В родительской и учительской среде существует немало мифов относительно того, какими способами можно сделать из своего ребенка стобалльника. «Да надо просто на каждом уроке решать задания ЕГЭ, желательно уже с начальной школы!» - уверяют одни. «Нужно непременно нанять ребенку репетитора, который будет натаскивать его, готовить к экзамену, и тогда все будет ОК!» - убеждены вторые. «Нужно установить очень жесткий контроль и проверять, чем он занимается, учит уроки или валяет дурака!» - считают третьи. «Главное - подготовить олимпиадника, а уж он-то ЕГЭ всегда сдаст!» - заявляют четвертые.
Возможно, все эти меры действительно работают. Но вот что говорят сами выпускники.
- Я благодарна родителям за то, что они не требовали от меня многого, были рады любому моему успеху и всегда поддерживали, если что-то не складывалось, - рассказывает Яна Антонова, стобалльница по физике, выпускница новосибирского лицея №200, студентка НГУ. - Других учеников родители постоянно пинают, пилят, заставляют решать тесты. И проверяют все, что они делают. А мои создавали условия, покупали нужную литературу, оплачивали курсы в Центре по подготовке к ЕГЭ. Что же до олимпиад, то да, я в них участвовала, однако могу сказать, что «профессиональные» олимпиадники, как правило, более расслабленные, они самые умные и все знают, но менее тщательны в оформлении бланков ЕГЭ и изложении своих ответов. Возможно, потому что на олимпиадах ценится именно нестандартность мышления, а на ЕГЭ - точность ответов и качество их оформления. Но это нередко играет с ними злую шутку.
- Родители не ограничивали меня, верили в меня, - признается Любовь Ожогова, студентка НГУ, стобалльница по обществознанию, выпускница новосибирской гимназии №11. - Не скрою, я очень боялась экзамена. А мама успокаивала, говорила, что все будет хорошо. Репетитор у меня тоже был, но по математике. Я так думаю, он нужен для ликвидации явных пробелов, а там, где все хорошо, можно и самому готовиться. А обществознание я сдала на 100 баллов, потому что изучала много заданий и большое внимание уделяла теории. Важно уметь теоретические знания применять на практике, тогда можно выполнить любое задание не только из ЕГЭ. И важно уметь обосновать свои действия.
Стобалльник 2017 года по математике - в прошлом выпускник новосибирского экономического лицея №95, а ныне студент НГУ Александр Зайцев тоже сумел подготовиться к профильному экзамену без репетитора. А вот где понадобилась профессиональная помощь специалиста со стороны, так это при подготовке к ЕГЭ по русскому языку. Хотя, как сейчас считает Александр, можно было бы обойтись и без него. И вообще репетитор нужен только для перестраховки, чтобы чувствовать себя более уверенно. Цена такой уверенности в среднем по Новосибирску - 700 рублей за одно занятие.
- Я бы не сказал, что в школе нас кто-то прямо натаскивал на ЕГЭ, - вспоминает Зайцев. - Реальная подготовка началась, как мне кажется, только в 11‑м классе. Мы шли по отдельной программе и в какие-то дни сразу несколько часов уделяли решению заданий ЕГЭ по математике, чтобы максимально погрузиться в тему. А в остальном все было так же, как и всегда. И по другим предметам тоже. Да, у нас раз в неделю была подготовка к экзамену, и мы брали какую-то тему, обсуждали ее, но не более того.
С ним полностью согласна и Екатерина Тагильцева, стобалльница по обществознанию, выпускница Гуляевской гимназии, Барнаул, студентка НГУ.
