Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета по образованию и науке Госдумы РФ, член Центрального штаба ОНФ:
- Сегодня все чаще школьные учителя из разных регионов страны стали сообщать о невыплате компенсаций за проведение ЕГЭ и ОГЭ. Нередко руководство школ аргументирует это тем, что учитель занят на ЕГЭ в свое рабочее время.
Закон «Об образовании в РФ» устанавливает, что педагогическим работникам, участвующим в проведении ЕГЭ, должна выплачиваться денежная компенсация из бюджетов субъектов РФ. Регионы сами определяют размер компенсации для экспертов, технических специалистов и организаторов. Но, как считают многие педагоги, размеры компенсаций намного меньше их трудозатрат. Например, в Алтайском крае норматив оплаты труда организатора в аудитории составляет 60 рублей в день, технического специалиста - 30 рублей, руководителя ППЭ - 200 рублей, а члена ГЭК - 80 рублей. В Ярославской области норматив часовой оплаты труда составляет 260 руб. за руководство работой предметной комиссии, проверку заданий, инструктаж членов предметных комиссий, 80 руб. - за доставку экзаменационных материалов в пункты проведения ЕГЭ, 150 руб. - за осуществление контроля в ППЭ, 240 руб. - за руководство работой конфликтной комиссии.
В мае 2018 года фонд «Национальные ресурсы образования» совместно с экспертами ОНФ провел повторный мониторинг «Зарплата и нагрузка учителя» при участии более 2,5 тысячи педагогов. По сравнению с опросом прошлого года количество обращений по поводу отсутствия оплаты за организацию ОГЭ и ЕГЭ резко возросло. Жалобы также касаются общей атмосферы, в которой происходят подготовка и работа организаторов ППЭ. Многие педагоги признаются, что участвуют в проведении экзамена по принуждению администрации школы.
Они сообщают: «Участвовать в экзаменах ОГЭ и ЕГЭ заставляет руководство, мотивируя тем, что это наши рабочие часы, хотя часы можно было бы отработать в другие дни» (Санкт-Петербург), «Бестолковые семинары по подготовке организаторов ЕГЭ, пропадает много уроков, что затрудняет прохождение программы, особенно в 4‑й четверти» (Самара), «Наша школа - пункт проведения экзамена, из-за чего несколько раз за год приходится заклеивать стенды и шкафы, отключать и прятать компьютеры и прочую технику для проведения сначала пробных экзаменов, а потом самих ЕГЭ» (Жуковский, Московская область), «Обучение на «висящих» сайтах типа «Учебная платформа» по обучению участников ЕГЭ. Более 40 вопросов входного тестирования, а ресурс «висит». По 4 часа в день сидят педагоги, а «галочка» так и не проставлена» (г. Бор, Нижегородская область), «Обучение учителей - специалистов ОГЭ и ЕГЭ на недоработанных платформах с отрывом от урочной деятельности» (Уфа, Башкортостан).
Учителя, работающие в отдаленных районах, сообщают, что вынуждены выезжать в пункт приема экзамена рано утром, нередко за свой счет. Это притом что 57% педагогов не получают вообще никаких компенсационных выплат, а 6,5% учителей в целом отмечают факты полной или частичной невыплаты заработной платы, 23% - ее неправильное начисление.
Сегодня, когда учитель и без того перегружен, проведение экзамена становится для него дополнительной нагрузкой: 83,5% педагогов отмечают повышение требований к ним со стороны администрации и органов управления образованием. Это, по мнению 87% опрошенных, приводит к еще большей загруженности учителей и увеличению отчетности. Только 5% отметили рост успеваемости детей в связи с увеличением содержательных требований.
Поэтому назрела необходимость разделить процесс реализации образовательных программ и итоговую оценку результата. Учителя должны учить, а другие лица, независимые от образовательной организации, - проводить оценку. Для этого необходимы круглогодичные центры тестирования, в которых ребенок сможет сдать экзамен неоднократно в течение года. Это предложение мы озвучили на расширенном заседании Центрального штаба ОНФ при участии представителей правительства, Счетной палаты, Администрации Президента РФ, депутатов Государственной Думы. И реализации этой модели мы будем последовательно добиваться.

