Напомним предысторию. Еще в январе этого года Научно-методический совет по учебникам принял единогласное решение о том, что целый ряд книг должны быть направлены на дополнительную экспертизу. К делу было привлечено более 290 экспертов, среди которых заслуженные учителя, лауреаты педагогических конкурсов, научные сотрудники, а также сертифицированные эксперты РАО, имеющие богатый опыт проведения экспертиз учебников. И уже в апреле по СМИ разлетелась сенсационная новость: академики забраковали 30 процентов учебников, поступивших на дополнительную экспертизу перед включением в Федеральный перечень!
Надо было решать, что же теперь со всем этим делать. И вот сейчас, на том самом заседании, министр просвещения Ольга Васильева заявила, что существующий порядок проведения экспертизы учебников требуется изменить.
- Мы считаем, что процедура экспертизы должна существовать именно в независимом виде, а не проводиться за счет средств издательств, - сказала она. - Ситуация, при которой учебник поступает вместе с рецензией от того же издательства, недопустима.
Член Комитета Госдумы РФ по образованию и науке Алдар Дамдинов поддержал предложение Ольги Юрьевны о том, что издательства не должны сами оплачивать экспертизу своих учебников. Ведь формула «кто платит, тот заказывает музыку» в данном случае неприемлема.
- Тут возможны два альтернативных варианта: или включить эти средства в госзадание Министерства просвещения, или ввести госпошлину для издательств для покрытия расходов на экспертизу, - подчеркнул он. - Пока этот вопрос находится на стадии обсуждения, и мы готовы его рассмотреть в Комитете Госдумы по образованию и науке. В любом случае это должна быть законодательная инициатива.
Вице-президент РАН Алексей Хохлов представил участникам заседания согласованную позицию РАН и РАО. Она заключалась в том, чтобы направить все заключения в издательства, но никаких организационных решений по ним не принимать. По его словам, повторная экспертиза отражает не позицию РАО в целом, а лишь частное мнение отдельных ученых.
Однако, как рассказал член Научно-методического совета по учебникам, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин, Ольга Васильева потребовала представить протокол совместного заседания руководства двух академий, и поскольку документа представлено не было, не приняла заявления РАН и РАО.
- Лично я проголосовал за решение включить в Федеральный перечень учебники, получившие положительные отзывы, и воздержался против включения в него книг, которые не прошли экспертизу, - признался Олег Смолин. - Также я предложил направить учебники, не прошедшие вторую экспертизу, на третью. Хочу также сказать, что за несколько дней до этого заседания я встретился с министром и отметил, что главная проблема не в сокращении общего количества учебников, а в сохранении в Федеральном перечне лучших учебников, которые у нас есть. Обилие учебников порождено политикой бывшего Министерства образования и науки, поскольку по требованию этого ведомства каждое издательство сначала сделало линейки учебников, а затем системы для начальной школы. Общее количество книг от этого только увеличилось. По моему убеждению, издательства сами, на свое усмотрение, должны принимать решение о сокращении количества выпускаемых ими учебников, но при этом обязаны отобрать самые лучшие, объединив их в общие линейки или в системы.
…По итогам заседания Научно-методического совета Федеральный перечень учебников в России был сокращен более чем на треть. Из 1370 наименований в нем осталось 863. Зато в перечень вернулись некоторые наименования, за которые так переживали многие педагоги и родители. Среди них учебник по математике для младших классов Л.Г.Петерсон. На следующем заседании научно-методического совета, которое запланировано на февраль, будут обсуждаться учебники, которые по каким-то причинам еще не успели пройти экспертизу, и в случае положительных отзывов они также войдут в Федеральный перечень.
Есть ли в этом что-то совершенно секретное, спросите вы, о чем СМИ не должны были знать (хотя все равно узнали)? Нет. Но тем интереснее звучат мнения тех, кто на данном мероприятии не присутствовал, а информацию о нем получил из третьих источников.

Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науке, член Центрального штаба ОНФ, председатель Российского общества «Знание»:
- Данные мониторингов Общероссийского народного фронта показывают, что родители в целом положительно относятся к сокращению линейки учебников при условии повышения качества учебной литературы в целом. Качественное содержание учебников во многом зависит от издательств и авторов, которых они привлекают к данной работе. По действующему законодательству процедура экспертизы учебников также ложится на издательства. Новая процедура экспертизы должна повышать персональную ответственность авторов изданий и экспертов, выдающих заключение о соответствии учебников задачам реализации федеральных государственных образовательных стандартов. Кроме того, она должна исключить возникновение ситуаций, в которых учебник требуется направлять на дополнительную или повторную экспертизу. Новый механизм проверки, конечно, повлияет на рынок учебной литературы. Ни в коем случае нельзя допустить его монополизации. В то же время на рынке должны остаться только те издания, которые готовят качественный продукт и способны провести не фиктивную экспертизу, а качественную проверку учебников своих авторов.

Юрий ЗИНЧЕНКО, академик РАО, и. о. президента РАО, декан факультета психологии МГУ, президент Российского психологического общества:
- Я считаю, что Федеральный перечень учебников необходим, другое дело, какие книги куда войдут. А нам нужны только качественные учебники, которые позволяют школьнику развиваться и осваивать программу. Но тут очень многое зависит от того, кто и как формирует этот перечень. И тут уже вопрос к экспертам. Безусловно, эти люди должны быть профессионалами, не только разбираться в рассматриваемой теме, но и иметь прямое отношение к учебному процессу. Думаю, нам нужно разработать также этический кодекс эксперта. Надо обязательно исключить ситуацию конфликта интересов между теми, кто проводит экспертизу учебников, и теми, кто их издает. Но нужно также не отставать от прогресса. Ведь мы почему-то до сих пор цепляемся за старые бумажные книги, в то время как во всем мире активно развивают цифровые образовательные среды, и именно на этом необходимо сосредоточить свое внимание. Нужно развиваться в ногу со временем, иначе все вытеснит Википедия.

