Гости школы №641 имени С.Есенина - ребята и учителя межрайонного совета директоров №17 вместе с председателем МСД Аллой Александровной Инглези, а также ветераны Великой Отечественной войны и педагогического труда, бессменный сотрудник и ангел-хранитель Центрального Дома актера Людмила Сергеевна Черновская, декан режиссерского факультета Театрального института имени Щукина Ольга Владимировна Диденко, режиссер Электротеатра «Станиславский» Ольга Владимировна Великанова.
Юные актеры школьного клуба «Антре» (под руководством педагога дополнительного образования, студентки режиссерского факультета Театрального института имени Бориса Щукина Анастасии Гусевой) заставляют вспомнить всех присутствующих это страшное время. Эти воспоминания превратились в разговор по душам.


Вспоминал те трудные годы
Василий Иванович Филонов, член Совета ветеранов района Кузьминки, беседует со школьницей Екатериной Кармызовой.
- Какие впечатления остались у вас после спектакля? - спрашивает Екатерина.
- Трудно передать словами, - отвечает Василий Иванович. - Со слезами на глазах смотрел я этот спектакль. Я не принимал участия в боях, но видел все это как ребенок войны. На орловской земле немцы находились в течение 7 месяцев. В деревне, где я родился и рос, мы помогали партизанам как могли. И этот спектакль я смотрел с волнением, сопереживал и вспоминал те трудные годы. Артисты молодые, но сыграли просто великолепно. И сцена, и декорации - все позволяло окунуться в атмосферу тех лет, сделать этот спектакль событием в школе, в нашем микрорайоне, в нашем округе.
- Способна ли, по вашему мнению, современная молодежь на подвиг?
- Большинство - это такие же дети, какими были и мы. И если вдруг, не дай Бог, случится что-то, наша молодежь не подведет нас, я уверен, покажет себя достойной того поколения, которое помогало партизанам, сражалось, умирало, не сдавалось ради Победы, ради жизни на Земле!

Галя Четвертак
Екатерина Кармызова разговорилась и с Галей Четвертак, которую сыграла семиклассница Елена Богданова.
- Твою роль очень сложно сыграть, - удивляется Екатерина, - особенно с погружением в образы и события Великой Отечественной войны. Как тебе удалось справиться? Была ли сложной для тебя эта роль или все удалось без особого труда?
- Конечно, было больно, неприятно и очень сложно, - размышляет Елена. - Особенно когда ты вживаешься в роль: ты будто сама Галина Четвертак, будто сейчас видишь немцев, и становится очень страшно. У нас с Галиной много похожего в характерах. Она такая же заводная, как и я, как говорят, в каждой бочке затычка. Постановка спектакля сильно изменила мое отношение к Великой Отечественной войне. Я по-другому на все смотрю теперь, кажется, смогла пережить то, что переживали люди тогда. Очень тяжело, больно. Кажется, будто в метре от тебя идут немцы. Страх... непередаваемый!

Старшина Васков
К разговору присоединился десятиклассник Матвей Малафиенко, сыгравший старшину.
- Как ты оценишь свою игру? - не удержалась Екатерина. - Все ли прошло гладко? Или есть то, что хотелось бы изменить?
- Я вполне доволен тем, как сыграл свою роль, - ответил Матвей. - Идеально сделать невозможно, но я постарался. На сцене чувствовалась какая-то энергия от каждого из ребят, и я понимал, что все идет так, как мы и задумали. Лично я, как мне кажется, шагнул на новую ступень. Если честно, то даже и не хочется ничего менять, все прошло отлично.
- Как тебе удалось вжиться в роль?
- Было довольно сложно, потому что мы с моим персонажем разные люди, живущие в такие разные эпохи. Погрузиться и пережить эту историю мне помогло то, что я перечитал много литературы, посвященной жизни людей той эпохи. Помог и мой визит в военную часть, где услышал и нашел много полезных деталей, пригодившихся при создании образа. Особенно трудно было пережить ту боль, которую пережил мой герой, потому что это по-настоящему разрывало изнутри.
- Изменила ли эта постановка твое отношение к событиям Великой Отечественной войны?
- Я осознал, что еще больше горжусь людьми, которые прошли через эту войну. Просто спустя столько времени некоторые перестают осознавать весь масштаб трагедии. Но память жива и должна жить. Если на сцене было так тяжело морально, то несложно представить, каково было видеть и чувствовать это в реальной жизни.

