- Вы знаете, несмотря на то что этот термин - «бренд» - уже и в образовании никого не удивляет и все понимают, о чем идет речь, все-таки в повседневной жизни мы скорее говорим о примерах и опыте, нежели о каких-то брендах. Чаще всего это, например, опыт какой-то конкретной школы. И здесь мы имеем в виду нечто специфическое, то, что отличает ее деятельность от других. В этом смысле интеллектуальным брендом Липецкой области является в первую очередь система Константина Александровича Москаленко - это то, что в конце 50-х - начале 60-х называлось «опыт липецкого урока». Это в целом все те традиции, те принципы, которые доминировали в организации учебного пространства и содержании урока в то время: это и комбинированный урок, и комментированное чтение, и многие другие позиции, в том числе и отказ от шестидневки. В свое время это был эксперимент под эгидой Академии педагогических наук.
Второй наш бренд, мне кажется, имеющий сегодня эхо из прошлого, - это организация внеурочной деятельности. С приходом нового министра образования, а теперь - просвещения, у нас в стране начался некий ренессанс тех лучших подходов, которые были раньше. В нашем дополнительном образовании это все, что связано с именем Сталя Анатольевича Шмакова, блестящего теоретика и практика организации досуга школьников, благодаря которому развивались и пионерская деятельность, и игра в лагере и школе. Для нас все это - и орлятская, и коммунарская методика - не пустой звук: в Липецкой области сохранилась сеть загородных лагерей, вновь набирают популярность педагогические отряды. Традиции Шмакова у нас по-прежнему живы.
Ну а если говорить о современных брендах, то это, конечно же, наш центр поддержки одаренных детей «Стратегия», который практически ровесник знаменитого федерального «Сириуса». Мы также очень гордимся и нашим детским технопарком «Кванториум». Я сам бывал во многих технопарках и видел, как единые подходы, одна модель реализуется в каждом регионе по-своему, со своими изюминками. У нас технопарк стал частью «Стратегии», и, я думаю, это обоснованно.
- Вы говорите, что есть с чем сравнить липецкий детский технопарк, но наверняка в командировках замечали и какие-то другие особые технологии, структуры, опыт регионов. Что-то из этого хотелось позаимствовать и адаптировать под липецкие реалии?
- Безусловно, правда, чаще всего сначала это происходило через отрицание. Смотришь и думаешь: «Мы бы вот так никогда не сделали!», а потом понимаешь, что многое можно использовать. Я, например, с большим пиететом отношусь к тому, что сегодня делается в Москве. Какая непростая работа по оптимизации сети школ прошла в столице! Дело в том, что мы свою масштабную кампанию по оптимизации провели более десяти лет назад, но время не стоит на месте... Мы понимаем, что оптимизация - это не кампанейщина, а абсолютно естественный процесс: что-то открывается, что-то закрывается, что-то укрупняется, что-то дробится. Каждый случай надо рассматривать отдельно.
Нам всегда нравился опыт Тамбовской области. Наши соседи замечательно выстроили методическое обеспечение работы учителя, на «пять с плюсом» поставлена работа тамбовского Института повышения квалификации. Мы многие идеи брали у них. Опыт наших коллег из Воронежской области тоже очень интересен. Посещая их школы, мы увидели много нового в плане организации образовательного пространства. В одной школе-новостройке меня поразило, что нет ни одного метра территории, не знаю, есть ли такой термин, но я скажу «непедагогизированного». То есть там, что называется, с порога вся обстановка начинает влиять на ребенка. И если это чистая стена, то через какое-то время она превратится в экран, коридор станет интерактивным обучающим пространством. У каждого региона действительно свои изюминки, свой опыт и наработки.
- Недавно наш президент поставил задачу сделать российское школьное образование в целом очень качественным, таким, чтобы оно могло быть сопоставимо с лучшими мировыми образцами. Придется ли для этого липецкой школе сделать рывок или это будет продолжением последовательного планомерного повышения качества образования в регионе?
- Надеюсь, что рывка делать не придется. У нас систематически обновляется школьная инфраструктура, и спасибо за это национальным проектам: интерактивная доска в каждом классе и компьютер - это реальность. На мой взгляд, мы сейчас движемся в правильном направлении вместе со всей Россией. Единственное, мне кажется, нам сегодня надо (и мы у себя пытаемся это делать) чаще смотреть правде в глаза и затем эту объективную картину доносить до тех, кто не работает в системе образования, но является нашими союзниками, например, до родителей. И если мы будем трезво оценивать себя, в том числе с помощью оценочных процедур, которые были в последнее десятилетие созданы и доведены до ума Рособрнадзором, то задача, поставленная президентом, Липецкой области будет по плечу.
