«Однажды в Китае меня спросили: «А сколько у вас школ работают по Сухомлинскому? - рассказывает главный научный сотрудник лаборатории психолого-педагогических проблем самоорганизации детей и взрослых ФГБНУ «Институт изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования» Михаил Рожков, разводит руками и продолжает: - Мы не ценим то, что у нас есть». Вообще конференция на философском факультете МГУ стала попыткой осмыслить наследие великого педагога прошлого столетия с точки зрения современности. И не раз выступавшим приходилось разводить руками, признавая, что уходит из современной школы то, что Сухомлинский ставил во главу угла, - человеческие отношения. «Учение - не механическая передача знаний от учителя к ученику, а прежде всего человеческие отношения», - писал он в книге «Сердце отдаю детям». И этот момент важно не упустить в современной школе, все больше увлекающейся дистанционным, виртуальным общением. Иной стала и сама модель его школы, его знаменитой Павлышевской средней школы, бессменным директором которой Сухомлинский был с 1948 года до самой смерти. «Павлышевская школа была центром культуры этого населенного пункта. Вот когда у нас пошла тенденция закрытия малых школ, был ликвидирован очаг культуры, который у нас был на селе. Если говорить о школе Сухомлинского, она выполняла не только функцию образовательную, не только функцию воспитательную, эта школа выполняла социокультурную функцию. Ведь родители учеников шли к Сухомлинскому не только по поводу воспитания, они шли по всем вопросам жизни своего населенного пункта», - рассказывает Михаил Рожков.
Современные родители вряд ли сегодня идут к школьному учителю как к мудрецу или третейскому судье, сегодня иные источники житейской мудрости. Но вот что точно не изменилось со времен Сухомлинского, так это секрет счастья любого ребенка: «Я сразу вижу ребенка, у которого родители глубоко, сердечно, красиво, преданно любят друг друга. У такого ребенка мир и покой на душе». Так просто и так сложно одновременно.
Анализируя наследие Василия Сухомлинского, невозможно было избежать сопоставлений с современной школой, и Михаил Иоси­фович рассказал участникам конференции, как в Костроме в экспериментальной школе попросил учителей назвать основные трудности ребенка, при этом детально объяснив, что такое трудность, как ребенок ее преодолевает. Так вот, по его словам, ни один учитель не назвал трудности ребенка, все говорили о трудностях работы с ребенком, о педагогических трудностях. «Вот это как раз сегодня беда, потому что Сухомлинский говорил о вере в ребенка, о заботе о ребенке, - резюмировал Рожков и процитировал Сухомлинского: «Без веры в ребенка, без доверия к нему вся педагогическая премудрость, все методы и приемы воспитания рушатся как карточный домик. Кроме того, чтобы ребенок поверил в свои силы, привык никогда не отступать перед трудностями, он должен верить в своего воспитателя, видеть в нем не только образец, но и поддержку, и помощь».
На конференции в МГУ не раз поднимался вопрос, в чем же секрет популярности идей и самой личности Василия Сухомлинского. По мнению профессора кафедры философии образования философского факультета МГУ Вадима Грехнева, директор Павлышевской школы был философствующим педагогом. «Он не был философом по диплому, он был учителем, но он был философствующий педагог, ведь это тоже редкость. Он не просто преподавал, он мыслил широко, всеобще. Он был большим публицистом», - говорит Вадим Грехнев. «А еще он был большим подвижником, какие сегодня редкость», - с сожалением добавил доктор философских наук.
С кардинальным изменением общественных устоев, ломкой многих табу, происходившей в стране с 90‑х годов прошлого столетия, изменилась и образовательная среда. Не так важен стал коллективизм, все больше говорят не о знаниях, а о компетенциях, на первый план выходят формальные признаки успешности (баллы, количество выступлений), школы объединены в огромные образовательные комплексы, одним словом, все не по Сухомлинскому, однако, по мнению большинства выступавших на конференции, условия воспитания всесторонне развитой личности по-прежнему зависят от учета индивидуальных и возрастных особенностей ребенка, взаимодействия школы и семьи, педагогического мастерства учителя. А в книгах Сухомлинского по-прежнему найдут для себя ответы на многие вопросы обучения и воспитания и учителя, и родители, и даже ученики.