Всеволод ЛУХОВИЦКИЙ, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»:
- В 2017 году профсоюз «Учитель» провел мониторинг оплаты работы педагогов на ГИА. При поддержке депутата ГД Олега Шеина были поданы запросы в региональные прокуратуры тех регионов, в которых, по нашим сведениям, либо не было вообще Положения о компенсации, либо в этом документе содержались грубые нарушения законодательства. В результате этой кампании в ряде регионов ситуация улучшилась: в 10 регионах были приняты новые положения о компенсации, в 24 регионах в действующие положения внесены изменения.
Однако проблема в целом не решена. Судя по обращениям в профсоюз «Учитель», высказываниям на различных педагогических форумах, многие учителя вообще не знают, что им что-то должны платить за эту дополнительную работу, не предусмотренную должностными инструкциями.
Нередко выплата компенсации предусмотрена до конца года (то есть за работу в июне педагог получит деньги в декабре).
В семи регионах (Алтайский, Забайкальский, Камчатский края, Липецкая и Ростовская области, Республика Коми и Республика Саха (Якутия) не указан источник финансирования (должен быть бюджет региона). Это порождает ситуации, когда деньги выплачиваются из фонда оплаты труда школы, сокращая зарплаты учителей.
Компенсация во многих регионах несоизмеримо меньше трудозатрат педагогов при проведении ГИА.
Практически нигде не оплачивается работа на ОГЭ и ГВЭ.
Не регламентирована процедура согласия или отказа от работы на ЕГЭ, ОГЭ и ГВЭ. Педагоги назначаются на работу приказом без учета состояния их здоровья, планов на отпуск, готовности работать за предусмотренную компенсацию и т. д. В большинстве случаев не заключается вообще никаких договоров. Существующая процедура привлечения педагогов к проведению ГИА напоминает принудительный труд.
В связи с этим нами были подготовлены рекомендации, на основании которых депутат ГД Олег Шеин 4 июня внес в ГД законопроект о внесении изменений в п. 9 ст. 47 Закона «Об образовании в РФ».
Поскольку пока непонятно, когда состоится рассмотрение этого законопроекта, мы решили одновременно действовать через Генпрокуратуру и подготовили обращение, в котором просим провести проверку регионального законодательства на соответствие его требованиям ст. 47 в нынешнем виде. Мы надеемся, что эта проверка принудит региональные власти оплачивать хотя бы работу на ЕГЭ.

Андрей РУДОЙ, учитель истории школы №2 г. Дзержинска Нижегородской области, лидер Нижегородского отделения независимого профсоюза «Учитель»:
- Оплата труда педагогов на ЕГЭ по-прежнему далека от идеала. Но это лучше, чем ничего, как было раньше. Суммы на уровне прошлого года, они не изменились. Это небольшие деньги. То есть по окончании периода ЕГЭ каждый задействованный на нем учитель получит дополнительно к зарплате от нескольких сотен до нескольких тысяч рублей в зависимости от количества экзаменов. Кстати, у нас в регионе оплачивают только работу организаторов ЕГЭ внутри аудиторий, дежурство в коридорах и на этажах не оплачивается, хотя это не менее ответственная работа, и она тоже требует времени и внимания. Есть еще один важный момент. За работу на ЕГЭ получат денежную компенсацию далеко не все учителя. И тут все зависит от их позиции, пассивной или активной.  Я призываю учителей быть более активными, читать договоры и интересоваться условиями и суммами до того, как ЕГЭ начинается, а не постфактум.

Вячеслав ШЕСТАКОВ, директор средней школы №130, Омск:
- Мы нашим педагогам выплачиваем за работу на ЕГЭ из стимулирующего фонда школы. Выходит около 1500 рублей за три-четыре для работы на экзамене: примерно столько дней тратится на это занятие. Я считаю, что это мало, несоизмеримо с ответственностью, психологической нагрузкой. Мы делаем все, что можем, хотелось бы, чтобы и государство помогло, оценило этот труд.

Виктория Н., учитель русского языка и литературы, Омск:
- Без стимулирующих выплат зарплата у меня около 12 тысяч. А стимулирующие - копейки. Не знаю, куда они все уходят. Летом в нашей школе их нет вообще! За ЕГЭ выплатили какие-то смешные деньги один раз - в 2014 году, когда эта информация появилась в прессе и разразился скандал. Та учительница ушла, смелых в нашей школе нет, больше никто не жаловался, и я тоже, слава Богу, что взяли, не сижу на пенсии. В прошлом году работала на ЕГЭ, не получила ничего. Нынче удалось как-то от этого увернуться.

Евгения МАКАРОВА, председатель Профсоюза работников образования и науки Карелии, Петрозаводск:
- В Карелии от членов профсоюза уже два года точно не было никаких обращений по поводу того, что им не заплатили за работу на ОГЭ или ЕГЭ. У нас заключено соглашение с нашим партнером - Министерством образования Карелии, в котором абсолютно все детали прописаны, там готовы проконсультировать, если есть необходимость. Профсоюз тоже готов оказать юридическую и консультационную помощь при необходимости.