Окончание. Начало в №30
Почему это стало возможно? Начнем с того, что в Якутии имелись благоприятные культурно-исторические предпосылки (по ряду причин сохранялся этногенетический потенциал, народная педагогика и национальная школа). В начале 1990‑х гг. они встретились с мощным веером политико-образовательных, содержательных и управленческих решений, обеспечивших необычайно интенсивное обновление и развитие системы образования.
В ряду ключевых решений - факт признания народной педагогики населяющих Якутию этносов на конституционном уровне, принятие не имевших до этого аналогов в России законов («Об образовании», «О языках», «О правах ребенка», «Об учителе» и др.). Республика стала первой, где начали вкладывать в образование (в 1992‑1993гг., когда уровень финансирования системы образования в Российской Федерации упал с 18 до 12%, в Якутии он поднялся до 24%). Кроме того, в республике стали интенсивно поддерживать одаренных детей и учительское творчество (в итоге на международной олимпиаде школьников уже в 2004году сборная Якутии получила одно из первых мест, опередив по числу медалей учеников из Германии, Бельгии, Китая).
Происходящее было замечено мировым сообществом. Заместитель Генерального секретаря ЮНЕСКО профессор Колин Пауэр еще в 1990‑е гг. назвал увиденное в республике якутским педагогическим чудом.
В то время это не называлось социокультурной модернизацией, но фактически процессы носили именно такой характер. На наших глазах в Якутии была заложена новая традиция - социально-экономических и духовных инвестиций в образование. И соотнесение якутского опыта с мировым, в том числе новейшими его образцами (Япония, страны Юго-Восточной Азии - молодые «азиатские драконы», Китай), дает основание утверждать, что именно социокультурная модернизация образования как поддержка модернизируемой экономики позволяет сделать качественный скачок в развитии общества, найти достойное место в мировой цивилизации.
С начала 2000‑х гг. совместно с Министерством образования республики и образовательным сообществом мы начали уже целенаправленно и осознанно вводить отдельные элементы социокультурной модернизации в практику - прежде всего инновационную, которая в Якутии весома (около трети школ находится в ранге федеральных и региональных экспериментальных и инновационных площадок, то есть образовалась критическая масса инноваций, определяющих направление развития всей системы).
Одним из результатов использования инструментария социокультурного анализа стал не только количественный рост, но усложнение и увеличение качественного разно­образия инноваций, что доказывается динамикой проблематики проектов за последние 15лет. Якутские инновации далеко ушли от привычных и преобладающих в инновационной практике центров и комплексов.
Вместе с тем множественность культурно-образовательных инициатив, локальных опытов в регионе постепенно стала складываться в образовательные сети, в которых, по нашим оценкам, сегодня проходит самоорганизация не менее 20‑25% образовательных учреждений. Это довольно высокий показатель, свидетельствующий о социокультурном развитии республики.
Не случайно стратегические и ключевые решения в области образования вырабатываются и принимаются сегодня в Якутии государственными органами совместно с образовательным сообществом, получившим различные институализированные формы. Так, материалы ежегодной образовательной ярмарки послужили основой разработки Стратегии образования в Республике Саха (Якутия) до 2020года, ряда республиканских законов («О государственной поддержке образовательных учреждений, находящихся в сельской местности», «О государственно-общественном управлении системой образования»), нашли отражение во многих республиканских программах и проектах.

Социокультурные проекты: образование как способ решения жизненных проблем
Якутские проекты все более приобретают социокультурный характер, становятся инструментом решения жизненных проблем местных сообществ, развития территорий. Как это, например, произошло в селе Баяга, где благодаря взаимодействию общеобразовательной школы и созданных здесь школ народных мастеров постепенно возникла служба такси, маленькая гостиница, центр прикладных ремесел - то есть стала вырастать нормальная социальная инфраструктура деревни.
Приведу еще несколько примеров подобных проектов.