Играла по Станиславскому
А Светлана Коноваликова решилась поговорить с десятиклассницей Анной Аршиновой, которая вжилась в образ Риты Осяниной.
- Как твои впечатления от спектакля?
- Играла «по Станиславскому», - сквозь слезы улыбается Анна. - Он говорил о том, что для актера важнее всего переживать эмоции, что надо показать те эмоции, которые ты когда-либо сам испытывал в жизни. Правда, такого опыта у меня нет, но я старалась подобрать нечто похожее и пережить на сцене то же самое, что я сама бы чувствовала. Во время своей смерти я плакала.

Спектакли нужны, чтобы показать, какой подвиг совершили наши соотечественники
С председателем межрайонного совета директоров №17, директором школы на Юго-Востоке имени маршала В.И.Чуйкова Аллой Александровной Инглези беседует Анна Еремеева.
- Как вы считаете, чем отличается новое поколение от тех, кто воевал, и способны ли мы на подвиг? - спрашивает Анна.
- Мне кажется, ничем не отличаются, - говорит Алла Александровна. - Современные дети все так же способны на подвиг, как молодежь 41-го. Просто они немножко другие. Каждое поколение отличается от предыдущего. Я вижу вас красивыми, умными, начитанными, любящими свою семью, свое дело, свою Родину.
- Насколько важен патриотизм в жизни молодого человека?
- Без этого невозможна жизнь, ведь если человек не любит свою Родину, то невозможно ни о чем и говорить. Родина - это все то, что вокруг нас: это наша мать, наша школа, в которую мы ходим, это земля, на которой мы живем, это улица, где стоит дом, это страна, в которой мы живем.
- Все реже проходят встречи с фронтовиками, они, к сожалению, уходят. Как вы считаете, может ли такой спектакль, как сегодня, компенсировать живое общение?
- Это больно, людей воевавших становится все меньше и меньше. Но остались их воспоминания, переданные детям, внукам, правнукам, музеи трепетно хранят память об этой войне.
Если роли прожиты юными актерами так, как сегодня... В зале стояла звенящая тишина, в финале многие не смогли сдержать слез.

