- Я сам никогда не участвовал в конкурсе «Учитель года», никогда не был его организатором и не входил ни в одно конкурсное жюри, - признался исполняющий обязанности ректора Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования Виктор Фертман. - Тем не менее хотелось бы обсудить с вами перспективы этого профессионального испытания и всего конкурсного движения как минимум на ближайшие 5‑7 лет. Ведь ситуация в сфере образования постоянно меняется, следовательно, конкурс должен учитывать эти изменения.
- Как вы считаете, что именно в конкурсных испытаниях можно считать лишним? - начал перечислять вопросы Виктор Александрович. - Какие испытания кажутся вам избыточными, необъективными, примитивными? Как бы вы отнеслись к тому, чтобы на самом первом этапе желающим принять участие в конкурсе было бы предложено пройти ряд испытаний в рамках метапредметной олимпиады, чтобы сразу отсеять тех, кто уже на уровне базовых знаний не способен считаться учителем с большой буквы? Действительно ли для оценки уровня профессиональной компетенции педагога ему так важно давать именно урок или, быть может, стоит заменить это испытание на что-нибудь иное, например на внеурочное занятие? Много ли проку от такого конкурсного испытания, как «Образовательный проект», ведь за столь короткое время даже группа из выдающихся учителей вряд ли может сотворить что-либо стоящее, а оценить вклад каждого из них крайне сложно? Как избежать лоббирования регионами «своего» конкурсанта на всероссийском этапе?..
Виктор Фертман особо подчеркнул, что он не уверен в объективности испытаний, где оценивают по принципу «нравится - не нравится» и очень многое зависит от пресловутого человеческого фактора. Подобный подход порождает вкусовщину, а посему, если есть возможность предельно формализовать подходы к оцениванию педагогов на конкурсе, это совершенно необходимо сделать. Только так можно избежать жалоб и возмущений на тему «А почему мой урок оценили ниже, чем уроки моих коллег?», ведь, если имеется перечень чисто формальных требований к испытаниям, не составляет никакого труда просто разложить любое занятие по пунктам и на пальцах показать, где конкретно и в чем именно у педагога был просчет.
- И вообще правильнее оценивать не только достижения самого учителя на конкурсе, но и детей, с которыми он работает, ведь успехи школьников - это успехи педагога, - высказал свое мнение и. о. ректора АПКиППРО.
- Правда, это невероятно сложно, но если бы нам это удалось, было бы просто замечательно! А вообще, конечно, нельзя сравнивать уроки, которые дают разные предметники, потому что география и литература, химия и физкультура, изо и ОБЖ - это совершенно разные дисциплины, и не надо сравнивать землекопа с лопатой. А вот если бы всем им независимо от предмета дать какое-либо общее задание, которое они должны были бы выполнить, например, с учетом региона, где проходит конкурс, было бы интересно. Скажем, музыка глазами физика, биолога, филолога. Или астрономия глазами химика, музыканта, преподавателя иностранных языков. И все это в привязке к тому или иному городу.
Поначалу подобные предложения конкурсанты встретили с некоторым недоумением. В самом деле, может быть, это очередной нестандартный ход организаторов - проверка на умение адаптироваться к любым изменениям окружающей среды. Однако по мере того как лавина необычных предложений от Виктора Фертмана нарастала, в зале начали возникать встречные вопросы.
- А вы не скажете, зачем все это надо? - спрашивали участники мероприятия. - Действительно ли сейчас мы стоим перед необходимостью в корне поменять то, что было отработано годами? Ведь практически все, что вы предлагаете, было опробовано в разных регионах, в разное время, разными командами, этот опыт был подробно изучен организаторами и либо включен в общую систему подготовки конкурсанта, либо отвергнут как не оправдавшее себя нововведение. И потом, опытному педагогу, какой бы предмет он ни преподавал, не составит труда, побывав на уроках своих коллег, понять и оценить уровень мастерства любого из них. А для жюри разработаны и подробно описаны критерии оценки каждого из конкурсных испытаний, которые каждый год уточняются, и это никак нельзя считать вкусовщиной по принципу «нравится - не нравится».
- А как бы вы отнеслись к тому, чтобы на всех этапах конкурсантов оценивали школьники? - задал очередной вопрос Фертман. - Ведь чисто логически деятельность педагога направлена в первую очередь именно на ученика, а значит, именно он и является конечным звеном. Мы не можем и не должны превращать конкурс в мероприятие учителей для учителей, а значит, надо подключать к делу школьников. Более того, абсолютно все конкурсные испытания нужно обязательно транслировать в прямом эфире на максимально широкую аудиторию, и пусть каждый, кто смотрит, участвует в выставлении оценок, например, посредством «лайков». Для них надо организовать интернет-голосование.
Зал вполне резонно отреагировал на это предложение: на самом деле интернет-трансляция на федеральном этапе Всероссийского конкурса «Учитель года России» проходит на протяжении вот уже нескольких лет. Другое дело, что в разных регионах не всегда удается организовать качественный онлайн, но это проблема чисто техническая, которую можно и нужно решать. Что же до детских голосов, то, во-первых, в Положении о конкурсе упомянуты не только детское, но и родительское жюри, и мнение этих судей всегда учитывается при вынесении общей оценки. Выбирать же учителя года только на основании интернет-голосования - значит угробить конкурс, позволив ему погрязнуть в пучине виртуальных подтасовок и накруток.
Учителя также высказали опасение, что дети вряд ли смогут оценить педагога как профессионала. И вообще специалиста должен оценивать только специалист, причем очень высокого уровня, а в случае с детским голосованием мы рискуем попасть в ситуацию, когда школьники начнут выставлять баллы именно на основе принципа «нравится - не нравится».
Данный посыл вызвал бурную реакцию у автора предложения. Виктор Фертман довольно категорически заявил: если педагог не может любой материал на уроке объяснить так, чтобы стало понятно всем ученикам, вряд ли его можно называть хорошим учителем. А отдать все в руки специалистов - значит попасть в ту же ситуацию, что и с отечественным кинематографом, когда одни профессионалы высшей марки снимают картины, очень высоко оцениваемые другими профессионалами, а в результате фильм проваливается в прокате.
Напоследок и. о. ректора АПКиППРО сделал еще одно оригинальное предложение - унифицировать все конкурсные испытания на всех уровнях и во всех регионах во имя создания единого конкурсного пространства. Суть предельно проста - нужно разработать единые требования, по сути, создать некий стандарт конкурса, согласно которому все, кто решил принять в нем участие, находились бы в равных условиях. Если это, например, метапредметная олимпиада, то она проводится для всех без исключения, если это педсовет, урок, родительское собрание и т. п., то через них проходит каждый участник.
- Вольности - это плохо, потому что их можно трактовать по-разному, - подытожил Виктор Александрович. - А вот система формальных требований, единая для всех, - это хорошо. Потому что стандарт - он един для всех!
…Судя по тому, какие вопросы были заданы аудитории и какие предложения были вынесены на обсуждение, Всероссийский конкурс «Учитель года России» ожидают великие потрясения. Необходимость же этих потрясений, похоже, вызвана только желанием «потрясти». Потому что все 28 лет конкурс развивался эволюционно, вбирая в себя все лучшее, что было создано на местах. Но теперь, кажется, кому-то пришло в голову реформировать его «сверху», волевым решением, обыграв это желание стремлением «учесть пожелания трудящихся»... и сделать по-своему.

фото автора