«Лоббизм - искусство прогноза, умение предугадать ход оппонента и принять ответные меры. Победа за тем, кто окажется на шаг впереди и выложит свои козыри позже всех остальных. Ты должна застать их врасплох, а не они тебя», - произносит, словно мантру, Элизабет Слоун, упрямо глядя нам в глаза. Этот гениально простой открывающий кадр лучше любой тщательно продуманной экспозиции представляет нам главную героиню - самую рисковую и успешную лоббистку Вашингтона. Буквально через считанные минуты мисс Слоун уверенной походкой отправится в Капитолий, где ей предстоит ответить на обвинения сенатора Рональда Сперлинга (маньяк Троица из «Декстера» и Черчилль из «Короны» - Джон Литгоу) в незаконных методах лоббизма. Едва начавшись, слушания в конгрессе условно откладываются развернутым флешбэком - действие переносится на три месяца назад.
С первых кадров британский режиссер Джон Мэдден («Влюбленный Шекспир», дилогия «Отель Мэриголд») не только погружает нас в мир изощренных лоббистских манипуляций и хитрых политических интриг, но и задает динамичный темпоритм, который успешно поддерживает до самого финала. Однако пугаться сложностей американской политики и запутанных обменов репликами не стоит: нить повествования вы не потеряете, даже если совсем не в теме, достаточно знать, чего касается вторая поправка к Конституции Соединенных Штатов (вторая поправка гарантирует право граждан на хранение и ношение оружия. - Прим. ред.).
Именно вокруг оружейной дилеммы строится основная коллизия: влиятельный бизнесмен Билл Сэнфорд обращается в престижную компанию, где работает Лиз Слоун, с заказом пролоббировать противодействие принятию билля Хитона - Харриса - законопроекта, ограничивающего свободу покупки и владения огнестрельным оружием. Но не тут-то было: Лиз изящно и недвусмысленно посылает Сэнфорда, а потом и собственного начальника и внезапно принимает предложение главы мелкой фирмы Родольфо Шмидта (Марк Стронг) возглавить кампанию против оружейного лобби. Теперь ее главным оппонентом станет бывший коллега - неутомимый любитель маффинов Пэт Коннорс (Майкл Стулбарг).
Поверить в пробудившиеся моральные принципы героини Джессики Честейн едва ли возможно, несмотря на то что именно необходимостью спокойно спать по ночам она мотивирует свой выбор в диалоге с боссом. Элизабет умна и азартна, решительна и остра на язык, бескомпромиссна и беспринципна, да и по ночам она не спит: то отправляется на роскошные приемы, то принимает мальчика по вызову. Запугивание, флирт, сарказм - у мисс Слоун тысячи масок, которые она мастерски меняет ради достижения одной цели - победы. Девиз героини можно сформулировать словами восемнадцатого президента США Улисса Гранта, облюбовавшего аверс пятидесятидолларовой банкноты: «Если не можешь победить честно, просто победи!»
На первый взгляд кажется, что такому персонажу очень легко потерять сопереживание зрителей, но на деле все иначе. Почему мы так отчаянно болеем за отрицательную героиню? Ответ очень прост: как пишет в своей книге «Миф и жизнь в кино» известный сценарист Александр Талал, «зритель любит активных героев. Антигерои не просто активны, но еще и преследуют цели, которые не всякий смеет преследовать, и ради них пойдут на такие шаги, на которые мало кто пойдет. Это завораживающее поведение, воплощение фантазии, в которой можно побыть плохим парнем, скинув оковы приличий и нравов, этики, морали и даже закона. И в чем-то такие герои вызывают восхищение и уважение, потому что идти к своей цели напролом дорогого стоит. На что большинство из нас не решается…».
Впрочем, антигеройность Элизабет не единственное, что заставляет восхищенно за ней наблюдать. Остроумие, бойкое чувство юмора, откровенность, упорство и перфекционизм вполне себе положительные черты. А самая главная и наглядная приманка - покоряющее обаяние и яркий талант Джессики Честейн. Рыжеволосая красавица, словно сошедшая с полотен прерафаэлитов, органично и убедительно смотрится как в образе нежной и женственной матери из «Древа жизни» (The Tree of Life) Терренса Малика, так и в облике сексуальной «принцессы покера» из «Большой игры» (Molly’s Game) Аарона Соркина. По словам самой актрисы, ключ к успеху банален - тщательное исследование персонажа и его мира. Например, готовясь к роли Рэйчел Сингер в фильме того же Мэддена «Расплата» (The Debt), Джессика читала множество материалов о холокосте, постигала тонкости израильского боевого искусства крав-мага, изучала немецкий язык и осваивала израильский акцент. Не менее основательно она подошла и к роли Элизабет Слоун: Честейн прочла книгу о политических интригах осужденного лоббиста Джека Абрамоффа (Capitol Punishment: The Hard Truth About Washington Corruption From America’s Most Notorious Lobbyist), не зная, что именно это произведение послужило главным источником вдохновения для сценариста Джонатана Переры, много и плодотворно общалась с вашингтонскими лоббистками, благодаря чему удалось добиться достоверности портрета героини и точности в деталях. Например, актрису удивил тот факт, что у семи из одиннадцати опрошенных женщин был черный лак на ногтях, который ассоциируется с готами или рокершами, но уж никак не с деловыми леди.
«Знаете, что лучше всего лечит от поражения? Победа». Этот очередной соркинский афоризм, вылетающий из уст рассерженной Молли Блум, вполне могла бы позаимствовать Элизабет Слоун, да только она не проигрывает. Никогда. Но ни слова больше о развязке. «Опасная игра Слоун» так же стремительна, напориста и внезапна, как ее главная героиня: лихие повороты сюжета не раз обрушатся на вас хлесткими дерзостями Лиз, а сногсшибательный финал непременно засияет ее всепобеждающей улыбкой. В конце концов этот захватывающий, умный и непредсказуемый фильм не о лоббизме, политике, интригах и манипуляциях. Это история о человеке, который от одержимости отчаянно-заразительной идеей триумфа любой ценой приводит к чему-то большему: «Убежденный лоббист не может верить в одну лишь победу».