Юлия Шевцова, Тольятти, Самарская область:
«Она всерьез переживала за нас: «Куда вы без математики?» Делила мелом доску, вызывая решать разные примеры одновременно по шесть человек. За урок успевала опросить весь класс. По собственной инициативе после уроков проводила дополнительные занятия, которые, разумеется, не оплачивались. Пропускать их никто не решался. В самом деле, куда мы без математики?
А учитель русского языка и литературы так рассказывала о писателях, словно была с ними лично знакома. В 90‑е, когда героями стали предприимчивые люди, успевшие схватить удачу любой ценой, она жила идеалами русской интеллигенции и любимых героев: Татьяны Лариной, Лизы Калитиной, Пьера Безухова. И мы не могли им не верить.
Когда учительнице географии врачи запретили напрягать голосовые связки и рекомендовали больше не работать в школе, юные геологи разом переквалифицировались в юнкоров. Ведь их кумир ушла работать в детскую газету, и школьники целыми классами потянулись за ней, пробуя свои силы в написании газетных заметок.
А еще одна учительница русского языка давала сложный материал с помощью опорных конспектов и схем, которые до сих пор остались в памяти. Тогда все в классе полюбили великий и могучий за стройность, ясность и глубину. Позже любимый преподаватель организует курсы «Ликвидатор безграмотности», работая с самыми безнадежными школьниками, возвращая им утраченную веру в свои возможности.
И только спустя годы понимаешь, как тебе повезло в жизни. Тебя учили настоящие подвижники учительской профессии».

Юрий Дегтярев, Дятьково, Брянская область:
«С приходом нового учителя физики в классе произошло чудо. Класс, который привык на этих уроках балдеть, начал бурлить: одни, к примеру, доказывали, что природа света волновая, а другие - что корпускулярная. Так в классе началась физика. Но это был не весь Александр Михайлович.
Однажды Сашка, один из школьных авторитетов, принес гитару, что, мягко говоря, не поощрялось. Он сел возле дверей класса и замурлыкал что-то вроде: «Огни Ростова-города встречают нас, к перрону тихо поезд подходил». Александр Михайлович Егоров услышал и подошел к Сашке. «Дай-ка, тезка», - протянул руку за гитарой. Сашка опасливо и недоверчиво протянул инструмент. «Ну все, - подумалось ребятам, - инструмент в щепки, Сашке кранты!» Но с неожиданной для своей комплекции легкостью Егорушка (так мы его звали) ловко ударил по струнам, перебирая их пальцами, и запел: «Крутится, вертится шар голубой…» Кто-то из ребят выдохнул: «Во дает!» После выпуска большинство из нашего 11‑го «А» сдавали экзамены в технические вузы, и довольно успешно, особенно физику. Все при поступлении получали более высокие оценки, чем на экзаменах в школе».