​…Но старость - это Рим, который
Взамен турусов и колес
Не читки требует с актера,
А полной гибели всерьез.
Борис Пастернак


Относительно ранний выход на пенсию многочисленной когорты людей, обладающих определенными средствами, в очередной раз изменил представление о старости, теперь о ней можно говорить как о времени познания жизни, познания радости, познания вообще. Множатся курсы по изучению ремесел, языков, на которых пенсионеры в своем кругу или рядом с молодыми предаются познанию, учебе, не говоря уж о путешествиях. Встает ли вопрос о цели такого познания, и если да, то как он решается? В европейской культурной традиции ответ есть.
Накануне казни Сократ брал уроки игры на флейте. Недоумевающему - зачем? - он ответил: «А когда же еще я успею этому обучиться? Уже есть деньги, и еще силы есть».
У Платона находим такую мысль: человек никогда не может окончить своего образования. Постоянно меняются его желания, горести, знания, страхи, даже привычки и нравственные установки - что-то появляется вновь, что-то утрачивается. Люди подвержены всякого рода порче. Отсюда необходимость выправлять отклонения от правильного пути в течение всей жизни. И хотя, старея, человек утрачивает способность многому научиться, он должен бороться с убылью знания с помощью упражнений.
«Я полагаю, что человек, сознательно стремящийся согласно сказанному Соломоном учиться, пока он жив, необходимо станет более осмотрительным в последующей своей жизни и не будет думать, будто старость сама по себе делает нас умнее» (Платон, «Лахет»).
Идею специального образования пожилых людей развивал Сенека. У стариков есть свои особенные пороки и нравственные недуги, для борьбы против которых их надо в совершенстве оснастить необходимыми средствами и методом правильного применения этих средств; ведь и они не все сами могут собой распорядиться, и недаром один мудрый человек сказал: «Положение человека в тяжкой этой жизни таково, что не только тело, но и душа стареет, нуждаясь в повседневном подкреплении и лекарстве. Мы видим, что пренебрегающие этим в старости превращаются чуть ли не в животных». (Сенека. «О краткости жизни».)
Актуальны также идеи Коменского о школе старости и смерти. В «Панпедии» Яна Амоса Коменского (четвертая часть «Всеобщего совета об исправлении дел человеческих») мы находим систему идей, на фундаменте которых строится здание и современной геронтогогики.
Еще до наступления старости, в школе возмужания, или жизненной практики, Коменский предусматривает «класс приближения к старости и «пожинания» первых плодов своего труда».
Собственно школа старости - последняя школа земного бытия - учит правильно наслаждаться плодами прожитой жизни, правильно проводить остаток дней и правильно завершать земную жизнь, сохраняя до последнего часа жизненные силы и трезвость ума благодаря разумному и умеренному образу жизни. Это школа полноты человеческой мудрости, счастливого завершения жизни и блаженного вступления в жизнь вечную.
Школа старости включает в себя, по Коменскому, и свой последний класс - класс умирания. Умирать тоже нужно учиться. Школа старости «должна иметь своих наставников и свои правила, свои уроки и задания, свою дисциплину, чтобы и для стариков продолжение жизни было продвижением вперед».
«Завершение всякой деятельности требует максимального внимания, чтобы все предшествующее не оказалось бесполезным и не было загублено. Надо остерегаться, чтобы все труды жизни не оказались напрасными. Следует знать и причины этой осторожности».
Класс ветхих стариков, которые ожидают уже только смерти, есть класс раздумий о близкой смерти. «Конечно, смерти ожидать следует во всяком возрасте и думать о ней всегда полезно, но здесь - более всего и с необходимостью, потому что раньше люди смогут умереть, а теперь они не могут не умереть…» (Я.А.Коменский)
Старость есть долг, как показал это Герман Гессе. «Быть старым - такая же прекрасная и необходимая задача, как быть молодым, учиться умирать и умирать - такая же почтенная функция, как и любая другая, - при условии, что она выполняется с благоговением перед смыслом и священностью всяческой жизни. Старик, которому старость, седины и близость смерти только ненавистны и страшны, такой же недостойный представитель своей ступени жизни, как молодой и сильный, который ненавидит свое занятие и каждодневный труд и старается от них увильнуть» (Герман Гессе. «О старости»).