Геннадий ОНИЩЕНКО, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науке:
- В числе официальных экспертов немало действительных членов и членкоров РАО, поэтому Минпрос обязательно должен прислушаться к их мнению. Кстати, 30 процентов вполне объективная цифра. Мы не раз обсуждали проблему учебников, в том числе с действующим министром, я приводил примеры того, как в учебнике истории история освоения Советским Союзом космоса описывалась откровенно уничижительно, мол, Гагарина запихнули в какую-то бочку и забросили на орбиту, авось выживет. Так быть не должно. Поэтому я считаю, что экспертное мнение академиков должно быть рассмотрено на совете, а затем министерство должно принять разумное решение. Мы много наэкспериментировали с учебниками, давая возможность каждому автору высказать в них собственное мнение, но теперь надо как-то привести все это к единому знаменателю.
Александр АРХАНГЕЛЬСКИЙ, телеведущий, писатель, публицист:
- Та часть дополнительной экспертизы, которую знаю я (учебные линии по литературе), не может быть предметом рассмотрения, потому что построена на ошибках, копипастах, ложных утверждениях. Отвергнутые Минпросом заключения, выполненные в институтах РАН, были многостраничными, детальными, помогающими улучшить работу. Эти - полторы-две странички общих слов. Я уже приводил примеры из этих дополнительных экспертиз: например, учебник для 5‑го класса (а на этом основании и вся линия) отвергается, поскольку не обеспечивает «религиозной толерантности», не включает разные религиозные культуры. В то время как именно в этом учебнике приводятся стихи Пушкина по евангельским притчам, на сюжеты Корана, приводятся соответственно и Коран, и Новый Завет, и Ветхий, говорится о буддийских притчах. То есть эксперты писали, не заглядывая в текст. Почему? Вопрос не ко мне. Но если эта экспертиза будет утверждена, то помимо откровенной лжи она будет связана с переделом рынка учебников.

Олег НОВИКОВ, президент корпорации «Российский учебник»:
- Результатом утверждения советом так называемой дополнительной экспертизы учебников и формирования на этой основе Федерального перечня станет монополизация отдельных предметов. Ряд из них после вступления результатов дополнительной экспертизы в силу могут быть полностью монополизированы. В большинстве случаев это обеспечивается исключением из перечня наиболее востребованных учительской аудиторией учебников конкурентов с оставлением нишевых линий учебников, не имеющих перспектив роста, созданных в расчете на продвинутых учителей либо подготовленных для углубленного изучения предметов. Так, в начальной школе полностью монополизируются такие предметы, как литературное чтение (ключевой для системы обучения в 1‑4‑х классах), а также изобразительное искусство и музыка. Благодаря новой конфигурации Федерального перечня весь сегмент начальной школы при формально сохраняющейся конкуренции попадает под почти полную монополию одного издательства.  

Игорь РЕМОРЕНКО, ректор Московского городского педагогического университета:
- Мне кажется, надо рассматривать проблему под иным углом: а нужен ли нам вообще устанавливаемый министерством Федеральный перечень учебников? Это большой вопрос, потому что большинство стран отказывается от таких перечней. Доминирует подход, при котором есть основа для построения учебников. О ней договариваются историки, географы, математики и другие предметники. В России существует историко-культурный стандарт. Договорились о том, чему должно быть посвящено преподавание, и дальше разные издательства, разные методисты и организации делают на основе этого разные учебники, а сами школы выбирают, какой им больше подходит с точки зрения методических предпочтений под определенный стиль преподавания. С точки зрения методики не может быть правильных и неправильных учебников. Методологическая задача примирить разные методики и учебники обречена. Невозможно построить идеальный перечень учебников, потому что на вкус и цвет товарища нет.

Александр АСМОЛОВ, доктор психологических наук, заслуженный профессор МГУ, член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека:
- Принимаемые Минпросом действия в плане определения количества и качества учебников являются серьезнейшим нарушением конституционного права каждого человека на выбор качественного образования. Потому что оно обеспечивается именно за счет вариативности образования, свободного выбора учителем и учеником учебников, программ, материалов, которые наиболее точно отражают персонализацию как ведущий тренд сегодняшнего образования.
За попытками торпедировать свободу выбора, поставить под удар идею вариативности образования, кастрировать Федеральный перечень учебников стоят абсолютно не образовательные, а сугубо экономические интересы. Обсуждение в Минпросе строится по мотивам коммерческой логики, ибо цена вопроса исчисляется примерно 40 млрд рублей. Но к качеству образования это не имеет никакого отношения, даже наоборот, ведет лишь к его ухудшению.
Поэтому вся логика действий нашего Минпроса направлена на подрыв качества образования. И это я утверждаю не только как идеолог вариативного образования России, но и как член Совета при Президенте РФ по правам человека. Неудивительно, что в течение последних двух лет все эксперты, которые хоть в какой-то мере были не согласны с позицией Минобрнауки, были выведены из Совета по федеральным государственным образовательным стандартам, так же как и из Научно-методического совета по учебникам.