Надо не учить детей музыке, а музицировать вместе с ними.
Шила С.Вудворд, президент Международного общества по музыкальному образованию (ISME), из выступления в Общественной палате РФ 14.11.2014



Интерес этот объясним. Музыка - замечательное искусство, дающее богатую пищу для сердца и ума. Многим детям хочется себя в этом искусстве достойно выразить, и они с готовностью откликаются на исходящие от взрослых предложения включиться в музыкально-творческую деятельность.
В детском саду игра на элементарных инструментах была и остается любимым занятием воспитанников. Но вот они перешагивают порог общеобразовательной школы и из музыкальных деятелей зачастую превращаются в… теоретиков. Накопленный в раннем возрасте опыт игры на музыкальных инструментах, что приносило детям столько радости, не получает достойного развития. Нет продуктивной музыкальной деятельности, пропадает и их интерес к занятиям. А, отмечая его отсутствие, школьная администрация нередко стремится заменить урок музыки на что-то более, по ее мнению, полезное, например на математику или английский…
Вроде бы среди педагогов, методистов, родителей и руководителей органов образования нет противников приобщения школьников к продуктивной музыкальной деятельности. Все выступают «за». Но почему же тогда мы имеем дело с обратным результатом - дети в школе сегодня теряют даже детсадовские навыки игры на музыкальных инструментах. Притом что на возможность проявить себя в ансамблевой игре, например, в рамках упомянутых выше выступлений с оркестром откликаются с большим энтузиазмом.
Может быть, что-то не срослось в существующих на сегодняшних день подходах к обучению школьников музицированию?
Более того, иногда продуктивная деятельность на уроке музыки и вовсе игнорируется. Учитель рассуждает: дети ни на чем не играют - и ладно. И без этого успеть бы рассказать им о музыке что-то важное. Иногда даже учителя между собой называют школьный урок музлитературой. Но если в вопросе приобщения к продуктивной деятельности они пасуют, то музыка и школьниками воспринимается не как сфера творческого самовыражения, а как очередная научная дисциплина. Правда, явно уступающая по своей содержательности математике, физике и другим дисциплинам, не обязательная для аттестации и поэтому второстепенная.
Такие же плачевные результаты обучения возникают и в случае, если учитель призывает детей что-то спеть, сыграть или сымпровизировать, не подкрепляя свои призывы какими-то внятными методическими наработками. Ученики если и пытаются в ответ что-то делать, то результат ничего, кроме смеха сквозь слезы, у них не вызывает. Даже в начальной школе им стыдно повторять то, что умеют делать дошкольники. И тем более не заставишь подростка заниматься тем, что не обеспечивает появления достойного, по его представлению, продукта.
Так что же делать? Может быть, для получения такого продукта надо углубляться в технологию пения, инструментальной игры и импровизации?
Очевидно, что яркие результаты по пению в хоре обеспечит постановка его участникам голоса (трахея - диафрагма - фокус…). В фортепианной игре эти результаты связаны с постановкой рук (игра третьими пальцами обеих рук - игра в одной позиции - игра с подкладыванием первого пальца…). Правильно держать смычок уже большая проблема для начинающих скрипачей. А еще нужно выучиться нотной грамоте, умению чисто интонировать, овладеть дикцией, орфоэпией (при пении в хоре) и массой других узкопрофессиональных навыков. На решении подобных задач строится все предпрофессиональное обучение…
Негативная реакция большинства учащихся общеобразовательной школы на технологизацию музыкальной деятельности очевидна. И в самом деле, зачем им осваивать все эти мудреные ЗУНы, если музыкантами себя в будущем не видят? Тем более что качественно решить все эти узкопрофессиональные задачи в условиях одночасовых занятий в неделю невозможно.
Но имеет ли в таком случае проблема приобщения всех школьников к продуктивной музыкальной деятельности решение? Может быть, в самом деле, ничего другого не остается, как свести проблематику урока к музлитературе?
Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, чего сами ученики хотели бы в музыкальной деятельности достигнуть и достижимы ли эти стремления.
    Все дети тянутся к музыке, потому что чувствуют, как она красива. И прежде всего они в своем творчестве хотят эту красоту услышать. Возможно ли это при их скромных технических навыках?
