На заседании оргкомитета новую модель представлял директор Департамента государственной политики в сфере общего образования Андрей Петров. К разработке новой модели соучредителей конкурса - Общероссийский профсоюз образования и «Учительскую газету» - не пригласили.
Предложения по обновлению вскоре может прозвучать. Такое преобразование в основном базируются на решении №Д08‑10/пр от 23 марта 2018 года, принятом после проведения совещания в Департаменте государственной политики в сфере общего образования. В том совещании принимали участие: исполняющий обязанности ректора Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования Виктор Фертман, абсолютный победитель конкурса «Учитель года»-2017 заместитель директора гимназии №116 города Санкт-Петербурга Илья Демаков, представитель Комитета по образованию Санкт-Петербурга Евгения Вилутене, финалист конкурса «Учитель года»-2017 учитель информатики средней школы №54 города Волгограда Петр Байкалов, победитель прошлогоднего конкурса «Учитель года» учитель биологии школы №171 города Москвы Иван Смирнов, финалист прошлогоднего конкурса учитель начальных классов вологодской школы №8 Елена Люлина и работники Департамента госполитики в сфере общего образования. Предложения, высказанные на этом совещании, и легли в основу предлагаемых изменений содержания заключительного этапа конкурса. При этом совершенно не были учтены замечания и предложения по обновлению модели конкурса, выработанные в прошлом году на основе 118 опросов участников конкурса и 135 опросов экспертов (членов жюри). Присутствовавшая на заседании оргкомитета министр просвещения Ольга Васильева заявила, что сама лично принимала участие в разработке нового порядка.
Новшества в новом порядке касаются четырех из восьми конкурсных испытаний. В прошлом году конкурсанты на заочном туре должны были продемонстрировать свое умение использовать информационно-коммуникационные технологии как ресурс повышения качества профессиональной подготовки через «личный сайт, страницу, блог сайта образовательной организации». В этом году формат конкурсного испытания предлагается сузить до «создания страницы и/или группы в одной из имеющихся на выбор социальных сетей». Андрей Петров объяснил это изменение тем, что ранее большинство сайтов специально создавались под конкурс, а сразу после него они переставали существовать. С такой позицией категорически не согласен абсолютный победитель конкурса «Учитель года»-2013 учитель информатики школы №29 Мытищинского района Московской области, руководитель жюри заочного тура, оценивавшего «Интернет-ресурс» в прошлом году, Андрей Сиденко. По его мнению, у большинства финалистов сайты, страницы, блоги были созданы задолго до конкурса. «Они наполнены разнообразной информацией об используемых методиках и технологиях. Видно, кто и зачем заходит на ресурсы учителей, как они общаются со своими учениками и их родителями». После конкурса сайты, страницы, блоги участников продолжают жить и наполняться новым содержанием. Андрей Сиденко также предупредил о возможных рисках, которые могут возникнуть, если это конкурсное задание будет переформатировано.
Особый спор вызвало предложение заменить конкурсное испытание второго, очного, тура «Образовательный проект» на «Директор класса». Напомню содержание испытания «Образовательный проект». Группа из 5 лауреатов в течение 30 минут проводит обсуждение и выбирает тему образовательного проекта, распределяет зоны ответственности каждого члена команды. На разработку проекта отводится не менее 6 часов. Затем группа в течение 20 минут представляет полученные результаты и еще 10 минут отвечает на вопросы экспертов. Конкурсанты должны были продемонстрировать уровень культуры проектирования, видение существующих проблем и путей их решения, умение эффективно работать в команде и выстраивать конструктивное взаимодействие. В прошлом году перед этим конкурсным испытанием подчеркивалось, что разработанный проект должен быть в хорошем смысле слова «приземленным» - решать не глобальные проблемы мирового или федерального значения, а быть направленным на решение одной конкретной проблемы из множества существующих в образовательных организациях. Это испытание было введено несколько лет назад, когда начали внедряться новые федеральные государственные образовательные стандарты, в которых проектной деятельности школьников отводилась значимая роль.