Вот, например, с теми же родителями у учителей идет постоянная полемика: репетиторство - это зло или не зло? И мы сегодня приходим к пониманию, что это естественный ход развития образования. Сегодня школьный учитель за те часы, которые есть в расписании, если среднестатистический ученик прилежно занимается, может дать знания, которые позволяют получить хороший балл. Но у многих родителей другие ожидания. Им мало 60 баллов. Им нужно 80 и более. И здесь нужны либо собственные дополнительные серьезные занятия, либо занятия с другим профессионалом. Конечно же, не должно быть и речи о том, что это спровоцированное репетиторство, то есть коррупция, когда учитель специально занижает оценку и говорит, что «мы позанимаемся индивидуально, и все будет в порядке». Нет, здесь идет разговор о «полезном» репетиторстве. Но чаще всего высокомотивированный ребенок помимо шести часов в школе и внеклассных мероприятий не только занимается с репетиторами, но и ходит в учреждения дополнительного образования, участвует в сменах Центра поддержки одаренных детей... Поэтому школа вновь должна трезво оценивать и эту ситуацию. Школьники в старших классах и без того загружены, а школа порой пытается бездумно взять под козырек и заполнить чем-то каждую минуту ребенка. То у нас все должны стать активистами Российского движения школьников, то все сдаем ГТО... Хотя сами концепции тех же ГТО и РДШ предполагают добровольность и собственную активность участников.
- Если школа, скажем, в лице своего директора действительно поставит себе за правило трезво и беспристрастно себя оценивать, то наверняка поймет, что многого еще не умеет, что многое нужно сделать, изменить... А какие свои недостатки - профессиональные - нужно в первую очередь осознать рядовому учителю? И как помочь ему их исправить?
- Первая эмоциональная реакция - ответить «Не знаю!», потому что, если бы знал, наверное, проводил бы уже конкретные реформы на уровне региона. Я думаю, классики и признанные современные ученые-педагоги уже нашли все ответы, нам только надо следовать тому, что они предлагают. Вот мы с вами уже говорили про репетиторство, и надо реально понимать, какова его роль сегодня, и оценивать в этой связи возможности школы, семьи, общества. И учитель должен в эти изменения вписаться.
Я, кстати, твердо придерживаюсь той позиции, что благодаря появлению института репетиторства увеличилась сеть частного и муниципального дополнительного образования. Это, с одной стороны, говорит о том, что родители хотят, чтобы их дети развивались, но в то же время очень грустно и, быть может, даже опасно, когда родительская функция целиком и полностью делегируется специалистам. Например, такой тренд, как появление огромного количества центров раннего развития. В этих центрах занимаются тем, что раньше делали мамы и бабушки. А теперь, оказывается, чтобы разучить стишки-потешки, нужны специалисты! Да, это, конечно, здорово, что родители стали больше доверять профессионалам, но на самом деле это больше похоже на очередную попытку отказаться от ответственности в пользу образовательной организации, чтобы потом в случае чего сказать: «Это не я так плохо научил ребенка читать и писать, это в центре». Или быть довольным, что ребенок делает и поделки, и аппликации, и играет с товарищами, а дома чисто и тихо...
По этой причине мы не торопимся открывать кадетские школы, хотя в регионе много кадетских классов, а специализированная школа одна. Зачастую из всего кадетского класса в военное училище идут 5-7 человек, а остальные 20 ни о какой службе в армии и офицерской карьере не мечтают. И мы прекрасно понимаем, что порой кадетская школа с полным днем - это не решение образовательной задачи для ребенка, а решение проблемы родителя, который таким образом снимает с себя всю ответственность за дисциплину и мотивацию ребенка к учебе.
Такая сегодня объективная реальность. И после этого кто-то говорит, что система образования - вещь консервативная и негибкая. Но ведь она так хорошо в этих конкретных примерах отозвалась на запрос родителей... Главное, чтобы учителя и родители не утрачивали здесь здравого смысла.
- Цитата в вашем календаре очень подходит к теме нашего разговора: «Чувство золотой середины дается не каждому. Для этого нужен талант. А бездарные актеры всегда переигрывают...»
- Да, и я над этими словами Валентина Пикуля сегодня задумывался много раз. Нам сегодня вообще в образовании очень нужно именно чувство золотой середины. Мы с вами с чего начали разговор? С нашего интеллектуального бренда - липецкого урока. И он до сих пор оставался бы таковым, и сам Москаленко был бы более известен в России, если бы в 60-е годы всех не заставили работать «по-липецки». Естественно, это вызвало отторжение. Как и сегодня вызывают отторжение некоторые новые инициативы, потому что они обезличивают учителя в широком смысле этого слова и саму образовательную организацию.
