Гороховое поле для детей
Троепольского знают в основном как автора бестселлера «Белый Бим Черное ухо», написанного в 1971 году. Произведение переведено на 20 языков и пользуется любовью уже не у одного поколения читателей. Но не всем известно, что литературная деятельность писателя началась гораздо раньше. В 1953 году в журнале «Новый мир» появились его сатирические рассказы «Из записок агронома». Гавриил Николаевич долго работал в колхозе, трудился на земле, дружил с простыми людьми, занимался спасением рек и лесов. Его литературная деятельность - это потребность донести до людей свои мысли и переживания. И именно с его работой, увлечением природой связаны первые литературные труды.
В селе Гнилое, где жил писатель в довоенный период и где его застала война, есть жители, которые помнят семью Троепольских.
- Гавриила Николаевича назначили к нам заведующим сортовым участком, где работали моя мама и дед, - рассказывает Ольга Павловна Копылова. - Он с семьей поначалу остановился у нас в доме, занимался выведением новых сортов проса. Теснота, в которой мы жили, не смущала никого. Наоборот, мы сблизились настолько, что стали родными. У писателя было трое детей, у нас тоже семья большая. Время тогда было голодное, колхозные поля часто подвергались «набегам» ребятишек, которые очень любили горох. Так Троепольский засеял поле сладким горохом с тем прицелом, что туда будут наведываться сельские дети.
По словам Ольги Павловны, агроном не чурался простого труда - и на участке работал, и на своем огороде.
- Как отец он не был строгим, но с малолетства приучал детей к труду. Везде в колхозе было тогда чисто, кругом дорожки. Любил он порядок, - вспоминает она. - В нашем селе тогда жизнь кипела. Дед занимался в колхозе лошадьми, а я скакала верхом с раннего детства.
Ольга Павловна и в свои 85 лет может проскакать на коне. Сейчас у нее в доме живет собачка по кличке Бим. Говорит, она чем-то похожа на того Бима, который был у Гавриила Николаевича.
С помощью Ольги Павловны мы связались с дочерью писателя Надеждой Троепольской, которая живет в Воронеже. Она трепетно относится к памяти отца, очень тяжело перенесла смерть старшей сестры Татьяны.
- К сожалению, в прессе много пишут неправды, - посетовала Надежда Гаврииловна. - Но главное, что мне хотелось бы сказать читателям, - это то, что «Белый Бим Черное Ухо» не о собаке. Это книга о людях, об их поступках, о жизни в целом. В ней заложен глубокий смысл.
Надежда Гаврииловна рассказала, что, когда на экраны вышел легендарный фильм с участием Вячеслава Тихонова, писателю стали приходить письма со всей страны.
- Люди горевали и даже упрекали отца: «Зачем вы убили Бима?» Но с другим финалом не было бы книги. И потом ведь это не конец. У героя появляется похожий щенок, которого он называет Бим.

«Пишите! Обязательно пишите!»
Гавриил Троепольский много внимания уделял молодым писателям. Он был соорганизатором литературного кружка «Острогожские родники» и поддерживал с ним связь до последнего. Писатели собирались в редакции районной газеты каждое воскресенье. Кружок посещала и острогожская поэтесса Нина Чухлебова.
- Я всю жизнь была учителем младших классов, очень любила детей. И все время писала стихи для детей. И вот меня пригласили на заседание «Острогожских родников», где я и познакомилась с Гавриилом Николаевичем, - вспоминает Нина Тихоновна.
Нина Тихоновна отмечает, насколько сдержанным и скромным он был, будучи к тому моменту уже маститым литератором.
- Сидел в углу, руки на коленях, всех внимательно слушал, никогда никого не перебивал. В самом конце разбирал тексты, давал советы, наставления. Все это очень корректно, по сути, точно и грамотно. А главное - ценно для нас.
Как-то осмелилась прочитать свои стихи и Нина Тихоновна. Ждала с нетерпением отзыва, но Троепольский ни слова о ее творчестве не сказал.
- Я набралась смелости, подошла и спросила: «Вам не понравилось?» Но он положил мне руку на плечо и так горячо ответил: «Что вы? Пишите! Обязательно пишите!»
Так, с легкой руки Троепольского и, конечно же, благодаря таланту поэтессы воронежская земля обрела «острогожскую Агнию Барто». Кстати, именно Троепольский впервые так назвал Нину Тихоновну.
- Помню, как он приехал на встречу с нами и рассказал, что прочитал мое стихотворение «Башмачки» детям. «Они так внимательно слушали и быстро все запомнили наизусть, значит, произведение удалось. Дети - лучшие судьи», - сказал тогда мне Гавриил Николаевич.
Сейчас она автор не только детских стихов, но и любовной лирики, поэтических произведений о войне, об освобождении Острогожска.
- В 1984 году в четвертом номере журнала «Подъем» вышли мои первые строки. И это тоже поддержка Гавриила Николаевича. Очень сегодня нам не хватает такого авторитетного, сильного человека, который бы был носителем моральных ценностей, помогал людям, - сетует Нина Тихоновна.
В прошлом году районная газета «Острогожская жизнь» отметила столетний юбилей, но, к сожалению, литераторы здесь уже не собираются.