Преодоление одиночества - одна из наиболее насущных личностных целей. Объяснение его неизбежности мы находим, в частности, у А.С.Пушкина: «Судьба глядит, мы вянем; дни бегут; // Невидимо склоняясь и хладея, // Мы близимся к началу своему… // Кому ж из нас под старость день Лицея // Торжествовать придется одному? // Несчастный друг! Средь новых поколений // Докучный гость и лишний, и чужой, // Он вспомнит нас и дни соединений, // Закрыв глаза дрожащею рукой…»
Принадлежность пожилого человека к прошлому и отчужденность от настоящего есть настоящая трагедия, которая преодолима как раз с помощью особого обучения.
Образование стариков вносит существенный вклад в их борьбу со смертью. Особенно современные информационные технологии, к пользованию которыми важно приобщить пожилых людей, способствуют естественному бессмертию любой личности благодаря тому бесспорному факту, что был отмечен Иосифом Бродским: «Что остается после человека? Часть речи».
«В рамках виртуального мира можно «играть» со старением, воздвигая иллюзию невозможности собственной смерти, так и смерти «виртуальных произведений». Так, непосредственно на электронных носителях, будь то винчестер компьютера, записанный CD-R или интернет-страничка, можно разместить информацию о себе, которая так и останется необновляемой. И через 10 лет, и через 30, и через 50, если еще останутся электронные приборы, которые смогут считать записанную информацию, любой может увидеть вас молодым, приобщиться к вашим мыслям, которые будоражили ваше сознание несколько десятков лет назад.
В отличие от предметов материального мира - фотографии, картины, магнитофонной записи - информация в электронном виде практически не подвергается эрозии временем, тем самым исключает свое старение» (К.В.Ильин. «Компьютер и старость»).
Согласно данным современной психотерапии мысли о смерти особенно терзают человека в середине жизни. В этот период людей порой преследует идея, что они «перестали расти и начинают стареть». Один тридцатишестилетний пациент, в процессе своего анализа остро осознавший смерть, изложил это следующим образом: «До сих пор жизнь казалась бесконечным подъемом с одним лишь дальним видом горизонта впереди. А теперь вдруг я словно достиг гребня горного хребта. И впереди простирается уходящий вниз склон с видимым концом дороги, правда, достаточно далеко, - где зримо присутствует смерть». (Ирвин Ялом. «Экзистенциальная психотерапия».)
Подавляющее большинство людей желает дожить до старости (как единственной возможности жить долго), но при этом не быть немощными и беспомощными. Поэтому стабильность общества возрастает благодаря реальной перспективе обеспеченной старости и гарантированности законного завещания, как имущественного, так и литературного. (Ср. : «О, какое счастье! // Мы верим, что свободными придем // К почетной старости…» (Витторио Альфьери. «Орест»). Иначе человека гнетет страх нищеты и унизительной зависимости от окружающих в старости.
Наряду с минусами старости существуют и ее плюсы. «Несомненно, что, с одной стороны, года закаляют нас, а с другой - делают чувствительнее, да к тому же нетерпимее. Нет ничего нетерпимее старости: и хоть умеет она смирять свои порывы, но, усталая и пресытившаяся жизнью, глубже чувствует, нежели любой иной возраст. К этому мнению не книги меня привели, не чужие слова, но собственный опыт, хотя, право, не знаю, согласишься ли ты со мной» (Франческа Петрарка. «Гвидо Сете, архиепископу Генуэзскому, о том, как меняются времена»).
Опыт и мудрость суть главные прерогативы старости. Об этом читаем у Еврипида: «Дитя мое! Среди недугов старость // Стяжала опыт мудрый, и его // Не отвергай, мой сын, а вразумляйся». (Еврипид. «Финикиянки»)
В великих политических трактатах древности мы находим призывы к властителям, «обладающим умом и положительными качествами, обращать внимание на советы старых и опытных людей, охотно принимать их наставления» («Артхашастра»).
Похвалу старости как мудрости мы обнаруживаем и у молодого Ницше: «Эта жизнь, которая имеет своей вершиной старость, также имеет своей вершиной и мудрость, этот мягкий свет постоянной духовной радости. И то и другое, и мудрость, и старость - ты встретишь на вершине одной горы: так желала природа. И пробьет тот час - не сердись на то - когда приблизится к тебе туман смерти. Пусть последним твоим усилием будет движение к свету, последним вздохом твоим - победная песнь мудрости». (Лев Шестов. «Добро в учении гр. Толстого и Фридриха Ницше (философия и проповедь)».)