Ситуация изменения ситуации: вахта и железнодорожная школа

Перспективен, на наш взгляд, не только для Якутии, но страны в целом, проект «Дуальное обучение в условиях добывающей промышленности».
Россия - сырьевая страна и живет добычей ископаемых, которые добываются вахтовым методом. Но вахта - это не только метод, но и мировоззрение временщиков: «после меня хоть потоп».
До недавнего времени в Якутии и в других районах Севера к добыче алмазов, золота, газа, нефти местное население не допускалось. Объясняли особенностями менталитета - дескать, какая работа, если местных весной на охоту тянет. Но теперь ситуация меняется: согласно программе социально-экономического развития республики предусмотрено открытие 150тысяч рабочих мест для местного населения. Казалось бы, занятость обеспечена. Но проблема состоит в том, что коренное, со своими традициями, ценностями, укладом население края попадает на ту же вахту, и эта машина превращает якутов, эвенов, эвенков в тех же временщиков.
Чтобы этого не случилось, в дуальное обучение необходимо вводить гуманитарную составляющую, экологическую культуру, правовые основы, то есть формировать и реализовывать проект как социокультурный, что и предпринимается сегодня на практике.
Другой ключевой проект носит рабочее название «Железнодорожная школа».
В Мегино-Кангаласский улус пришла железная дорога - ответвление БАМа, АЯМ - Амуро-Якутская магистраль. И с ней вместе - не только надежда людей на новые рабочие места, более дешевые товары и вещи, но и острые проблемы. С появлением железной дороги и реализацией ряда мегапроектов по энергетике, переработке полезных ископаемых и др. население района в ближайшее время может вырасти в два-три раза. Резко возрастает миграция из разных территорий России и ближнего зарубежья, с ней вместе обостряются проблемы, связанные с криминогенной обстановкой, заболеваниями и прочее. Районный центр из села с традиционным укладом переносится в поселок, открытый, можно сказать, семи ветрам, возникает опасность слома традиционных укладов, ценностей, национальной культуры, - жизнь должна встать, как говорится, кверху дном. А люди к этому не готовы. И это модельная ситуация - люди часто не готовы к «ситуации изменения ситуации».
Но вот в данном случае возникло удивительное явление.
Проведенные в районе еще до прихода железной дороги образовательные экспедиции, углубленный социокультурный анализ, складывание и стимулирование активных сообществ позволили сформировать и практически реализовывать ряд социокультурных образовательных проектов. В их числе «Создание политехнического полигона сети школ, расположенных вдоль железной дороги», проект «Дорога дружбы» по созданию воспитательной среды в поликультурной ситуации, где живут и взаимодействуют люди разных культур и национальностей, программа поддержки молодых педагогов в условиях поселка с быстроменяющейся экономикой.
Иными словами, школа, образование не приспосабливаются к новой ситуации, не ожидают ее, а идут ей навстречу, начинают интенсивно развиваться, опережая внешние, подчас хаотические социально-экономические перемены, и реформировать надвигающуюся «ситуацию изменения ситуации» в культурном направлении!
В этом состоит новый, мы бы сказали, выраженный на глубинном уровне смысл опережающей функции образования как социокультурного инструмента трансформации укладов и образов жизни в регионах.

Четыре узла Белого безмолвия

Следующий пример - Оленекский эвенкийский национальный район, в котором пока заморожены запасы полезных ископаемых. Пока еще здесь Белое безмолвие, как у Джека Лондона. Четыре населенных пункта, расстояние между ними от 300 до 600км. Самая тяжелая проблема - умирание языка...
В каждом из этих четырех населенных пунктов сложился свой проект. В Оленьке начали даже не со школы - детского сада. Воспитатели ездили по стойбищам, старинные игрушки практически уже не сохранились, и педагоги записывали со слов старожилов, собирали по частям и воспроизводили игрушки, осовременивали их. И через эти народные игры и игрушки начали возрождать родную речь, а детский сад стал превращаться в центр инноваций и возрождения эвенкийского языка, национальной культуры. (Заметим в скобках, что в этом эвенкийском районе осуществили, по сути, то же, что в государстве Израиль. В 1947году, когда оно возникло, сюда собрались люди из ста стран мира - одни писали слева направо, другие наоборот, одни с пейсами, другие в азиатских халатах, - и было необходимо интегрировать их в одно общество. Первый закон, принятый молодым государством, был не о политике и не об экономике, а о всеобщем дошкольном образовании.)
В другом месте того же эвенкийского района, куда мы добирались на железном корыте, прицепленном к «Бурану», возник проект кочевой школы. Проблема состояла в следующем. Жизнь эвенков - это оленеводство, кочевье. Но дети хотят быть с родителями, а родители - с детьми. Интернат - это разрыв связей поколений, конец жизни эвенков. Но и оставить детей в кочевье тоже невозможно, они должны учиться.
Решение лежало где-то посередине. Мы соединили стационарную школу с кочевой: половину учебного года дети находятся в поселке, в обычной школе, а полгода в домике на маршруте, а также кочуя вместе с учителем (в данном конкретном случае им оказалась жена бригадира оленеводов). Учительница начальных классов для маленьких, она стала тьютором для подростков и помощником для старшеклассников, у которых появились индивидуальные образовательные программы разного профиля (вовсе не обязательно все идут в оленеводство, есть ребята, которые специализируются в дизайне, журналистике и т. д.).
Таким образом, произошло соединение стационарной школы с кочевой, включая новые информационные технологии (там, где работал Интернет).
А в третьем поселке на базе Ленской золотодобывающей экспедиции стартовал проект дуального обучения; в четвертом открыли агрошколу, которая, кстати, стала возрождать традиционное для якутов, но утерянное в этом районе коневодство (с помощью оленеводов-эвенков!).
И потом мы вместе с якутскими и эвенкийскими коллегами все эти четыре узла связали в сеть, - и так возник проект «Сетевая модель муниципальной системы образования как средство образовательной поддержки социально-экономического развития района». Этот опыт свидетельствует: можно что-то сделать, не нарушая Белого безмолвия…

