​Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы РФ, член Центрального штаба ОНФ:
- Система государственной аккредитации, безусловно, дискуссионный вопрос, который к тому же поднимает более широкий круг вопросов о высшем образовании. За последние пару лет Рособрнадзор лишил аккредитации и лицензии десятки университетов по всей стране. Сотни студентов остались за бортом высшего образования, причем многие - перед защитой дипломов. Существующая система контроля и надзора позволила в течение последних пяти лет избавиться от недобросовестных вузов. Но сегодня она уже не способна отвечать задачам, требующим высокой гибкости образовательных программ и ориентации на реальные результаты вузов. Сегодня недостаточно просто проверить наличие библиотеки, площади для обучения и количество преподавателей с ученой степенью. Именно поэтому преподаватели крупнейших высших учебных заведений страны выступили за переход на новую систему оценки качества.
Представители вузов, которые проходят процедуру государственной аккредитации, признаются, что учебные планы и программы по предмету часто проверяет эксперт-профессионал в другой области. От организации требуется огромное, явно излишнее, количество запрашиваемых документов в бумажном виде. И в эту бюрократическую работу вовлечен каждый педагог. Фактически отсутствует возможность получить замечания и исправить их. При несоблюдении порой формальных требований сразу применяются самые жесткие меры - лишение аккредитации. Можно вспомнить, например, историю с Европейским университетом в Санкт-Петербурге. Приостановка его государственной аккредитации мотивировалась отсутствием спортзала, преподавателей-практиков среди социологов и политологов, а также аттестации у части преподавателей.
В таких ситуациях действительно нужно повышать прозрачность проведения процедуры аккредитации: допускать к оценке образовательного процесса работодателей, студентов, родителей, делать открытыми результаты проверки. И новая структура управления образованием должна работать на эту задачу. Обеспечить намеченный научно-технологический прорыв не удастся, если мы будем ориентироваться на бумажные отчеты, а не на реальные результаты образовательных организаций.

Алена АРШИНОВА, депутат Государственной Думы РФ, член Комитета по образованию и науке:
- Я считаю, что нынешнюю систему гос­аккредитации можно и нужно совершенствовать. Порой не самые важные формальные требования ставят крест на работе вуза. В процессе госаккредитации должны быть решающими интересы обучающихся и системы образования в целом. Если вуз обеспечивает хорошую подготовку студентов, но допускает чисто процедурные недостатки, то надо сосредоточить усилия всех сторон - и контролирующего органа, и самого вуза, на устранении таких недостатков. То есть должны быть скорректированы приоритеты в механизме госаккредитации.
А вообще время не стоит на месте, все развивается, поэтому и многие другие институты и механизмы в системе образования также нуждаются в периодических обновлениях. Это естественный процесс.

Игорь РЕМОРЕНКО, ректор Московского городского педагогического университета:
- Мы на Общественном совете при Рособрнадзоре не раз рассматривали этот вопрос, в том числе исходя из международного опыта. Чем вызвано столь пристальное внимание к этой проблеме? Дело в том, что на определенном этапе развития нашей системы образования была зафиксирована достаточно интенсивная деятельность Рособрнадзора по закрытию неэффективных вузов. И механизм закрытия предлагался достаточно грубый, исходя из соответствия или несоответствия вузов определенным показателям. Какое-то время это всех устраивало. Но когда было закрыто уже несколько сотен учреждений, такой подход перестал работать, поскольку для оставшихся учреждений потребовались гораздо более тонкие инструменты, учитывающие отдельные нюансы. Надо было учесть не только наличие или отсутствие помещений или преподавателей, но и, например, серьезный анализ предлагаемых студентам дисциплин, то есть действительно ли это социология с экономикой или какая-то псевдонаука. Несовершенства существующих критериев стали видны всем, в том числе при аккредитации Московской высшей школы социальных и экономических наук - известной всему миру Шанинки, качество подготовки студентов которой хорошо известно всем. Короче, если рассматривать аккредитацию как инструмент, надо просто напомнить, что инструменты бывают разные, с разной степенью погрешности, чувствительности и точности. И в зависимости от ситуации нужно уметь использовать разные инструменты.

