточно, но и социально вредно.
Надо сказать, что великие ученые не оканчивали специальные школы. К примеру, Ломоносов не обучался в школе для одаренных детей, а, наоборот, был в классе, где все значительно моложе его. Он был исключением, скажем так, переростком. Ни Менделеев, ни Королев, ни Павлов тоже не оканчивали какие-то специальные школы, хотя наверняка были детьми особенными.
Эта инициатива по отделению агнцев от козлищ невыгодна для нации и государства.
В свое время была система кружков, служившая развитию талантов. Эта система себя оправдала. Все советские кадры - и научные, и литературные - взращивались в недрах обычной школы при наличии кружков по интересам.