Как сказал когда-то Адольф Дистервег, «учить можно только тому, что сам хорошо знаешь и к изучению чего питаешь большой интерес». К сожалению, многие учителя любую практическую деятельность школьников стали называть проектами, игнорируя необходимый для достижения цели алгоритм разработки и реализации любого проекта. Без соблюдения всех стадий, не важно, в начальной школе или выпускном классе, такая деятельность превращается в пустую формальность, профанацию продуктивной идеи. Нарисовать в начальной школе аленький цветочек и описать его - теперь это проектная деятельность. Выбрать из Интернета информацию об изучаемой теме по истории в старшей школе - тоже проект.
Аргументируя, почему нужно отказаться от «Образовательного проекта», Андрей Петров заметил, что жюри не сможет адекватно оценить вклад каждого участника группы в разработку проекта. Конечно, не сможет, если будет оценивать только первую часть, когда выбирается тема, распределяются роли, и последнюю, когда группа презентует полученный результат. Поэтому члены Большого жюри активно наблюдают весь процесс работы - от начала до конца. Кстати, из всех конкурсных испытаний только «Образовательный проект» проверяет навыки командной работы, проектной деятельности, компетенции из разряда «софт скилз», коррелируясь с требованиями Профстандарта педагога.
Теперь о том, чем собираются заменить «Образовательный проект». «Директором класса». В проекте нового порядка записано так: «Формат: демонстрация видеоролика (продолжительность 10 минут) и ответы на вопросы членов жюри (не более 10 минут) о выездном внеклассном воспитательном мероприятии с использованием объектов социально-культурного значения в субъекте Российской Федерации, на территории которого проходит конкурс. В мероприятии участвует та же группа обучающихся (в сопровождении классного руководителя), с которыми проводится урок».
На практике, видимо, это должно выглядеть так. Каждый из 85 участников финала, если приедут представители всех субъектов Российской Федерации, должен подготовить домашнюю заготовку: придумать тему мероприятия, его форму, выбрать место в Санкт-Петербурге и, главное, определить цель внеклассного мероприятия. А дальше, после подведения итогов первого тура, пятнадцать лауреатов заявляют организаторам, точнее руководству гимназии №56, что завтра они хотят провести свои мероприятия в таких-то точках города. Даже при всем организационном таланте и потрясающей коммуникабельности Майи Борисовны Пильдес ей не удастся это сделать за один день. На заседании оргкомитета она как раз и говорила о том, что организовать это конкурсное испытание будет практически невозможно.
Абсолютный победитель конкурса «Учитель года»-2012 директор школы №1520 имени Капцовых города Москвы Вита Кириченко обратила внимание на то, что сразу возникают вопросы логистики: каким образом доставлять детей на объекты, где будет проходить мероприятие, кто будет за это отвечать, кто будет получать множество разрешений и согласований. Андрей Сиденко заметил, что сделать качественный видеоролик в течение нескольких часов практически невозможно. У абсолютного победителя конкурса «Учитель года»-2003 директора гимназии №166 города Санкт-Петербурга Игоря Карачевцева вызвало удивление название конкурсного испытания «Директор класса»: каким образом оно связано с содержанием этого испытания?
Новый порядок предлагает заменить еще одно конкурсное испытание второго, очного, тура: «Педсовет» на «Классный час». Педсовет - это дискуссия в группе из 5 лауреатов на заданную тему. «Директором школы» - ведущим дискуссии - на этом конкурсном испытании выступал абсолютный победитель (победитель) конкурса предыдущих лет. Тему «Педагогического совета» определяли учредители конкурса, и она объявлялась накануне его проведения после завершения мастер-классов.
«Классный час» предполагает «обсуждение с обучающимися актуального вопроса (продолжительность 20 минут). Вопрос (выделено мною. - П.П.) для обсуждения утверждается оргкомитетом конкурса и доводится до конкурсантов на установочном семинаре». Получается еще одна домашняя заготовка. Все учителя приготовятся обсуждать одну и ту же тему, один и тот же вопрос.