Ребята этим болеют
Педагог-организатор Александр Владимирович Клименко вызвал на разговор сразу декана режиссерского факультета Театрального института имени Бориса Щукина Ольгу Владимировну Диденко, референта Центрального Дома актера имени А.А.Яблочкиной Людмилу Сергеевну Черновскую, режиссера Электротеатра «Станиславский» и педагога дополнительного образования школы №641 имени С.Есенина Ольгу Владимировну Великанову.
- Какие у вас впечатления от спектакля? - пытается узнать он у специалистов.
- Замечательные впечатления! - восклицает Черновская. - Спектакль очень эмоциональный, трогает, ребята очень естественные и понимающие то, о чем говорят. Они этим болеют, это чувствуется.
- Как вы думаете, если сравнивать это поколение и детей войны, - спрашивает Клименко, - чем они отличаются и насколько гармонично современные ребята смотрелись в этой истории?
- Ну, во-первых, мы не знаем детей войны, - пожимает плечами Великанова. - Мы знаем их только по рассказам. Конечно, отличалось воспитание, многое отличалось. Дети войны, наверное, были совершенно другие. Страна была другая, возможности были другие, понимаете? Но человеческие качества - они не уходят. Как тогда девчонки влюблялись, наряжались или верили в какие-то идеалы, так оно и сейчас есть. И у всех оно одинаковое. Молодость - она везде молодость, понимаете? Поэтому ответ на вопрос «чем отличаются?» - да ничем не отличаются. Просто время другое, совершенно другая эпоха...
- Другая эпоха, - соглашается Диденко, - другие возможности...
- Строй другой, - дополняет себя Великанова. - Но немножко и они, конечно, другие были.
- Другое воспитание было, - размышляет Диденко, - была идеология. Поэтому сейчас ребята немножко другие. Они «гаджетовские» дети. У них есть то, о чем тогдашняя молодежь даже представления не имела. Это большая разница. Но человеческие качества остаются такими, как были и 2000 лет назад, и 70. Люди так же хотят любить, так же хотят жить, так же вступают в новую весну, а весна оборачивается... войной...
- Способны ли наши сегодняшние дети на подвиг? - интересуется Клименко.
- Способны, я уверена, - не медля ни секунды, резюмирует Великанова. - А что, у нас нет примеров? Такие примеры есть. Я думаю, что способны.
- Сейчас такой войны, как тогда, нет, - высказывает свое мнение Диденко. - Технологии другие, но на подвиг дети способны. У них в головах подвиг - это стоять с автоматом и фашистов расстреливать. А ведь спасти маленького ребенка, который случайно шагнул в окно, - это такой же подвиг. Я думаю, что способны.
- Бывает, мальчик или девочка, - говорит Великанова, - по которым ничего не скажешь, которые, кажется, ни на что не годятся, а в критический момент они тихо совершают подвиг. Точно так же, как и в годы войны. Но дело в том, что они шли не на подвиг ради подвига, а шли защищать свою Родину.
- Чтобы вы пожелали ребятам?
- Брать не только пьесы о войне, - отвечает Великанова. - У нас есть и мирное время. Про него тоже надо говорить.
- Нужно отметить, что в школе, - замечает Черновская, - действительно изумительные условия для творчества. А зал какой!
- Такое есть далеко не в каждой школе, - соглашается Диденко. - Спасибо и директору, и организаторам! Не везде есть такие театральные студии, где ребята могут развиваться, заниматься творчеством. А репертуар-то, конечно, может быть разным. Самое главное, чтобы им это приносило удовольствие, а это, судя по увиденному, приносит его, а значит, надо продолжать.
- Ребята теперь, куда бы ни шли, - делает прогноз Великанова, - везде внесут свой творческий заряд.
- Где бы они ни были, - резюмирует Диденко, - это все равно останется в памяти. А потом это всегда развитие, а не статичное состояние, желание что-то новое узнать, сделать.

Если бы происходящее не ранило, они бы на сцену не вышли
А с режиссером-постановщиком спектакля Анастасией Вадимовной Гусевой беседует Анна Вячеславовна Демидова, специалист по информационной поддержке школы №641 имени С.Есенина.
- Как вы оцените работу, которую ребята сегодня провели? Как они сыграли? Справились ли с ролями? Было ли все идеально или хотелось бы что-то исправить?
- Любой артист, выходя на сцену, - объясняет Анастасия Вадимовна, - надевает на себя определенный образ, который складывается внутри благодаря его опыту, органическому состоянию. Это сложная система, которой обучаются дети, молодые люди уже в театральном вузе. На это тратится примерно четыре года учебы. У нас не было столько времени. И они еще не в том возрасте, чтобы научиться смотреть внутрь себя, именно внутрь своего психосоматического состояния. Но, несмотря на это, как мне кажется, они выглядели достаточно органично. И это очень большая работа для детей. Я не могу ее оценивать. Они сделали то, что в принципе делать не должны! Но у них это получилось.
- То есть для школьников, которые не являются профессионалами...
- ...это просто что-то невозможное. То есть они сделали на десять голов выше. Конечно, мы пока не можем поставить их в один ряд с нашими именитыми артистами, но только лишь в силу того что у них нет такого опыта и их возможностей.
- Вы не пожалели о том, что поставили такой спектакль? Вообще, считаете, это хорошая идея - ставить спектакли на такие серьезные темы в школе, предлагать школьникам играть такие сложные роли?
- Когда мы после нашего зимнего спектакля по Шукшину стали думать, что же мы будем брать, что же мы будем делать дальше, неожиданно вспомнили историю с Колей из Уренгоя. И я удивилась тому, что, к сожалению, есть неоднозначные мнения по поводу тех лет и по поводу этого страшного периода в нашей истории. И я поняла, что, раз вы просто не знаете, не понимаете, о чем вы говорите, значит, это нужно прожить. И вот если хотя бы 20 детей поменяют модное мнение о тех годах на истинное, на правдивое, пережив это на сцене, значит, мы уже молодцы.

Медиацентр актива школы №641 имени С. Есенина