- Евгений Валентинович, уже, кажется, ни для кого не секрет, что вы и ваша компания совершили прорыв в сфере информационной безопасности, в то время когда компьютерные технологии в России только развивались. Когда вы выбрали свой профессиональный путь? Еще в школе или все-таки позднее?
- Заниматься информационной безопасностью я начал, уже окончив институт, в 1989 году, - случайно обнаружил на своем компьютере вирус Cascade. Криптографическое образование помогло проанализировать вирус, понять его поведение и создать первое в моей жизни компьютерное противоядие. Но, безусловно, настоящую путевку в жизнь я получил еще в школе. Сначала я учился в вечерней физико-математической школе при МФТИ. Потом занял второе место на математической олимпиаде в Долгопрудном, после чего мне пришло приглашение на собеседование в физматинтернат. Вот оттуда все и началось. Школа-интернат имени А.Н.Колмогорова при МГУ на тот момент представляла собой заведение, где жили и учились точным наукам дети, собранные по конкурсу со всего СССР. Там я и принял решение учить математику. Физматинтернат - одно из самых интересных мест, в которых я побывал в своем детстве и юности, это были очень счастливое время и удивительная атмосфера демократии и искреннего желания учиться.
- В списке достижений «Лаборатории Касперского» много примеров успешного выполнения стратегически важных задач, в том числе и на государственном уровне. Какую самую сложную задачу вам удалось решить?
- Я бы не стал выделять какую-то одну задачу - их очень много по разным направлениям нашей работы. Киберзлодеи с каждым годом становятся все умнее, и масштаб их разрушительной деятельности тоже растет, так что, вполне возможно, наша самая сложная задача еще впереди. А вообще мы каждый день находим до 360000 новых образцов вредоносного ПО, одновременно мониторим до 100 сложнейших кампаний, включая крупные финансовые кибер­преступления, нападения на критическую информационную инфраструктуру, шпионаж. Не зря мы говорим, что наша миссия - это спасение мира. Ни много ни мало.
- Вы однажды сказали, что в России учатся и работают самые выдающиеся математики и инженеры. Как вы думаете, с чем связаны такие высокие результаты в точных науках? С традициями, современным оснащением или ранним приобщением школьников к проектно-исследовательской деятельности? Есть ли в этой связи какие-то моменты, которые, на ваш взгляд, упускают из вида руководители образовательных организаций?
- В СССР было очень сильное математическое образование с преподавателями мирового уровня. Это была настоящая элита научного, интеллектуального мира. Я сам окончил вуз с дипломом инженера-математика, поэтому знаю об этом не понаслышке. Не секрет, что наши специалисты (математики, физики, программисты) до сих пор ценятся очень высоко по всему миру. И самые «талантливые» киберпреступники - это тоже выходцы из бывшего СССР. Хорошие и плохие парни учились в одних вузах, сидели за одной партой, но в итоге выбрали разные пути.
Раннее вовлечение и развитие интереса у детей, на мой взгляд, очень важный фактор успеха. Главной особенностью нашего физматинтерната было развитие творческого начала, нестандартного мышления. Нас учили думать не по шаблону. Меня никто не заставлял сидеть по ночам с задачками и учиться по 6 дней в неделю. Это просто приносило большое удовольствие и отдачу.
Как преподают сейчас, мне судить сложно. Но таких величин в российской математике, как было в советское время, сейчас, безусловно, мало.
- Сегодняшнее поколение программистов приобретает знания и навыки в условиях стремительного развития компьютерных технологий. И вам приходится отчасти опережать свое время, в том числе как наставнику, передающему свой опыт будущим поколениям. Какие качества необходимы человеку, чтобы успешно справляться с этими задачами?
- Наставником или учителем в классическом понимании этого слова меня назвать сложно. Я руководитель крупной компании, которая, так уж получилось, носит мое имя. На протяжении последних 10 лет уже не занимаюсь программированием. Передо мной стоят другие задачи, более стратегические. В роли руководителя предпочитаю предоставлять сотрудникам максимальную свободу, но и спрашиваю с них строго. В чем-то это похоже на подход моих школьных преподавателей.
- Тем не менее математическая гимназия Касперского открылась на базе школы №10 в подмосковном Реутове, в рамках городской программы «Математическая вертикаль» ваша лаборатория запустила проект и на базе столичной школы №1409. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этих проектах, и шире - для чего вам реализация проектов в школе?
- Мы надеемся, что проект «Математическая вертикаль» поможет увлеченным ребятам освоить углубленный курс математики и других предметов естественно-научного цикла. На базе школы №1409 мы готовимся к реализации спецкурсов и спецсеминаров по программированию, основам информационной безопасности, криптографии и защите ПО, которые будут вести лучшие эксперты нашей компании. Наша задача - сделать так, чтобы за время обучения школьники получили навыки, сопоставимые с багажом знаний второкурсников технических вузов.
При этом школа №1409 была выбрана не случайно - она обеспечена самыми современными технологиями: конвергентные лаборатории, интерактивные доски и столы, мультимедийные проекторы, атомно-силовой микроскоп. Я был очень впечатлен их инфраструктурой. Буквально в июне школа получила и смонтировала новейшее учебное оборудование для инженерных классов - более 70 наименований! Администрация школы всячески поддерживает развитие ребят.
- Сегодня подрастающее поколение мыслит новыми категориями. Их мышление, мировоззрение сформировалось в цифровую эпоху. Очевидно, что развитие технологий влияет и на способы общения с миром. В чем, на ваш взгляд, главное отличие сегодняшних школьников? Как старшему поколению найти с ними общий язык, дать стимул для развития, но при этом и сохранить преемственность традиций, накопленного опыта?
- Современные дети действительно на «ты» с технологиями. Главное отличие, на мой взгляд, в том, что они по-другому воспринимают информацию, по-другому ее потребляют, ищут. В чем-то им проще, чем было нам, в чем-то гораздо сложнее. Сравнивать разные эпохи детства бессмысленно.
Общий язык - это всегда желание понять друг друга, найти общие интересы. Для передачи опыта и традиций нужно сначала детей заинтересовать. Если учить из-под палки, ничего хорошего не получится.
- Разговор о выборе профессии особенно актуален для выпускников летом и нередко связан с вопросом будущего трудоустройства. Некоторые профессии попросту исчезают. Кем нужно стремиться стать, чтобы быть востребованным в перспективе 20-30 лет?
- Я не очень люблю давать прогнозы. Тем более что IT-индустрия развивается очень быстро. О существовании многих современных профессий или специализаций мы даже не догадывались 10 лет назад, не говоря уже о 20-30. Если говорить про технологический сектор, на ближайшие годы перспективным направлением будут виртуальная реальность, проектирование «умной» среды, робототехника, работа с big data. Я уверен, что и сфера кибербезопасности тоже будет продолжать очень стремительно развиваться.
- Большой резонанс имела история с блокировкой Telegram в России. Нередко говорят и о создании национального Интернета - своего рода гетто на просторах Сети. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к таким инициативам и решениям? Обходите, к примеру, блокировку Telegram?
- Честно говоря, лично меня эта история никак не коснулась - ни напрямую, ни косвенно. Смарт­фона у меня нет, никакие Telegram-каналы я не читал и не читаю. Все, чем я пользуюсь, работало и, надеюсь, продолжит работать без сбоев.