Я лично не против «Классного часа», тем более что такое конкурсное испытание существовало с 2009 по 2014 год. Но я за то, чтобы оно проводилось в совершенно ином формате, чем описано в новом порядке. Прежде всего не один вопрос, а вопросы для обсуждения должны формировать не оператор, не оргкомитет, не Департамент госполитики, а сами школьники. По всей вероятности, финалисты будут давать уроки во всех классах и в начальной школе. В гимназии №56 надо провести брейн-сторминги с детьми каждой параллели, чтобы набросать интересующие именно детей вопросы для обсуждения. Отсортировать их, оставив, скажем, десяток для каждого класса, затем огласить весь список на установочном семинаре, а накануне конкурсного испытания дети в каждом из классов выберут один вопрос и о нем сообщат учителю, с которым будут завтра общаться.
В этом году предлагается заменить «Круглый стол образовательных политиков» на «Разговор с министром». Министерство аргументировало свою позицию тем, что участники конкурса - никакие не политики, потому что «закон об образовании предполагает надполитическую роль учителя», другими словами, в школе запрещена политическая деятельность. Я двумя руками за этот запрет, как и за то, что школа не должна вовлекать детей в незаконные политические акции за ее пределами. Впрочем, и в законные тоже не должна, хотя часто это делает. Дети вырастут и сами решат, на какие митинги им ходить, какие партии и объединения поддерживать. Но именно от школы во многом зависит то, за кем нынешние учащиеся будут следовать во взрослой жизни. Зависит от того, насколько в школе открытый климат, насколько ценится личное мнение каждого ученика, насколько патриотическая работа ведется не для «галочки» и не по заказу, насколько развита система граждановедческого образования и гражданского воспитания.
Мы ничего не добьемся в системе образования, если будем считать учителя, а тем более победителя конкурса, простым винтиком в системе, бессловесным исполнителем государственной политики в области образования. Участники конкурса, как и все учителя страны, могут и должны участвовать в формировании этой политики. Тем более что пока никто не отменял концепцию государственного-общественного управления системой образования. Форм такого участия много, начиная от общественного обсуждения предлагаемых изменений, которое позволяет избежать во многом социальных рисков, о чем, кстати, говорила заместитель председателя правительства Татьяна Голикова, представляя нового старого министра, и заканчивая экспертизой предлагаемых министерством документов и подготовкой предложений в различные программы, проекты и законы.
В порядке есть два любопытных примечания, перечеркивающих практически все достигнутое за двадцать восемь лет в рамках конкурса «Учитель года». В одном примечании сказано, что «в целях становления конкурса профессиональным (выделено мною. - П.П.), что предполагает оценку со стороны профессионального жюри (выделено мною. - П.П.), детское и родительское жюри не формируется». И второе. Будет сформировано новое жюри «взамен межпредметного жюри, не являющегося профессиональным (выделено мною. - П.П.) для оценки конкурсного испытания «Урок». Надеюсь, что эти примечания не принадлежат лично Ольге Юрьевне, которая, как она заявила, тоже работала над новым порядком. Потому что эти примечания означают одно: все, кто работал раньше в жюри, - народные учителя, заслуженные и почетные работники системы образования, кандидаты и доктора наук, руководители институтов развития образования, представители предметных ассоциаций, ведущих вузов страны и РАО - не являются профессионалами, и они не могли профессионально оценивать участников конкурса. Таким образом, подвергается сомнению объективность определения предыдущих победителей конкурса. По логике дальше должен следовать призыв: «Верните пеликанов!»