- Учителя нас просто учили предмету, - говорит Екатерина. - И даже если они старались ориентировать нас на успешную сдачу ЕГЭ, это было сделано так, что мы не ощущали какого-то давления в этом направлении. Тем более натаскивания. Мне повезло с учителями, они знают, как настроить ребенка на учебу. Они погружали нас в предмет, делая так, чтобы мы из любого вопроса, из любой ситуации могли выйти с пониманием, могли правильно сформулировать свою мысль. В результате у меня 100 балов и по русскому, и по обществознанию, а также 93 балла по истории. Если честно, наше знакомство с ЕГЭ состоялось задолго до 11‑го класса. Но, повторяю, само преподавание ни в коем случае не было построено именно на подготовке к экзамену. На самом деле сдать любой предмет на 100 баллов не так сложно, надо просто хорошо учиться, понимать суть предмета. А просто решением большого количества тестов и задач мало чего добьешься. Поэтому ни о каком натаскивании и речи быть не может. Люди путают умение решать задачи и умение грамотно излагать суть своих мыслей, обосновывать выбранное решение. И хочу добавить, что я не всегда пользовалась учебниками, обычно мне вполне хватало тех материалов, которые нам давали на уроках сами учителя. Конечно, если ребенок хочет, ему можно для успокоения купить книжку или тетрадку «Готовимся к ЕГЭ». Но более важны внутренняя мотивация и организация мышления.
Любопытно, что на мероприятие в лицей №22 вместе с Катей из Барнаула приехал ее отец Владимир Тагильцев, генеральный директор объединения «Роскровля». По его словам, он очень гордится дочкой и убежден: каждый родитель, если он желает своему ребенку только добра, должен не заставлять и принуждать, а действовать исключительно убеждением, уметь видеть склонности ребенка и направлять его энергию в нужное русло. А главное - поддерживать его во всех начинаниях. Нужно создать условия, чтобы ребенок сам почувствовал свои сильные и слабые стороны, оказать ему моральную поддержку, поощрять его достижения.
- Я, например, никогда не заставлял ее мыть посуду или убирать в квартире, зная, что она в этот момент готовится к экзаменам, - признается Владимир Григорьевич. - Но при этом посуда всегда оказывалась вымытой, а квартира - убранной. Я убежден, что родители должны сделать так, чтобы их дети ни в чем не нуждались. Надо изучить иностранный язык - выезжаем в Европу, нужно освоить новые информационные технологии - покупаем самый лучший гаджет. Это само собой, мы же родители! А результат, как говорится, вы сами видите.
Интересно, а что по этому поводу думают учителя? Валентина Файзуханова преподает историю и обществознание в новосибирском лицее №200. Она признается: стобалльников у нее пока не было, дети набирали максимум 80 баллов. Но и это очень хороший показатель. Конечно, каждому педагогу очень хочется вырастить победителя, хотя бы потому что 100 баллов дадут ему больше возможностей для поступления в тот или иной вуз.
- Однако я никогда не пыталась все свои уроки подгонять под ЕГЭ, наоборот, изучая ту или иную тему, я подбираю задания из числа доступных КИМов, чтобы закрепить изученный материал, - заверяет педагог. - Я не согласна с теми, кто заявляет, будто единый госэкзамен не учит творчеству. Мне кажется, в ЕГЭ немало вопросов и заданий, особенно по моему предмету, которые помогают развивать воображение, творчество, мышление. Вопрос, как именно учитель этот потенциал использует. На первом месте всегда идут знания, а уже потом - средства для их проверки. Не будет знаний, вряд ли можно будет спасти ситуацию с помощью каких-либо инструментов. А ЕГЭ, согласитесь, постепенно меняется, из него исчезают тесты с готовыми вариантами ответов, стало гораздо больше вопросов, требующих развернутого ответа и умения выстраивать аргументацию.
Когда в образовательной организации появляется стобалльник, для каждого из ее сотрудников это огромная радость, говорит Марианна Гайнанова, руководитель службы оценки качества образования лицея №22 «Надежда Сибири».
- Но ошибаются те, кто думает, будто за каждого стобалльника всем нам платят какую-то надбавку, - расставляет она точки над «i». - Данный факт всего лишь учитывается при очередной аккредитации школы. И это всего лишь один из многочисленных факторов, который говорит об успешной работе школы. Нередки случаи, когда в школе стобалльники есть, но по целому ряду остальных критериев ее нельзя считать успешной. И даже когда проводится подведение итогов в рамках рейтинга Топ-500, смотрят в первую очередь на сохранение тенденции повышения качества образования, а разные скачки в ту или иную сторону не всегда есть показатель роста. А вот когда аттестацию проходит отдельно взятый учитель-предметник, тогда да, наличие у него стобалльников всегда рассматривается как показатель его хорошей работы. Правда, далеко не в каждом случае можно оценить степень участия и заслугу тех преподавателей, которые тоже приняли прямое или косвенное участие в деле подготовки такого ученика. Говорят же, что основы успешности школьника закладываются в начальной школе или даже еще в детском саду, однако кто вспоминает о воспитателях и преподавателях «началки», когда чествуют детей, набравших максимум на ЕГЭ?
