Юрий ВЯЗЕМСКИЙ, кандидат исторических наук, профессор, заведующий кафедрой мировой литературы и культуры факультета международной журналистики МГИМО, заслуженный работник культуры Российской Федерации:
- Если честно, я не пользуюсь сервисом Telegram и даже не знаю, что это такое. Но если речь идет о возможности предоставления спецслужбам права контролировать те или иные средства общения, будь то почта, телефон, интернет-форумы и так далее, то я «за». Свобода слова и тайна переписки - это, конечно, очень важно, но если речь идет о предотвращении террористических замыслов, я готов ими пожертвовать. Хотя это, конечно, очень сложный вопрос… Люди ведь возмущаются не только потому, что кто-то может влезть в их интимные беседы, а потому, что закрытую информацию, предназначенную для ограниченного круга лиц, потом могут вынести на всеобщее обозрение и использовать против них самих. Тем не менее, повторяю, лично я не могу и не хочу ставить право на тайну переписки выше права на жизнь других людей. Однако если силовики злоупотребляют правом вторгаться в чью-то жизнь, пусть и незаметно, за это их надо наказывать по всей строгости закона.

Алексей ХОДОРЫЧ, главный редактор «Классного журнала»:
- У меня есть аккаунт в Telegram, и когда я услышал о том, что власти собираются закрывать этот сервис, то поначалу возмутился вместе со всеми. Но потом разобрался в ситуации и понял, что все далеко не так, как кто-то пытается нам преподнести. На самом деле там была возможность разрулить все полюбовно, найти компромисс, однако владелец Telegram Павел Дуров пошел на принцип и отказался выполнять законные претензии к нему со стороны Рос­комнадзора - перенести свои серверы на территорию России, сохранять на них информацию о пользователях, их разговорах и переписках, а также предоставить эти данные сотрудникам правоохранительных органов, в случае если поступит соответствующий запрос. Поэтому довольно странно, что его теперь защищают те, кто ратует за соблюдение закона и выступает против произвола. Нарушил - получи!

Антон ИЛЬИНСКИЙ, генеральный директор ООО «Передовые технологии для бизнеса и образования»:
- Да, блокировка Telegram нарушает данные всем нам Конституцией права граждан России «осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных настоящим федеральным законом и другими федеральными законами». Роскомнадзор при этом ссылается на «пакет Яровой», хотя оба законопроекта, входящие в этот пакет, тоже противоречат Конституции. По-моему, довольно странно руководствоваться одними законами и одновременно нарушать другие, более важные. И такой ситуации на самом деле вообще не должно быть! К тому же, если уж спуститься на землю, от блокировки (точнее, даже всего лишь от попытки блокировки) Telegram уже пострадало огромное количество физических и юридических лиц, у которых внезапно перестали работать созданные ими сайты, в том числе и образовательные. Что это, как не нарушение права людей получать информацию?

Илья МЯСКОВСКИЙ, учитель истории и гражданский активист, Нижний Новгород:
- Как учитель истории, я прекрасно вижу, что открытость информационного пространства дает громадный простор для исследования, для знакомства с различными концепциями и источниками. В 90‑е годы, когда у меня не было Интернета, я и представить себе не мог, что с такой легкостью могу окунуться в интересующую меня проблему и найти решение за час-другой. В этом аспекте любая попытка блокировать источники информации является убийственной для науки и образования. Если же пытаться оправдать ограничения борьбой с терроризмом и пропагандой насилия, то это все равно как лечить насморк гильотиной.

Игорь БОГДАНОВ, директор нижегородской школы №91, депутат городской Думы Нижнего Новгорода:
- Сам я не пользуюсь Telegram, но его блокировка, я знаю, задела интересы многих соотечественников. Все подобные ограничения есть нарушение конституционного права людей на свободный доступ к информации. Могу допустить, что мессенджером кто-то пользовался в плохих целях. И с преступниками обязательно нужно работать, но, думаю, каким-то иным способом. А не огульным запрещением. Согласен, что запретить всегда проще, но нужно искать более цивилизованные и конституционные способы борьбы с терроризмом и экстремизмом.