Мы много говорим о том, что в системе образования нужна объективная оценка того, что делают школа, учитель, органы управления образованием, в том числе и федеральное министерство. Все давно согласились, что объективно оценить самого себя практически невозможно. Без внешней оценки, как бы ей многие ни сопротивлялись, не обойтись. С этой целью и было создано на конкурсе детское и родительское жюри. Дети в этом жюри не просто учащиеся. Это наши лучшие дети: победители всероссийских и международных конкурсов и олимпиад, лауреаты различных стипендий и грантов. В прошлом году в Сочи дети задавали конкурсантам такие актуальные и глубинные (по теме!) вопросы, что Большое жюри позавидовало своим юным коллегам. Про родителей даже писать не буду. Все участники образовательного процесса равны: учитель, ученик, родитель. Или некоторые все-таки равнее?.. Исключать родителей из процесса оценивания участников конкурса - значит противоречить логике развития системы образования, противостоять, как любят теперь говорить политики, современным трендам.
Абсолютный победитель конкурса «Учитель года»-1996, народный учитель Российской Федерации учитель французского языка школы №34 города Рязани Екатерина Филиппова заметила, что предложенный принцип ротации членов жюри - «в состав жюри первого (очного) тура можно входить не более 3 раз, в состав большого жюри - не более 5 раз (за исключением председателя большого жюри)» - исключает для многих абсолютных победителей «со стажем» возможность в дальнейшем участвовать в работе экспертов и что это в какой-то мере нарушает преемственность. На что министр просвещения Ольга Васильева заметила: «Уважаемые коллеги! Я долго слушала внимательно, и я глубоко убеждена, что не может человек более пяти лет объективно оценивать в жюри конкурса. Потому что ваша привязанность - она очевидна совершенно, так же как моя привязанность, и даже привязанность моих коллег. Объективности через пять лет не бывает ни в чем. И это, к сожалению, проза жизни во всем. Поэтому я глубоко убеждена, что могут быть предварительные, именно из любви к этому конкурсу, оценочные вещи и должны быть профессиональные вещи. Мы должны находить профессионалов, у которых новые имена. Еще раз повторяю, что я за то, чтобы люди, которые делали этот конкурс четверть века, были в этом конкурсе, и мы не отсеивали их. Но две трети обновления обязательно, потому что вы не можете и я не могу оценивать объективно, любя это дело. Так не бывает. Значит, должны прийти новые люди, которые в этом году будут по-новому оценивать (выделено мною. - П.П.) эту историю. Все! И таких должно быть две трети. Одна треть остается. Но такова жизнь, понимаете? Другого не бывает. При этом все, кто участвовал, они все приглашены. Частное мнение очень важно для нас».
…Что касается «дорожной карты» по подготовке и проведению конкурса и программы установочного семинара, то они не рассматривались на оргкомитете, в связи с тем что очень тесно связаны с порядком, а его решили доработать, создав мобильную рабочую группу из представителей всех трех учредителей конкурса.
Времени на последний вопрос, заявленный в повестке заседания, - «Об участии соучредителей в организации и проведении Всероссийского конкурса «Учитель года» в 2018 году» - не хватило. А может быть, его не стали обсуждать потому, что к этому времени Ольга Васильева уже покинула заседание.
Единственное, что прошло без сучка и задоринки, - это представление Ириной Асланян, заместителем председателя Комитета по образованию Санкт-Петербурга, программы проведения заключительного этапа. Восхищает не только продуманность всех мероприятий, но и масштабность площадок, на которых пройдет финал: открытие будет в Михайловском театре, лауреатов конкурса назовут в знаменитом Дворце творчества юных, имена победителей огласят в Михайловском замке. А еще в программе - экскурсии в Эрмитаж, Петропавловскую крепость, Русский музей, Музей Фаберже, Петродворец, Пушкинский лицей и как специальный подарок - «Медный всадник» в Мариинском театре. И конечно, всем участникам конкурса, членам жюри, оргкомитету и Министерству просвещения повезло, что заключительные мероприятия пройдут в уникальной гимназии Майи Пильдес, школе будущего.
Правительство Санкт-Петербурга выделило на проведение заключительного этапа конкурса 35 миллионов рублей. Подготовку к конкурсу губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко взял под личный контроль. Такого никогда раньше в истории конкурса не было.