Еще Марианна Гайнанова уверена: оценивая достижения выпускников, необходимо гораздо больше внимания обращать на тех, кто хоть и не достиг самого высокого уровня, однако показал довольно уверенный рост качества образования, динамику успеваемости. И чем таких детей больше, тем лучше. Ведь стобалльник - товар штучный, а вот детей, набравших 80‑90 и более баллов, может быть довольно много. И бывает очень обидно за тех, кто честным трудом заработал 95 или 97 баллов, однако о них редко вспоминают, если рядом есть тот, кто сумел заработать 100.
Пользуясь случаем, я задал приглашенному на мероприятие и. о. министра образования Новосибирской области Сергею Федорчуку вопрос: «Коль скоро «Учительская газета» только что дала старт очередному, третьему, Всероссийскому конкурсу «Успешная школа», можно ли считать наличие стобалльников одним из критериев успешности образовательной организации?»
- Да, однозначно, - заявил Сергей Владимирович. - Но 100 баллов - в большей степени это заслуга семьи и конкретного педагога, который занимается с этим учеником. И, я согласен, очень важно учитывать не только стобалльников, но и общее количество учеников, которые показали хорошие результаты, сумели подняться выше 90 баллов. Их количество говорит о том, что ситуация в целом в данной школе вполне рабочая и педагогический коллектив трудится с полной отдачей.
Сергей Федорчук довольно скептически относится к слухам о том, что ЕГЭ якобы собираются свернуть. По убеждению чиновника, это, мягко говоря, очень несвоевременно, к тому же непонятно, чем его сейчас можно заменить, поскольку он на сегодня является максимально объективным инструментом оценки качества знаний учащихся в той или иной предметной области.
- На мой взгляд, если мы хотим еще большей объективности, надо менять содержание стандартов в плане увеличения заданий, решение которых требует развития мышления, умения говорить, писать, делать что-либо руками, - считает и. о. министра. - Каждый, кто здесь присутствует, подтвердит: если вас на протяжении многих лет хорошо учили по предмету, вы с большой долей вероятности покажете хорошие результаты на ЕГЭ, но вряд ли вы найдете здесь хотя бы одного, который просто занимался выполнением заданий госэкзамена без глубокой проработки темы и потом стал бы стобалльником.
Итак, натаскать на ЕГЭ нельзя. И роль родителей в деле подготовки будущего стобалльника очень велика, гораздо больше, чем репетитора. Но, быть может, все опрошенные лица просто отвечали мне то, что я хотел от них услышать? Чтобы это проверить, я решил задать несколько вопросов самым обычным ученикам лицея №22, которые в этот день принимали дорогих гостей.
Катя Пыхтина учится в 7‑м классе. По ее словам, их уже сейчас готовят к ЕГЭ, учителя дают пробные задания и говорят, что через пять лет, вполне возможно, им придется столкнуться именно с такими вопросами.
- Когда мы проходим ту или иную тему, нам всегда говорят, что она присутствует на госэкзамене в том или ином виде, - рассказывает Катя. - Я уже готовлюсь к ЕГЭ, но сама, без репетитора. Покупаю тесты и решаю их - просто так, для себя. Можно, конечно, и на сайте решать, но мне так легче. Да, я хочу сдать ЕГЭ на 100 баллов. Или просто на максимально высокий балл, чтобы поступить в медицинский университет.
А вот ученик 3‑го класса того же лицея Кирилл Ходаковский о едином госэкзамене имеет весьма смутные представления.
- Это как контрольная работа, только очень сложная, ее сдают в старших классах, - сказал мальчик. - Но учителя нам об этом не рассказывают. И родители тоже. У нас есть контрольные, но не очень сложные.
У тебя еще все впереди, Кирилл! Твои 100 баллов ждут тебя в далеком 2026 году!

Новосибирск