Чтобы не унесло в Ледовитый
Последний пример - из нашей экспедиции вдоль Северного Ледовитого океана, проходившей в довольно суровых условиях, в полярную ночь, на «Буране», на нартах, при 60‑65‑градусном морозе. Проводя полевое исследование, мы побывали в некоторых населенных пунктах, где живут эвены и юкагиры - везде свои ситуации.
Есть в этих краях интересное село под названием Русское Устье (о котором мы рассказывали в «Учительской газете»), основанное новгородцами, поморами, выходцами из Древней Руси. Во время погромов Ивана Грозного они приплыли на лодках-кочах, часть добралась до Америки, а часть осела у Ледовитого океана. Поскольку вокруг не было русскоязычного населения, они до сих пор сохранили речь XVI столетия, вернее, ее вкрапления в современный русский язык.
У «русскоустьинцев» (так они сами себя называют, «этнически идентифицируют») тот же хозяйственный уклад - рыбацкая родовая община, охота с помощью старинных ловушек типа «пасти» (вот откуда живая речь того времени). Лица русские, но такие, которых нигде больше не увидишь в современной России, или смешанные с чертами юкагиров, эвенов и якутов. Очень интересная школа (правда, в ней теплая только одна половина - платить за тепло нечем), уникальный маленький музей, который собрала учительница-энтузиастка Валентина Ивановна Шахова (ее книги и учебники, написанные на местном материале, изданы в количестве 5 экземпляров, три из которых забрала администрация, а один экземпляр учительница подарила нам!). Сколько знаменитых путешественников тут побывало, сколько находок и открытий сделано…
О Русском Устье многие слышали. В хорошее время года сюда приплывает разный народ, прилетает высокое начальство, и это село начинает восприниматься как визитная карточка России.
Но есть проблема: за последние сто лет Русское Устье трижды меняло свое местоположение - сила Кариолиса разрушает берег, и поселок по Индигирке сносит в Ледовитый океан. А в райцентре Чокурдах - огромные овраги, и в них уходят дома.
Эти проблемы нам помогли выявить ученики школы, которые рыбачат и охотятся со своими родителями и все видят.
И у них есть интересные предложения, как быть в этой жизненной ситуации, что предпринять срочно, чтобы не унесло в Ледовитый океан. Есть идеи смешные, вроде домов на полозьях, которые могут переезжать с одного места на другое (такой вариант, кстати, не исключили специалисты из МЧС), но есть и серьезные, просчитанные решения, связанные с изменением русла реки, одной из проток, что может позволить сохранить берега.
После анализа русскоустьинской ситуации, опираясь на предложения учащихся, мы вместе с детьми и взрослыми начали складывать проект, связанный с решением этих и других жизненных проблем. Встретились с руководством Аллаихского улуса и договорились о выделении средств из бюджета. Начали переговоры в Якутске. Хотелось бы, чтобы эту работу поддержали один из фондов, Правительство Российской Федерации.
Таким образом, вполне реально начать практическое дело, и население этого района и других - люди разного возраста и профессий - может в нем участвовать.
Именно таких дел, на наш взгляд, сегодня в России не хватает.
Один из механизмов их запуска таится, как ни странно, в новых федеральных государственных образовательных стандартах. В них отмечается, что немалая доля содержания образования (от 15% в средних классах до 50% в старших) должна отводиться внешкольной деятельности. Чем ее заполнить? На наш взгляд, включить ребят в разные, уже действующие и складываемые социокультурные проекты, где решают жизненные проблемы местных сообществ. Такие проекты могут формироваться и на основе ученических исследовательских работ, которые лежат, пылятся где-то в школах и управлениях образования. Нужно их вытащить на свет.

