- Анатолий Васильевич, когда у вас появилась мечта о космосе?
- В пятом классе. Я тогда учился в школе №2 города Острогожска Воронежской области и стал заниматься в авиамодельном кружке. Сначала мы делали чертежи моделей, затем собирали простейшие конструкции. Использовали лучинки бамбука, папиросную бумагу, казеиновый клей. В июне 1937 года самолет АНТ-25, ведомый Чкаловым, Байдуковым и Беляковым, выполнил беспосадочный перелет Москва - Северный полюс - США. Весь мир с волнением следил за этими событиями. Мы, мальчишки, играли в Чкалова, так же как и в Чапаева. Вот тогда появились мысли: «Полетать бы…»
- То есть сначала вы хотели стать летчиком?
- Разумеется, ведь в моем детстве космос - это фантастика. На меня тогда произвели огромное впечатление труды Циолковского. В одной из книг Циолковского есть герой - Филипченко, который летит в космос. Меня тогда это поразило. А теперь уже думаю, что, возможно, это был знак. Но обстоятельства сложились так, что в 15 лет я встал за токарный станок, чтобы обеспечивать семью, получать продуктовые карточки. Потом нам с матерью выделили 4 сотки земли, стали обрабатывать, сажать картошку. Я уже числился главой семьи, а мать была у меня на иждивении. Но все же не оставлял мечты о небе.
- Сейчас многим кажется, что космическая отрасль развивается уже не так, как в советское время. Правда ли это?
- Космосом занимались во все времена. Конечно, в конце 60‑х, в 70‑е, когда я дважды летал в космос, весь мир следил за полетами. Тогда только об этом и говорилось, у всех масса впечатлений. Сейчас, в век информации, когда в мире происходит много событий, кажется, что космосу мало уделяют внимания. А между тем сейчас действует космическая станция массой свыше 500 тонн, и только наш космический корабль «Союз» осуществляет доставку человека в космос. Американцы платят нам за это большие деньги. Корабль этот создавали тогда, когда не было вычислительной техники, все делалось вручную. В его модернизации участвовал, кстати, мой друг Костя Феоктистов. Космические корабли есть и в Европе, и в Японии, но они способны доставлять лишь грузы.
- Что для вас космос?
- Для человека, который побывал в космосе, многое меняется. Будучи в отряде по подготовке к полетам, я получил как бы еще одно высшее образование. Мы осваивали самые разные предметы - от теории наследственности до физики высоких энергий. Ведь космос - это передний край науки, там сосредоточены все передовые достижения. Скажем, чистые кристаллы для вычислительной техники можно создать только там.
- А какие сейчас у вас увлечения? Что вы читаете?
- Конечно, продолжаю следить за развитием космической отрасли, читаю журнал «Новости космонавтики». А еще начал перечитывать классику. Сейчас на столе Лев Толстой - «Анна Каренина», «Война и мир».


Там, где зарождались мечты о небе
Острогожская школа №2, где учился будущий космонавт, носит его имя.
- Анатолий Васильевич не забывает нас, помогает родной школе совершенствовать учебно-материальную базу, - рассказала директор школы Татьяна Владимировна Подлужная. - Последний раз он приезжал к нам пять лет назад, на свое 85‑летие. Для учеников огромная честь заниматься в классах, где когда-то за партой сидел космонавт. Кстати, в своих воспоминаниях Анатолий Васильевич говорит, что в школе он изучал сразу три языка - английский, французский и немецкий. И эти языковые традиции мы храним до сих пор. Сейчас создаем виртуальный музей, посвященный истории школы.
В Острогожске до сих пор действует станция юных техников, где Анатолий Филипченко учился авиамоделированию. Она теперь располагается в бывшей «романовской школе», которая является памятником архитектуры. Ведет кружок моделирования Игорь Королев, конструктор с 30‑летним стажем.
- К сожалению, компьютерные технологии заглушили моделирование, - посетовал Игорь Владимирович. - Дети сейчас с меньшей охотой этим занимаются. А ведь растить будущих летчиков и космонавтов надо с раннего возраста. И без азов моделирования это невозможно. Однако на это сейчас не выделяются средства. Раньше существовали базы, здесь мы получали все необходимые детали, в том числе моторы. А теперь нам остается только вырезать модели из фанеры. Но это неинтересно. Мальчишкам-то хочется видеть, когда все это по-настоящему полетит. Я помню те времена, когда мы бегали на поле запускать наши ракеты. Столько было у ребят радости!
Сейчас станцию юных техников посещают в основном ребята младшего и среднего школьного возраста. А в классах на стенах висят модели, созданные еще в советское время.

Острогожск, Воронежская область