«Древнегреческое слово «геронтес» (gerontes) помимо значения «старики» означает «старейшины, члены верховного совета, сенаторы».
Оценивая результаты опроса, проводившегося среди людей в возрасте от 60 до 80 лет, можно утверждать, что многие современные пожилые люди по-прежнему смотрят на жизнь с точки зрения предоставляемых ею возможностей, а не навязываемых ограничений, и надеются в будущем стать лучше, сильнее, глубже, мудрее, веселее, свободнее, сексуальнее и еще больше радоваться жизни. Многие после 60 лет наслаждаются сочетанием свободы (от работы, забот о детях и т. д.) и хорошего здоровья. После 70 лет и далее те же самые люди точно и вовремя переопределяют приоритеты, чтобы сосредоточиться на том, что они могут делать, а не на том, что уже им не по силам.
Хотя пожилые люди учатся медленнее, чем молодые, они способны усваивать и новый для себя материал и удерживать его в оперативной памяти. Разумеется, сложность новых областей знаний, усваиваемых стариками, не должна быть чрезмерной для них. Впрочем, требование посильности учебного материала справедливо для образования в любом возрасте.
Итак, воспитуемость и обучаемость сохраняются в случае более-менее здоровой старости. Вопрос в том, как реализовать эти образовательные возможности. Для реализации своего сохранного внутреннего потенциала пожилые люди должны сохранять возможность участия в программах образования и профессиональной подготовки. Им всегда должен быть открыт доступ к общественным ценностям в области образования, культуры, духовной жизни и отдыха. Пожилые люди должны сохранять возможность участия в программах образования и профессиональной подготовки.
Старшее поколение надобно учить искусству быть старыми. Для этого необходимо поставить перед ними психологическое зеркало их возраста. Само описание типичных переживаний, трудностей и проблем старости снимает много психических напряжений (оказывается, мои мучения нормальны, всеобщи и, главное, их можно существенно облегчить).
Учить желательно пониманию истоков своего характера и судьбы. Умная, пытливая старость ищет в детстве знаки и причины всего своего жизненного пути. Так лечат современные психоаналитики.
Чрезвычайно важно учить стариков искать и находить доказательства ценности своей жизни. Одна из главных психологических потребностей пожилых людей - поиск смысла прожитой жизни. «Если жизнь приносила удовлетворение и человек достиг чувства единства с собой и другими людьми, то старость будет довольно счастливой порой. Если же человек воистину проснулся и сознал, что он находится в поиске (метаниях души), что жизнь свою он прожил не так, как ему хотелось бы, - у него появляется прекрасная возможность еще раз сделать попытку найти себя» (Н.Горлач. «Старость - это печаль или возможность начать жизнь заново? / Философия старости: геронтософия»).
Обучение творческому подходу к деятельности, к обучению младшего поколения, к приготовлению пищи, к игре, к самообразованию, к домашней бухгалтерии, к садоводству добавляет к жизни нечто ценное.
С возрастом почти у всех талантливых личностей происходит перегруппировка внутренних сил. Смещаются акценты деятельности, в связи с чем зачастую открываются новые горизонты творчества. Так, для поэтов переход в более зрелый возраст сопряжен с попытками создания прозаических шедевров. Для композиторов характерно обращение к исполнительскому искусству и т. д. Для ученых трансформация поля деятельности, как правило, имеет три направления: в одних случаях ученые смещают свои усилия на систематизацию и подведение итогов, в других переходят на преподавательскую работу, в третьих случаях ученые, обычно работающие в области точных или естественных наук, переключаются на общественную проблематику, уходят в сферу политической деятельности.
Что же касается общего образования, то оно состоит в обеспечении бодрости, самосохранения, в расширении кругозора, видения мира. Сюда входит и все, что помогает осмыслению собственных воспоминаний, и контакты с ровесниками и другими поколениями.
Очень важна грамотная психолого-педагогическая помощь в организации общения пожилых людей с молодежью и детьми.
Учить надобно упражняться, чтобы поддерживать умственную силу и интерес к жизни, чтобы не слишком отстать от нее.
