Поразительно, но факт: в нашем государстве около десяти лет назад были приняты законы, доверившие важнейшую сферу жизнедеятельности бюджетных работников - размер оплаты труда - органам местного самоуправления. Сейчас по закону каждый трудовой коллектив бюджетного, муниципального учреждения сам решает, кому и сколько платить, обсуждая и утверждая положение об оплате труда.
Далее вспоминается фраза из бородатого анекдота: «Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?» Действительно, трудовой коллектив, конечно, готов сформулировать и обсудить положение об оплате труда с администрацией. Но кто же из администрации позволит ему это сделать, если на кону реальные, живые деньги? Причем согласно новой системе оплаты труда директор может работнику одной и той же должности и с одинаковой педнагрузкой совершенно законно платить зарплату с разницей в разы (через стимулирующие доплаты). Конечно, имея в распоряжении такой действенный способ воздействия на учителей, директору очень легко обеспечить себе нужный результат при голосовании за положение об оплате труда школы.
На практике директора школ формулируют эти положения в свою пользу. При этом противостоять произволу администрации на практике невозможно: борцов за трудовые права начальство подводит под увольнение. Задуманная как апофеоз демократии система новой оплаты труда в реальности обернулась апофеозом авторитаризма работодателей. Вот один из примеров из соцсетей от 27 декабря 2017 года: «Оксана Геннадьевна Козина, директор школы №218 Фрунзенского района Санкт-Петербурга, сегодня запретила работникам на собрании трудового коллектива обсуждать проект положения об оплате труда под тем предлогом, что в уставе школы написано: «Собрание принимает положение», а про обсуждать там ничего не написано».
При этом, в государственной машине на сегодняшний день отсутствует механизм повышения зарплаты учителям в том случае, если она выплачивается в соответствии с положением об оплате труда школы, «утвержденным» коллективом. Даже если в положение будут записаны совершенно абсурдные цифры, вроде того что оклад специалиста с высшим образованием, тьютора-педагога, меньше оклада водителя и секретаря учебной части, как в московской школе «Технологии обучения», ни один государственный орган, ни один государственный чиновник не в состоянии это изменить: утвержденное трудовым коллективом положение законно. Заметим, что президент неполно обрисовал ситуацию, сообщив в ходе прямой линии учительнице, что «школа определяет доплаты к окладу». Школа сейчас не только доплаты к окладу определяет, но и сам оклад тоже. Причем он нередко по размеру ниже МРОТ, а это просто невообразимо нищенские деньги. Например, работнице образовательной организации Каргополя с сентября 2017 года установили оклад 2750 рублей.
Все красиво расписанные в многословных документах о типовых положениях рекомендации носят именно рекомендательный характер. Поэтому с юридической точки зрения их выполнять не обязательно. Но даже если и незаконные утверждения есть в школьном положении, кто это будет менять? Кто будет проявлять инициативу и разбираться в многостраничных положениях об оплате труда каждой школы на предмет их соответствия законодательству? Учителей с юридической точки зрения защитить просто некому, они оставлены один на один с администраторами, имеющими все возможности издавать приказы, ухудшающие условия работы учителей, директора освоили к сегодняшнему моменту эту практику в совершенстве.
На самом деле проблема очень серьезная. Она касается не только учителей, но всех работников бюджетной сферы. Постепенно директора школ поняли, что могут назначать учителям какие угодно маленькие зарплаты, государство на это повлиять не в состоянии. Кстати, и зарплата учительницы, пожаловавшейся президенту на свою, размер которой в два раза меньше средней по региону, осталась прежней: она начисляется в соответствии с законодательством.
Если в ближайшее время не отменить НСОТ и не изменить закон, отдавший школьные и больничные бюджеты в полновластное распоряжение руководителям (напомню, это часть 17 ст. 30 83‑ФЗ от 08.05.2010), нашу страну ждут серьезные социальные потрясения.

В государственной машине на сегодняшний день отсутствует механизм повышения зарплаты учителям в том случае, если она выплачивается в соответствии с положением об оплате труда школы, «утвержденным» коллективом.

Если в ближайшее время не отменить НСОТ и не изменить закон, отдавший школьные и больничные бюджеты в полновластное распоряжение руководителям (напомню, это часть 17 ст. 30 83‑ФЗ от 08.05.2010), нашу страну ждут серьезные социальные потрясения.

Трудовой коллектив, конечно, готов сформулировать и обсудить положение об оплате труда с администрацией. Но кто же из администрации позволит ему это сделать, если на кону реальные, живые деньги?

На самом деле проблема очень серьезная. Она касается не только учителей, но всех работников бюджетной сферы. Постепенно директора школ поняли, что могут назначать учителям какие угодно маленькие зарплаты, государство на это повлиять не в состоянии.

​Ирина КАНТОРОВИЧ, кандидат исторических наук, Москва