Да, возможно, если в своих проявлениях будут опираться на источник музыкального звучания, например игру педагога, или музицировать под фонограмму, подобно любителям караоке. Сегодня, в век компьютерных технологий, Интернета, доступ к любому музыкальному материалу свободен. А что учителю не удастся скачать и подогнать под учебные цели с помощью компьютерной программы-аудиоредактора, можно самому записать на синтезаторе. Делается это в «два клика» (разумеется, если умеешь хоть как-то играть на клавиатуре фортепианного типа).
    Дети не относят себя к узким, «подобным флюсам», специалистам. Их, как правило, интересует музыкальное творчество в целом, а не исполнительское искусство того или иного вида, в котором им по большей части предлагается себя попробовать. Хотят ли они импровизировать, сочинять, создавать электронные аранжировки музыки? Конечно! Доступна ли им вся эта многообразная палитра музыкальной деятельности?
Да, доступна при условии опоры в творчестве на соответствующие модели (фактурные заготовки, композиционные схемы, MIDI-файлы для инструментовки и звукорежиссерской обработки, сопровождающие их действия фонограммы и пр.).
    Дети прекрасно понимают, что музыкальное искусство не ограничивается скромными песенно-хоровыми или инструментальными миниатюрами, которые им предлагаются для разучивания. Конечно, они хотят, как взрослые, исполнять симфонии, инструментальные концерты, оперы. Но могут ли они участвовать в исполнении крупных музыкальных произведений?
Могут, если в рамках озвучивания этих произведений у них будет своя партия, значимая для музыкального целого и вместе с тем доступная им по исполнительской трудности.
    Дети не любят рутинную техническую работу (а кто ее любит?), которой особенно много в музыкальной деятельности. Можно ли если не освободить их от этой работы, то хотя бы облегчить ее, сохранив при этом художественную привлекательность продукта?
Да, можно, если, не зацикливаясь на гаммах, этюдах, детальном освоении музыкальной грамоты и прочих технологических частностях, напрямую ориентировать их на интонационные действия. Выразить смысл музыки в звуке можно, ориентируясь и на ее простейшую графическую запись, альтернативную традиционной нотной, и показ педагога, как сыграть тот или иной музыкальный фрагмент с голоса, с рук и т. п.
    Дети желают приобщиться к музицированию на разных инструментах. Они хотят экспериментировать в пении и дирижировании. Могут ли они реализовать эту свою природу экспериментаторов и мультиинструменталистов в условиях массового музыкального образования?
Да, могут. Ведь разнообразие видов деятельности в любительском музицировании не предполагает основательного освоения каждого из них, мультиинструментальность - совершенство техники игры на каждом инструменте, а дирижирование - освоения мануальной техники управления оркестром.
Все эти желания детей - достигнуть высокого художественного качества продуктов музицирования и охватить его различные виды, исполнять крупные произведения, выразительно интонировать, экспериментировать с различным инструментарием и способами самовыражения - определяют специфическую модель их потребности в музицировании.
Эту модель можно воплотить в жизнь с помощью технологии ин­терактивной музыкальной деятельности. Суть этой технологии заключается в проживании музыки в процессе ее создания или восприятия на основе комплементарного взаимодействия с внешним источником ее звучания.
Одним из результатов обращения к данной технологии и является проведение концертов проекта «Музицирование для всех», на которых широкие массы учащихся выступают на филармонической сцене вместе с профессиональными оркестрами. Такие концерты дали толчок появлению во многих общеобразовательных учреждениях детских инструментальных ансамблей, охватывающих большой контингент учащихся. Для каждого из них эти ансамбли открывают двери в мир музыкального искусства. Игра в них способствует формированию ценных личностных качеств - художественно-эстетических, нравственных, волевых.
А в этом году появился новый практический выход применения технологии интерактивного музицирования - это Всероссийский конкурс «Музицирование для всех». Гала-концерт его победителей пройдет в сопровождении Академического оркестра русских народных инструментов ВГТРК им. Н.Н.Некрасова в октябре 2018 г. в Москве (см. положение на сайте ФГБНУ «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» http://www.art-education.ru/).
Приглашаем детские инструментальные коллективы к участию в конкурсе!

​Иван КРАСИЛЬНИКОВ, композитор, доктор педагогических наук