Наконец, важнейшую составляющую часть образования старых людей составляет проблематика завещания. Им необходимо знать о воспитательном значении и влиянии завещания. Завещания как удовлетворения, насыщенности днями, как важной части подведения итогов (например, «Записки княгини Дашковой», «Поучения Владимира Мономаха»).
Завещание предстает перед учащимися также в качестве долга: каждый честный человек обязан завещать опыт своей жизни, включая ее ошибки.
И здесь же - предостережение о развращающей силе завещания, завещания как провокации, как подстрекательства к раздору, как усиления корыстной борьбы потомков.
Особая тема этой школы старости - благотворительное завещание.
Обучать надо истории завещаний; психологическим тонкостям восприятия завещания наследниками; его юридическим и нравственным аспектам.
Школа предстарости и старости, школа пенсионного возраста, школа ветеранов состоит и из различных курсов переподготовки, смены квалификации и школы общеобразовательной в их близком переплетении.
Под школой переподготовки я имею в виду учреждение, позволяющее приобрести квалификацию, доступную для здоровья и склонностей того или иного человека, включая и людей, которым пришлось всю жизнь работать без призвания или не в соответствии с призванием.
Специальное высшее общее и профессиональное образование стариков в наше время практикуется во всем цивилизованном мире. Так, Германия уже много лет предлагает пожилым людям различные образовательные услуги.
Как известно, в последние десятилетия на основании объективных исторических, культурных, технических и политических факторов очень изменилась эта фаза жизни людей. Во-первых, таких людей становится все больше. Во-вторых, из активной трудовой жизни выходят в более раннем, чем это предусмотрено законом о государственном пенсионном страховании, возрасте (то есть уже в период между 55 и 65 годами). В-третьих, фаза пребывания на заслуженном отдыхе стала значительно продолжительнее и часто достигает 20‑30 лет (то есть этот период жизни по своей продолжительности во многих случаях лишь в полтора раза короче активной фазы). Именно в этот период жизни можно целиком посвятить себя своему хобби. Но при этом часто оказывается, что для этого необходимы серьезные знания, которые можно получить лишь в ходе соответствующей учебы. Такое использование свободного времени позволяет не только сохранять самоуважение, но и поддерживать свою физическую форму и душевное равновесие, не говоря уже о той пользе для своих родных и близких, и общества в целом, которую можно еще принести своими новыми занятиями на основе полученных знаний.
Пожилые люди стремятся к приобретению новых знаний и опыта. Если же старики были профессионально образованны, интеллигентны и постоянно повышали свои знания по специальности, то, выйдя из трудовой жизни, они, конечно, сохраняют способность к обучению, и часто даже в большей степени, чем многие подростки. Вот почему в последние 20 лет все больше пожилых людей (которых в Германии называют сеньорами, если они старше 65 лет) стали учиться в университетах страны.
В 1985 году в Западной Германии было основано федеральное профессиональное объединение «Открытие вузов для пожилых», которое стало головным союзом немецких университетов для «сеньоров», переименованным в 1996 году в Федеральное профессиональное общество научного повышения квалификации пожилых людей (BAG-WIWA). Предложения для обучения пожилых людей в 80‑е годы поступили от университетов Дортмунда, Ольденбурга, Мангейма, Франкфурта, Билефельда, Марбурга и Мюнстера. С тех пор число вузов, в которых могут учиться «сеньоры», значительно возросло. Сегодня в почти 60 вузах страны обучается свыше 30 тысяч пожилых людей в возрасте от 50 до 75 лет и старше, из которых 42% мужчин и 58% женщин. При этом примерно 35% пожилых людей имеют возраст 60‑64 года, 25% - «сеньоры» 65‑69 лет.
Обучение геронтогогике в рамках программы высшего профессионального образования работников вполне укоренилось во всем мире. Так, социальная геронтология - обязательный курс для студентов специальности «социальная работа». Целью курса является, в частности, ознакомление студентов с возможностями благополучной адаптации к пенсионному периоду жизни; с объемом и возможностями трудоспособности в пожилом и старческом возрасте, в частности, интеллектуальной и творческой.
Крайне желательно повсеместное введение учебного курса геронтогогики в состав высшего педагогического образования.

Борис БИМ-БАД, доктор педагогических наук, академик РАО
________________________________________________________
* Геронтогогика - педагогика для пожилых людей.