Бим - реальный персонаж
Долгие годы трудившаяся в районной газете Анна Верзунова тоже бережно хранит в памяти воспоминания о современном классике.
- В те времена в Острогожске жили люди, не равнодушные к природе, ко всему происходящему. Было настоящее сообщество рыбаков, куда входили и Троепольский, и мой отец Владимир Антонович Семенов, которого писатель упоминает в своих произведениях. Часто собирались у нас дома, обсуждали самые разные проблемы. Много говорили об экологии, о спасении реки Тихая Сосна, - вспоминает Анна Владимировна.
Став студенткой, она часто бывала в воронежской квартире писателя.
- Белый Бим Черное Ухо - это реальный персонаж. Тогда этот пес жил в семье Троепольских. Это было милое создание. Пес приносил мне тапки, когда я приходила, - говорит Анна Владимировна.
Конечно, впервые прочитав произведение, она была потрясена. В ее библиотеке хранится книга с автографом писателя. Сейчас ее читают внуки.
- Для меня каждое произведение Троепольского особенно дорого. В повести «В камышах» я узнаю и тех людей, которые окружали меня в детстве, и милые с детства уголки природы. Талант писателя в том, что он видел те детали, которые мы не замечали, - делится своими мыслями и чувствами Анна Верзунова. - Это был доступный, общительный, умеющий видеть красоту человек. А главное - силой своего слова помогал все это разглядеть всем нам.

Пророчества писателя сбылись
Гавриил Николаевич наведывался в Острогожск до конца жизни. Не только литературная жизнь города его волновала, но и проблемы экологии. Он предсказал гибель реки Тихая Сосна в своей работе «О реках, почвах и прочем».
«Октябрь 1964 года. Еду на лодке по Тихой Сосне... Река уже не та. Прошло только два года, и уже она не та. В низовье уровень ее упал на два с лишним метра… Обнаженные корни деревьев и камыша… Как мертвые спруты, лежат корневища белых лилий. За селом Рыбное на обнаженных кручах налимьи норы зияют, как раны, а на отвесных берегах жуткие космы погибшей осоки и прибрежного камыша. Рыба ушла… Потом так называемый прокоп для спрямления русла: глубокий фиорд с отвесными стенами, на верху которых гигантские брустверы. Здесь воды на полметра, а тины - больше. Рыбы тоже никакой… В прокопе у Байдака гудит бурун - это уничтожена естественная вековая плотина, устроенная самой природой. Тут нанесена реке смертельная рана… Кто это сделал? Зачем? Со мной два моих друга - Владимир Антонович Семенов и Василий Михайлович Цымбалист», - читаем пронизанные болью строки писателя.
За спасение реки, рыбы и животных он боролся всю жизнь, писал письма в Москву, встречался с местными чиновниками… «Реку спустили, а болота остались! «Небольшая» ошибка: не река, выходя из берегов, образовала болота - они питаются подземными водами… «Небольшая» ошибка, а река загублена! Я сижу на берегу умирающей, израненной реки», - писал провидец Троепольский.
К сожалению, после его смерти реку стало некому защитить. А в этом году случилась настоящая катастрофа - в трех местах образовались 100‑метровые заторы из отмерших водорослей. Река покрылась настоящим ковром, который забил ее до самого дна.
Есть, конечно, люди неравнодушные, например, житель села Копанище егерь Владимир Рубанов собирает фермеров, чистит своими силами реку. Но средств и возможностей не хватает.
- Мы понимаем, что с уходом писателя из жизни нет больше человека, который мог бы повлиять на решение чиновников, - сожалеет Владимир Николаевич.

Острогожск, Воронежская область