Александр ГОЛУБНИК, учитель информатики школы №20, Петрозаводск:
- Telegram заблокировали из-за того, что Павел Дуров ключи шифрования ФСБ не дал. Но по факту Telegram не заблокирован, у меня лично он работает. А вот последствия блокировки большие, Роскомнадзор блокирует ip-адреса Гугла, Амазона, из-за этого страдают другие сайты. Вообще много минусов вижу как для властей, так и для людей. Большинство россиян пользуются Telegram, и мало кому нравится эта блокировка. Сами чиновники до сих пор в Telegram сидят. И эта блокировка, наоборот, только приманка для преступников и террористов, так как власти России всем публично заявили, что мы Telegram не прослушиваем. Большинство преступников после этого и перейдут на Telegram, а для оппозиции это еще один повод устроить митинг.

Вера ГОЛИЦЫНА, писатель, мама школьницы, Петрозаводск:
- Блокировка очень даже повлияла на мою профессиональную деятельность в компании, где я работаю, потому что у нас туда все рабочие чаты были перенесены в феврале. У нас шутят, что теперь будет проще стать «преступником» и запросить политическое убежище в Финляндии. А если серьезно, меня эти блокировки уже давно напрягают, потому что понимаешь, что все под колпаком, любой может потерять бизнес, если он завязан на онлайн... И вообще грустно это. Настоящее цифровое сопротивление начнется тогда, когда маленькие и большие компании начнут подавать иски на Роскомнадзор в связи со сбоями в их работе из-за «ковровых блокировок» в этом апреле.

Андрей РУДОЙ, учитель истории и обществознания школы №2 Дзержинска Нижегородской области, гражданский и профсоюзный активист:
- История с Telegram очень ярко демонстрирует два момента. Первый - что власть, отсталая в вопросах технологий, не может противостоять техническому прогрессу. Она пытается вернуть общество назад, а прогресс этому активно сопротивляется (мой Telegram работает нормально, без всяких WPN). И это хорошо. А вот второе совсем плохо. Мы увидели, как правящий класс, стремящийся сохранить свою власть, нарушает конституционное право россиян на одну из основных свобод - свободу доступа к информации и тайну переписки. Для детей это в определенной степени урок. Старшеклассники активно обсуждают эту историю. Они начинают понимать, что государство не заинтересовано в защите интересов своих граждан, у нее свой интерес.

Арсений М., студент, Москва:
- Мне кажется, что это стопроцентное нарушение права на информацию. Любой человек имеет право на тайну переписки, на то, чтобы его разговоры никто не подслушивал.
Абсурдности всей этой ситуации добавляет тот факт, что не только Telegram не предоставил ключи шифрования. Но пытаются заблокировать только его! Тот факт, что в день блокировки TelegramMail.ru начал продвигать свой мессенджер, который пытается полностью скопировать Telegram, говорит о том, что это больше похоже на попытки захватить часть рынка, чем на борьбу с терроризмом.
Что касается самого Павла Дурова и его противостояния с государством, то мои симпатии и симпатии абсолютного большинства моих сверстников на его стороне. А нелепые попытки заблокировать мессенджер, которые при всем этом приводят к нарушению работы других сервисов, вызывают, во-первых, улыбку, во-вторых, существенно осложняют мне жизнь.
А пока я продолжаю пользоваться Telegram. И не буду менять его принципиально. Во-первых, потому что это очень удобный мессенджер, а во-вторых, это неприятно, когда кто-то против моей воли пытается меня вынудить пользоваться другими мессенджерами.

Ольга М., Москва, мама двоих детей:
- У человека всегда должен быть выбор. И он должен делать этот выбор осознанно и самостоятельно. Вся эта ситуация вокруг Telegram лишает многих именно этой самостоятельности. При этом отказаться от удобного во многих отношениях мессенджера вынуждают по не совсем понятным причинам. Те, что заявлены официально, не выглядят убедительными. И больше напоминают политический или коммерческий заказ.
От всей этой истории как-то неуютно становится. Ведь мы-то знаем, как может быть, когда в угоду якобы государственным интересам напрочь пренебрегают интересами человека. Потому как, с какой стороны ни посмотреть на эту ситуацию, она касается каждого. Если-таки удастся заявленная блокировка, пользователям придется переходить на другие платформы и использовать другие мессенджеры. Это может быть неудобно. Если же Telegram пойдет на уступки (хотя, насколько я поняла из их комментариев, это невозможно даже технически), ни у кого не будет гарантии, что его личное общение в этом мессенджере защищено. Это может быть страшно.