​Самые конфликтные предметы
По открытым данным за 2018 год по Амурской области видно: уверенный лидер по количеству апелляций - профильная математика (33,6% от количества поданных апелляций). Второе и третье места на пьедестале у гуманитарных предметов: обществознание (25%) и история (11,5%). Похожие данные по Санкт-Петербургу за 2017 год: больше всего жалоб подано на профильную математику, литературу и обществознание. Наличие гуманитарных предметов в числе лидеров легко объяснимо: в части заданий с развернутым ответом всегда возникают споры о субъективности проверяющего. Профильная математика, по словам учителей математики из числа членов комиссий, тоже не случайно попала в список экзаменов, с результатами проверки которых выпускникам сложно согласиться. Говорят, критерии проверки обычно учитывают только один вариант решения той или иной задачи (притом что к правильному решению можно прийти разными путями).
В этом году можно выделить еще один предмет - лидер по числу несогласных: английский язык. Учителя нашей школы после участия в проверке работ ЕГЭ со страхом ждали результатов: по их словам, эссе обнулили у трети ребят. В Интернете активно распространяют и обсуждают ситуацию по Свердловской области (официальных данных найти не удалось): 80% выпускников имеют 0 баллов за эссе. В комментариях люди пишут о схожих ситуациях и в других регионах. Знаю лично нескольких ребят в Новосибирской и Кемеровской областях, которые пытались опротестовать выставленные баллы, - впустую. Знаю лично члена конфликтной комиссии Кемеровской области: говорит, что опротестовать невозможно. Читаю комментарии к материалу про Свердловскую область - то же самое. Показательно и то, что в нашем лицее, как правило, на апелляцию по английскому ходили сильные дети: то есть ребенок имеет 80 баллов из 86 возможных за все другие задания экзамена, при этом получает за эссе 0 из 14 возможных. Перечеркивает ли такой результат все шансы на приличный гуманитарный вуз? Определенно да. Из-за чего? Из-за того что критерии оценивания предполагают только один узкий вариант толкования темы эссе, а проверяющие смиренно с этим соглашаются.

Добавят - не добавят?
В целом, если анализировать количество выпускников, подающих апелляции о несогласии с выставленными баллами, видно сразу: таких отчаянных немного. А те, кто все-таки доходит до заседания конфликтной комиссии, часто в итоге этому не рады. Об этом можно много прочитать в социальных сетях, об этом можно расспросить знакомых выпускников: проблема не в том, что баллы не добавят, проблема в том, что выпускник почувствует себя бесправным и униженным. Реплики членов комиссии типа: «У тебя и так много баллов!» встречаются часто и, видимо, кажутся им хорошим оправданием своих действий: они и так с барского плеча расщедрились, просить еще - хамство и наглость. Еще одна привычная ролевая позиция членов конфликтных комиссий: «Я умный и опытный эксперт, а ты никто».
Так от чего же зависит, добавят баллы или нет? Уж точно не от правоты или неправоты выпускника. Обычно тут играют роль адекватность членов комиссии, их внутренняя готовность признать свою неправоту и услышать точку зрения ребенка. Среди моих коллег многие принимают участие в проверке работ ЕГЭ, поэтому они знают, имеет ли смысл подавать апелляцию о несогласии с выставленными баллами по тому или иному предмету. Позиции бывают следующие: 1) выпускнику советуют идти отстаивать баллы, инструктируя его, как это сделать; 2) выпускнику не советуют подавать апелляцию, потому что баллов все равно не добавят, а нервы потреплют; 3) выпускнику советуют идти на заседание конфликтной комиссии, предупреждая, что этот ход не принесет ему баллов, но принесет пользу другим в будущем, так как комиссия увидит, что несогласных много и, может быть, все же задумается о том, что в проверке работ есть изъяны.
Вновь обратимся к имеющимся данным. Исходя из представленных данных по Амурской области, из 9 работавших конфликтных комиссий апелляции удовлетворяли только 4: больше всего (в процентном соотношении) - по информатике. Нашей выпускнице в этом году тоже повезло: по этому предмету ей добавили 3 первичных балла, в итоге тестовый балл заметно увеличился. Ситуация для информатики/математики классическая: изначально не засчитали ее вариант решения задачи, ведь в критериях к результату приходили другим способом. В Санкт-Петербурге в 2017 году было удовлетворено 39,9% апелляций по математике, из них 71,7% - с повышением балла. Можно по-разному интерпретировать эти данные, но для меня этот показатель свидетельствует о профессионализме конфликтной комиссии.

Вопросов больше, чем ответов

Почему в заседании конфликтной комиссии не участвует третья - незаинтересованная - сторона? Почему участники конфликта находятся в неравных условиях (три эксперта против одного выпускника, у которого отсутствует возможность заранее посмотреть формулировку задания из КИМов)?
Почему председатели предметных комиссий так боятся удовлетворенных апелляций? Чем им это грозит? Почему они не боятся принимать несправедливые решения?
Почему все молчат? Почему редкий смельчак решается пожаловаться на действия конфликтной комиссии? Куда вообще жаловаться в таком случае? Почему проблема не приобретает общественный резонанс?
Почему учителя, являющиеся членами комиссий по проверке работ ЕГЭ, боятся привлечь внимание к проблеме некомпетентности председателя комиссии (когда она имеет место быть)?
Почему мало апелляций - это хорошо, а мало удовлетворенных апелляций - еще лучше? Разве эксперты не люди и не могут ошибиться при проверке? Разве правильно, что выпускникам не дают возможности отстаивать свои права?

Екатерина КАЛИНИНА, учитель английского языка лицея №9 Новосибирска