- Юрий Николаевич, в том, что касается вузовского образования, тоже на высшем уровне отчетливо зазвучала тема экспорта российского образования. Липецкие вузы популярны у студентов из других регионов? За каким образованием к вам приезжают иностранцы? Может быть, за педагогическим? Ведь Липецкая область в числе тех немногих счастливых регионов, где остались автономные педвузы.
- У нас сегодня, безусловно, есть иностранные студенты и в Липецком государственном педагогическом университете имени Семенова-Тян-Шанского, и в Елецком государственном университете имени Бунина. В основном это представители стран Азии и Африки, которых интересует классическая подготовка учителей математики, информатики и биологии. Школа подготовки по естественным наукам в нашей стране была и остается на достаточно высоком уровне. Еще я могу сказать, что у нашего Липецкого государственного технического университета есть связи с Донбассом: это индустриальный край, и оттуда к нам едут серьезно учиться. Ребята получают техническое образование, а затем многие собираются по понятным причинам жить и работать на территории Российской Федерации.
- Остается буквально несколько недель, до того как преподаватели и учащиеся вновь встретятся в классах липецких школ, аудиториях вузов... Что бы вы пожелали педагогам в новом учебном и рабочем году?
- Очень хотелось бы, чтобы этот учебный год оказался успешным. Наш регион вместе со всей страной начинает реализацию нового национального приоритетного проекта «Образование». Много говорят и о развитии «Цифровой школы». Это очень интересный проект, и мне бы очень хотелось, чтобы в нашей системе образования он занимал все больше и больше места... В день города, 15 июля, когда мы открывали новую школу, наш губернатор Олег Королев задал мне и коллегам вопрос - простой, человеческий: «Учебник сегодня бумажный или электронный?» Мы поспорили, но, я думаю, мы все понимаем: даже само понятие «учебник» уже постепенно уходит из практики. Дети уже давно черпают знания не только из одного официального учебного пособия. Поэтому хотелось бы пожелать нашим педагогам, чтобы они смелее открывали глаза всему новому и не стеснялись учиться даже у своих детей.
И еще я думаю, что образование и школа в нашей стране заслуживают того, чтобы мы сами к себе относились по-хорошему и перестали уповать на какое-то несовершенство. Меня коробит, когда говорят: «Ну что взять с учителей? У них такие зарплаты...» Мне кажется, что это весьма и весьма унизительное отношение, это как раз пример нездоровой критики и самокритики, и вот это, именно это, надо менять. Учитель, образование - это звучит гордо. Лично я горжусь, что я сам учитель, что я представитель педагогической династии. Я считаю, что учителя сегодня - это настоящие профессионалы, которые умеют делать свое дело, и умеют делать его хорошо.

Принципы успешного руководителя от Юрия Тарана

1. Должен быть очень критичный, даже ироничный взгляд на самого себя и на свою деятельность. Какой бы у тебя ни был статус, нужно понимать, что все это преходящее, а дело, которое ты делаешь, особенно если это образование, вечно.
2. Надо быть смелым. Когда-то князь Багратион, герой войны 1812 года, сказал: «Счастье дается отважным». Я с этим согласен. Кому-то надо засучить рукава и просто работать!
3. Надо учиться у коллег, нельзя замыкаться только на себе (смотри пункт первый!).
4. Надо уметь считать деньги, потому что образование - это прежде всего социально-экономическая отрасль. Если мы видим, что бюджет одной образовательной организации сопоставим с бюджетом другой, а результат они показывают разный, надо разбираться, в чем дело. И не надо стесняться того, что мы должны уметь грамотно зарабатывать и тратить деньги.

Досье «УГ»

Юрий Николаевич Таран - заместитель главы администрации Липецкой области, куратор реализации региональных программ в рамках национальных проектов «Образование», «Культура».
Родился в 1964 году в городе Липецке.
Окончил Липецкий государственный педагогический институт. Трудовую деятельность начал в 1986 году учителем истории в сельской школе.
С 1988 по 1999 г. прошел путь от старшего лаборанта до доцента и заведующего кафедрой факультета повышения квалификации работников образования Липецкого государственного педагогического института.
С 2003 по 2015 г. - председатель Департамента образования и науки администрации области, начальник Управления образования и науки Липецкой области.
В 2015 году назначен заместителем главы администрации Липецкой области, курирующим вопросы образования и науки, культуры и туризма, физкультуры и спорта.
Кандидат педагогических наук (в 1994 году успешно защитил диссертацию), доцент. Награжден государственными наградами - медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и I степени, нагрудным знаком «Почетный работник высшего профессионального образования РФ».
Женат. Имеет троих детей.