Альбина ЧЕРВОВА, советник по подготовке кадров высшей квалификации и международной деятельности Шуйского филиала Ивановского государственного университета, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ
:
- Я поддерживаю идею изменить подходы к системе аккредитации вузов. И это прежде всего должно коснуться иерархии ценности критериев оценки. Например, на первом месте должен стоять уровень знаний учащихся. Не проверка всякой документации, как сейчас, а то, насколько студенты знают изучаемые ими предметы. Также очень важны отзывы работодателей выпускников этого вуза. Хорошо подготовили специалистов - получите отличную характеристику с места их работы. Нет - имейте мужество принять к сведению этот факт и постараться улучшить ситуацию. Не менее важно и то, кто проводит аккредитацию. И тут я бы предложила ужесточить подходы к отбору кадров, занятых в этом сложном деле. Не должно быть так, чтобы вуз могли проверять люди, не имеющие научных степеней и опыта преподавания в высшей школе, не подготовившие аспирантов и докторантов. То есть человек должен очень хорошо понимать не только специфику работы вуза, но и знать особенности конкретного учреждения. Я сама занимаюсь аккредитацией уже двадцать лет (при общем педагогическом стаже пятьдесят пять лет) и могу с уверенностью сказать: подходить к этому делу с чисто формальных позиций ни в коем случае нельзя! Каждый случай уникальный и требует особого рассмотрения.

Николай ПОДОСОКОРСКИЙ, советник при ректорате Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого, кандидат филологических наук:
- В нынешнем своем виде система гос­аккредитации российских вузов является сугубо репрессивным инструментом, имеющим мало отношения к контролю за качеством образования. Это наглядно проявилось в случае с лишением аккредитации по чисто формальным и надуманным основаниям лучших независимых вузов страны - Европейского университета в Санкт-Петербурге и Московской высшей школы социальных и экономических наук. Однако проблемы возникли далеко не только у частных университетов.
В целом система, при которой мало кому известные «эксперты» с выявленным плагиатом в собственных диссертациях могут парализовать образовательную деятельность ведущих вузов с многолетней историей, выглядит дикой, невозможной, абсолютно вызывающей. Протестная реакция сообщества ректоров, научной и культурной интеллигенции в этом смысле совершенно понятна и оправданна. Мы от правозащитной ассоциации «Свободное слово» также выступили с заявлением по этому поводу в конце июня. В нем, в частности, было сказано следующее: «Такое чувство, что двоечники разбирают действующий механизм, чтобы узнать, как он устроен, и ломают. Без возможности починки».
Выходом из ситуации стала бы либерализация контрольных функций со стороны государства, замена госаккредитации системой мониторинга, при которой заключения экспертов носили бы рекомендательный характер, возрождение широкой университетской автономии. Не могу не согласиться с мнением профессора Шанинки Григория Юдина, указавшего на корень проблемы российского высшего образования: «В вузах все больше власти менеджеров и меньше власти «людей университета».

С.Ф., преподаватель Петрозаводского государственного университета, Республика Карелия:
- В этом году в аккредитации будут принимать участие впервые и с другой стороны баррикад - наш вуз как раз готовит пакет документов, первый дедлайн для кафедр уже в сентябре. Мне сложно судить о том, насколько устарела система аккредитации, но пугают уже слова одного из проректоров, что пакет документов, передаваемый на проверку экспертам, должен будет содержать более тысячи страниц. Проверяют не вуз, проверяют бумажки, как обычно у нас. Бюрократия и буквоедство в действии. Но какие есть альтернативные инструменты проверки вуза, затрудняюсь сказать. Возможно, мониторинг реальной деятельности вуза на протяжении, скажем, года, в том числе деятельности, отраженной в СМИ и социальных сетях, а также объективные показатели: академическая мобильность, процент защитившихся на «4» и «5», трудоустройство выпускников и т. д. Ведь смешно было бы, если бы МГУ аккредитовывали исключительно по тысячестраничному описанию его учебных программ, правда?