Эволюция и прорыв
В последние годы сделаны важные шаги. На XII съезде работников образования и общественности была принята Концепция социокультурной модернизации образования в Якутии.
Прошли первые проектно-аналитические семинары и образовательные ярмарки с участием представителей других регионов. Предпринимаются первые шаги по мультиплицированию, распространению якутского опыта социокультурной модернизации в некоторых районах Севера, Сибири и Дальнего Востока, Центральной России (Хабаровский край и Еврейская автономная область, Амурская область, Магаданская область, Чукотский автономный округ, Красноярский край, Забайкальский округ, Республика Тыва, Республика Карелия, Новгородская область).
А в последние три года в ходе реализации проекта Российского научного фонда в работу по анализу со­циокультурных ситуаций, выявлению ключевых образовательных проблем и способов их решения включились 32 субъекта Российской Федерации. В их числе Москва и Московская область, Калужская, Костромская, Нижегородская, Ивановская, Самарская, Ростовская, Пермская, Иркутская, Челябинская области, Республика Мордовия, Республика Татарстан, Краснодарский край, Ханты-Мансийский округ и др. В результате получены материалы разного уровня, отражающие ситуацию в республике, области, районе, поселке, столичном и областном городах, райцентрах, школах и дошкольных воспитательных учреждениях, региональных институтах развития образования и др.
Вернемся к карте страны, с которой мы начали статью. Есть основания полагать, что появляются точки, где картинки формального, неформального и информального («из жизни») образования накладываются более гармонично, чем в обычной педагогической картине мира. Феномены и артефакты трансформируются в культурные практики.
Накопленный в Якутии и некоторых других районах страны локальный опыт, естественно, хотелось бы сделать достоянием многих. Существует соблазн объявления нового этапа преобразований на федеральном уровне.
Однако мы уже пережили немало реформ в образовании, были непосредственными участниками некоторых из них, исследовали исторический опыт реформ - все это приводит нас к выводу о необходимости взвешенности и осторожности. Не только потому, что фундаментальные преобразования, тем более в такой тонкой сфере, требуют тщательной и всесторонней подготовки. Не менее важно оценить риски социокультурной модернизации системы образования в реальном государстве и обществе, каким является Российская Федерация. Вот некоторые из них:
разрыв культурно-образовательного пространства страны, автономизация, якобы изоляция образовательных систем регионов;
возобладание технократической парадигмы, привычного государственно-упрощенческого подхода к модернизациям и реформам;
формализация и бюрократизация новой образовательной практики;
торможение инноваций на разных уровнях;
риски четырехэлементной схемы.
Некоторые из этих рисков, возможно, иллюзорны, зато другие вполне реальны, и по меньшей мере два кроются не во внешних обстоятельствах, а, что называется, в головах - ценностях, представлениях, стереотипах - то есть в том, что меняется с трудом и не берется наскоком.
Изменить оптику, то есть перейти от простого «немецкого научного лесоведения» к сложному, непричесанному «живому лесу образования», не так просто. Поэтому, как бы ни хотелось, возможности продвижения социокультурной модернизации образования в России мы видим пока в скромных, но важных направлениях:
накопление локального опыта в регионах;
его осторожное мультиплицирование;
изменение (там, где это возможно) характера деятельности власти в области образования;
книги, методики, обучение, просвещение…
Иными словами, путь постепенных, но настойчивых изменений.
Хотя, может быть, на этом пути возможен прорыв, о котором говорил Президент России?
Якутии для качественных изменений в системе образования понадобилось 20лет. Сколько понадобится всей стране?

Литература
1. Алексеева Г.И., Бугаев Н.И. Технология индивидуальной проектной деятельности - якутский вариант. - Якутск: ИРОиПК, МО РС(Я), 2011.
2. Асмолов А.Г. Оптика просвещения: социокультурные перспективы. - М. : Просвещение, 2012.
3. Габышева Ф.В. Социокультурная модернизация в Республике Саха (Якутия). - Народное образование в Республике Саха (Якутия), 2010, №1.
4. Скотт. Дж. Благими намерениями государства. Почему и как проваливались проекты улучшения условий человеческой жизни. / Пер. с англ. Э.Н. Гусинского, Ю.И. Турчаниновой. - М. : Университетская книга, 2005.
5. Цирульников А.М. Модернизация школы. Социокультурная альтернатива. // Приложение к журналу «Директор школы». - М. : Сентябрь, 2012.
6. Цирульников А.М. Неопознанная педагогика. Серия книг по материалам экспедиций и социокультурных исследований. http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/274
7. Цирульников А.М. Социокультурная модернизация и развитие образования. Феномены и культурные практики. - СПб : Проекты, 2015.
8. Цирульников А.М. Социокультурная модернизация и развитие образования в регионах. - М. : ФИРО, 2017.
9. Цирульников А.М. Модернизация и развитие образования: социокультурная альтернатива // Педагогика. 2016, №8. Типы социокультурных ситуаций и разработка стратегий развития образования // Педагогика, 2017, №1. Методика анализа социокультурной ситуации системы образования // Педагогика. 2017, №8. Образовательная сеть как социокультурная технология. // Педагогика. 2018 (в печати). Образовательная ярмарка как социокультурная технология и форма жизнедеятельности. // Педагогика. 2018 (в печати).

Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ, академик РАО, доктор педагогических наук