Любой, кто заглянет в биографию Сергея Кравцова, поймет, что, в общем-то, вся его жизнь изначально была связана со сферой образования. Так, в 1996 году он окончил с отличием Московский государственный открытый педагогический университет по специальности «учитель математики и информатики», а в 2000‑м - МГИМО по специальности «государственное и муниципальное управление со знанием иностранного языка».
Свою карьеру согласно официальной трудовой биографии он начал строить сразу же по окончании университета, устроившись в Институт управления образованием Российской академии образования, где в промежутке между 1997 и 2002 гг. прошел путь от младшего научного сотрудника до заведующего лабораторией.
До того как возглавить в 2008 году ФГУ «Федеральный центр тестирования», он хорошо зарекомендовал себя на различных должностях в Министерстве образования и науки Российской Федерации, Федеральной службе по надзору в сфере образования и науки.
В 2009‑2011 гг. Сергей Кравцов был директором учреждения Российской академии образования «Институт управления образованием», а в 2011‑м - и. о. ректора ФГУ «Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования».
В апреле 2011 года он становится главой Департамента регионального развития Минобрнауки России, а уже с июля 2012-го - директором Департамента управления программами и конкурсных процедур Министерства образования и науки Российской Федерации.
В 2013 году Сергей Кравцов был назначен главой Рособрнадзора.
Бывший руководитель ведомства Виктор Болотов называл Сергея Кравцова человеком, который «имеет задатки реформатора, но при этом не называет все, что было сделано до него, бредом».
Кравцов входит в список лиц, включенных в резерв управленческих кадров, находящихся под патронатом Президента Российской Федерации.
Женат, воспитывает двоих детей.

Цитаты

«В России не должно быть вузов, дающих некачественное образование. От того, какое образование и какую специальность получил студент, зависят экономика страны и развитие государства в целом. К филиалам и вузам, дающим некачественное образование, будут применены соответствующие меры, эту работу мы ведем совместно с Министерством образования, и здесь мы наведем порядок».
«Известия» (3.10.2013)

«У нас нет ни разнарядки, ни какого-либо черного списка. Мы выполняем функцию надзора и контроля за образовательными и научными организациями, осуществляем плановые и внеплановые проверки их деятельности. Перед нами стоит задача навести порядок в системе высшего образования…»
«Известия» (25.12.2013)

«Для нас важно, чтобы все экзамены, все школьные оценки были честными и объективными. Привычка безнаказанно списывать и давать списать на самом деле всем нам очень мешает. Я уверен, что мы сможем создать систему действительно объективной оценки знаний, которая будет стимулировать развитие образования».
«Коммерсантъ» (8.09.2014)

«Часто, приезжая в вуз, который в мониторинге показал соответствие менее чем четырем необходимым критериям, мы видим, что он не может обеспечить нормальный образовательный процесс. Арендованное помещение, иногда всего 2‑3 комнаты, один преподаватель читает лекции по нескольким предметам, студентов нет, обучение ведется в основном в заочной форме.
Такие вузы фактически занимаются продажей дипломов, а не дают образование. Выпускники по окончании обучения не знают элементарных вопросов.
Даже есть объявления при приеме на работу, я видел их в регионах: «Диплом такого-то вуза не приносить». Это девальвирует отношение к высшему образованию и к диплому государственного образца».
РИА «Новости» (23.10.2014)

«Что касается образовательных организаций, попавших под наши проверки, то их можно разделить на три группы. Первые, осознавая, что фактически получили от государства бесплатный аудит своей деятельности, стараются в установленные сроки устранить выявленные нарушения и продолжают свою работу. Вторые, видя, что они не могут исправить недостатки, отзывают свою лицензию. А есть третьи, которые саботируют устранение выявленных нарушений, потому что надо использовать дополнительные ресурсы, вложить дополнительные средства, провести методическую и организационную работу».
«Известия» (11.11.2014)

«Чем раньше определишь пробелы в знаниях учеников, тем легче и быстрее они наверстают упущенное. Тем легче учителю будет оказать ребенку соответствующую методическую помощь, выстроить так программу работы, чтобы эти пробелы безболезненно ликвидировать. Если не устранять эти пробелы, они начнут накапливаться по закону цепной реакции. И взрыв, хотя он будет тихим, обязательно последует - неуспеваемость к девятому классу, потеря мотивации к обучению».
«Учительская газета» (5.01.2016)

«10% учителей испытывают дефицит знаний русского языка и грамматики, а 24,2% учителей математики не смогли решить уравнение (х-3)2=2(x-3)».
«Коммерсантъ» (12.07.2017)

«Вас будут запугивать до тех пор, пока вы будете пугаться. Пока школьники для себя не поймут, что процесс образования, обучения не для учителя, не для родителя, а для них самих лично. Школьник - главный человек в системе образования, и все правила и требования, которые есть, направлены на то, чтобы именно ему было комфортно. Кстати говоря, не везде в мире есть апелляции. В Китае, например, нет никаких апелляций, нет никакого досрочного периода экзаменов».
«ТАСС» (14.11.2017)

«Российская начальная школа - лучшая в мире!»
РИА «Новости» (5.12.2017)

«Запретить или нет гаджеты в школе - решает само учебное заведение. Кстати, у моей дочки, которая учится в начальной школе, никаких гаджетов нет».
«Российская газета» (8.01.2018)